Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

Как чувствуют себя luxury-бренды на рынке Казахстана?


23 ноября 2017, 13:16 | 1 236 просмотров



Генеральный директор Esentai Mall Жанибек Алькеев рассказал о развитии этого сегмента

Как выстроена ценовая политика известных брендов, закончился ли кризис для luxury-сегмента в Казахстане, и почему Алматы остается основной площадкой для дорогих марок одежды? Об этом довольно откровенно рассказал в интервью «Капитал.kz»генеральный директор Esentai Mall Жанибек Алькеев.

— Жанибек, во сколько можно оценить обороты рынка luxury в Казахстане?

-У казахстанского рынка luxury есть большой потенциал для развития. Еще и потому, что после девальвации он сильно просел в долларовом выражении. Точных стоимостных оценок оборотов в сегменте luxury нет. Скажем так, это сотни миллионов долларов в год. За последние пять лет рынок созрел, потребности клиентов растут, и мы пытаемся их удовлетворять. Несмотря на экономическую ситуацию в стране, последние два года мы снова видим заметный рост по оборотам в тенге. А в долларовом выражении рынок отыгрывает позиции.

Но этот спад нельзя назвать сугубо казахстанским, и на мировом рынке некоторые luxury-бренды проседают, а некоторые успешно растут. Именно в кризис видно, кто сильнее, а кто не был готов к вызовам.

— И кто себя чувствует хорошо, а кто не очень?

— Например, бренд Gucci показывал в последнее время сильный рост по миру и в Казахстане. Кроме того, некоторые бренды из масс-маркета начинают делать линейки для премиум-сегмента. Кстати, очень хороший знак для ретейл-рынка Казахстана — приход H&M. Это своего рода индикатор для вхождения в страну для других брендов, в том числе и люксовых.

— А как перераспределяется рынок luxury между Астаной и Алматы? Если бы вы открывали Esentai Mall сейчас, какую локацию бы выбрали?

— В Алматы сейчас крупная площадка в данном сегменте — это Esentai Mall, также есть Villa dei Fiori и стрит-ретейл. В Астане это «Керуен» и стрит-ретейл. Тенденция такова, что все люксовые бренды стараются переехать в ТЦ. К примеру, мы открыли не так давно ювелирную галерею, которая объединила семь мировых брендов, работавших до этого в разных точках города. Проект оказался успешным, мы будем его расширять.

Сложно сказать, что рынок делится в прямом смысле между Астаной и Алматы. В Esentai Mall представлены в основном уникальные бренды, которых больше нигде в стране нет — это, например, Louis Vuitton, Dior и Prada. В этом году к нам пришел Moncler, с которым мы долго вели переговоры. Это те бренды, которые зашли в Казахстан напрямую, что немаловажно.

По сути, если в Астане или Алматы будут открываться новые магазины, это будет свидетельствовать о росте покупательской способности и росте рынка в целом.

Что касается локации: ЭКСПО в Астане стал отличным толчком для дальнейшего развития туризма. В Алматы мы тоже очень хотели бы развивать туристическое направление, чтобы привлекать в молл иностранных покупателей. К нам уже приезжают шопинг-группы из Китая, Индии. Мы разрабатываем пакетные решения для таких покупателей. И хотим начать вести переговоры с правительством об облегчении визового режима для краткосрочных шопинг-туров для китайских туристов.

Но если бы мы открывались сейчас, то, однозначно, снова открыли бы Esentai Mall в Алматы. Алматы, я считаю, продолжает оставаться городом бизнеса и показывает хорошую покупательскую способность. А в будущем, возможно, и Астана…

— Есть планы по проектам в Астане?

— Планы есть. Когда цены на нефть поднимутся, будет видно (смеется).

— Сколько бутиков сейчас в Esentai Mall и сколько было, когда магазин только открылся? Сколько игроков прирастает каждый год?

— Сейчас у нас более 100 арендаторов. При открытии было примерно столько же, но их состав был иным. Тогда присутствовал luxury и масс-маркет. От последнего мы решили отказаться в рамках проекта реконцепции. Сейчас и первый, и второй этаж отведены под luxury-бренды. В следующем году мы планируем завести на второй этаж как минимум два бренда. Раскрывать их пока не буду, но они уже присутствуют в городе. А на третьем этаже у нас расположен премиум-сегмент. Кроме того, так получилось, что целый corner у нас заняли казахстанские дизайнеры. Это мультибрендовый бутик Pink Label, концептуальный Mechanical Piano, магазины дизайнеров Михаила Кравеца, Сакена Жаксыбаева. В бутике Pink Label, в котором представлены сразу несколько казахстанских брендов, можно купить уникальные вещи из войлока, они интересны и иностранцам. Ценовой сегмент у наших дизайнеров — что-то среднее между масс-маркет и премиум. Спрос на такие вещи еще не до конца реализован и держится во многом на энтузиазме самих дизайнеров. Но Esentai Mall может стать площадкой, на которой будут раскручиваться и казахстанские бренды.

— Когда в 2012 году Louis Vuitton пришел в Казахстан, он заявил, что в мире казахстанцы показывали хорошие прямые покупки бренда, и были планы видеть такие же хорошие результаты здесь. Они оправдались?

-Louis Vuitton, Dior и Prada — это бренды с богатой историей, их вещи показывают статусность своих владельцев. Спрос на них стабилен. К тому же эти бренды ориентированы на индивидуальный подход к клиенту, что очень ценится, особенно у нас, на востоке. Помимо этих брендов, хорошо себя чувствует Gucci. И еще в Казахстане очень любят мягкие кашемировые вещи Loro Piana — кстати, бренд расширил площадь магазина в этом году.

