Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

Ветслужб много, а толку мало


5 февраля 2016, 04:58 | 1 600 просмотров



В одном из предновогодних номеров газеты Central Asia Monitor была опубликована заметка "Осторожно: мясо…". Речь в ней шла о том, как бывший руководитель территориальной инспекции Комитета ветеринарного контроля и надзора Минсельхоза по г. Астане Нигмат Жакупбаев создал преступное сообщество, которое занималось незаконной транспортировкой и реализацией мяса, не отвечающего требуемым стандартам ветеринарно-санитарной службы.

Мы обратились за комментарием по этому поводу к бывшему руководителю агропромышленного комплекса Казахстана Балташу Турсумбаеву.

Вот что он нам сказал:

- Во всех цивилизованных государствах на первый план всегда ставится проблема здоровья нации. И в этом смысле описанный в вашей газете случай - это вопиющий пример профессиональной и личной безответственности людей, которые по долгу своей службы как раз таки и должны были бы заботиться о здоровье граждан.

А вместо этого они решили банально нажиться, не думая о последствиях своей преступной деятельности.

По поводу Жакупбаева и придуманной им коррупционной схемы могут сказать следующие показатели его деятельности.

В бытность его главой ветеринарной службы РК деньги из бюджета развития в Восточно-Казахстанской области были присвоены, а несколько ветеринарных лабораторий так и не построили. При этом сумма похищенных средств составила 340 миллионов тенге.

Кроме того, по информации компетентных органов, в 2012 году, занимая пост руководителя Комитета ветеринарного контроля и надзора Министерства сель¬ского хозяйства, он подписал фиктивные акты якобы выполненных работ по строительству модульных районных ветеринарных лабораторий в четырех населенных пунктах ВКО. В результате государству был нанесен ущерб в размере 134 миллиона тенге.

Осенью 2014 года Н. Жакупбаев за злоупотребление должностными полномочиями был приговорен к пяти годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Однако постановлением кассационной судебной коллегии Восточно-Казахстанского областного суда от 9 декабря 2014 года наказание было заменено на условный срок. Кстати говоря, какой-то не совсем понятный акт гуманизма со стороны нашей судебной системы.

После этого он "всплыл" в системе ветеринарной службы Астаны и даже возглавил ее. Здесь он организовал механизм откачки денег через част¬ную ветеринарно-санитарную лабораторию, которая узаконивала экспертизы всех туш животных для последующей реализации через торговую сеть населению.

Судя