— Как выстроена ценовая политика у этих брендов в Казахстане?

— Основной наш конкурент по ценам, по-прежнему, Москва. Хотя у нас цены, может быть, немного меньше московских, потому что в Казахстане ниже НДС. И в Дубай казахстанцы продолжают ездить, хотя по многим брендам ценовые предложения у нас лучше. Конечно, с Италией и Францией тяжело конкурировать. У нас цены выше как минимум на НДС(улыбается). Зато по сравнению с Китаем мы выигрываем на 10−15%. Если бы не визовые преграды, китайские клиенты приезжали бы чаще. Мы также думаем над некоей системой tax refund, чтобы быть конкурентными в этом плане. Но все это пока в разработке.

— А какие люксовые бренды ушли за эти пять лет из Казахстана и почему?

— Например, Ralph Lauren ушел с рынка по той причине, что это было глобальным решением. А чтобы сам бренд решил покинуть именно местный рынок, таких примеров нет.

— Закончился ли кризис для luxury-сегмента в Казахстане? Он вообще был?

— Я бы это назвал испытанием на прочность. Luxury-сегмент подвержен не только спадам по экономическим причинам, но и из-за смены настроений покупателей. Например, из-за девальвационных ожиданий, которые сохранялись долгое время. Но на западе страны не так давно, наконец, запустили Кашаган, у ТШО есть проекты развития. Вслед за восстановлением экономики восстановится и наш сегмент. Это один фактор. А второй — развитие туризма окажет на нас положительное воздействие.

Кроме этого, сейчас в ожидании Нового года у покупателей хорошее настроение. Продажи в это время традиционно растут.

— Как девелопер Esentai Mall помогает своим арендаторам пережить трудные времена? После девальвации арендаторы многих ТРЦ просили не привязывать их платежи к доллару… О чем просят Esentai Mall luxury-бренды?

— Да, и у Esentai Mall все договоры были привязаны к доллару, так как у нас, как у девелопера, есть обязательства, связанные с немалыми инвестициями. После того, как произошла девальвация, мы с арендаторами сели за стол переговоров и индивидуально решали вопрос со ставками аренды. Мы нашли некую золотую середину. Это было в ущерб нашей доходности, но для нас приоритетом была поддержка наших партнеров. Ставки, согласно договоренностям, постепенно растут, и мы надеемся, что к 2018−2019 годам они вернутся к додевальвационным уровням.

— Какие сервисы планируете развивать, чтобы привлечь посетителей?

— Например, в первой половине 2018 года хотим запустить услугу персонального стилиста. Это будет специальное пространство, где клиентам профессионалы в области стиля помогут выбирать вещи, исходя из заданного бюджета, имиджа и брендовых предпочтений. Там же можно будет все это и примерить. Для начала услуга будет бесплатной, чтобы наши клиенты, которые ранее никогда не обращались к услугам профессиональных стилистов, смогли оценить наше предложение.

— Какие игроки сейчас заводят luxury-бренды в Казахстан именно в сегменте fashion, если те не заходят напрямую?

— Теоретически, франчайзи известного бренда может стать и казахстанский g партнер. Но известные бренды — прагматики и, несмотря на наличие у потенциального партнера денег, имеют дело с уже зарекомендовавшими себя игроками на мировом рынке. В Казахстане одним из крупнейших игроков является Viled Group, их в Европе очень хорошо знают и многие заходят в партнерстве с ними. Они завели Gucci, Loro Piana, Giorgio Armani, Dolce Gabbana. Еще присутствует группа G&G Glamour. Они завели Max Mara, Emporio Armani, Fendi, Sergio Rossi, Simonetta Ravizza. И, конечно же, хочется упомянуть Sauvage Group. Разумеется, есть и другие игроки.

— Инвестиции в Esentai Mall составили, по некоторым данным, $450 млн, в каком годупроект окупится?

— Это долгосрочный проект. Мы делали упор не на быструю окупаемость, а на качество. Пока по планам возврата инвестиций у нас есть небольшое отставание, в связи с тем, что мы пришли на помощь нашим партнерам по ставкам аренды. Но с ростом экономики мы выйдем на плановые показатели.

- Как росли или падали обороты Esentai Mall в этом году?

— Цифры по доходам мы не раскрываем. Но косвенные показатели роста хорошие — посещаемость выросла примерно на 25%. В воскресный день нас посещают до 20 тыс. человек. Этому способствует то, что у нас помимо бутиков есть хорошие рестораны, детские развлечения, кинотеатр, гастроном и прочие услуги.

— Как оцениваете перспективы роста сегмента Luxury в Казахстане в течение следующих пяти лет?

— Я думаю, обороты сектора будут расти на 10−15% в год. И такой же рост может быть у Esentai Mall. От темпов роста доходов будет зависеть и рост числа новых брендов.

— А с какими брендами сейчас ведете переговоры?

— Один из таких брендов, который бы хотели видеть и мы, и весь Казахстан, — это Chanel. Переговоры идут с 2012 года (переговоры с Louis Vuitton начались в 2004 году, а в Казахстан они пришли только в 2012, — ред.). Они очень впечатлены, но пока все еще анализируют. Приезжают, смотрят, в том числе и на те бренды, которые уже есть здесь.

— Некоторые ТРЦ просят правительство субсидировать их кредиты. О чем вы договариваетесь с властями?

— Мы никаких переговоров в данном направлении не ведем. Понимаем, что и государство сейчас испытывает определенные трудности. Стараемся ничего не просить. Не скажу, что все идеально, но нам удается решать проблемы с финансированием и обслуживанием наших кредитов.


Комментарии


Комментариев нет.

Контент устарел, комментирование закрыто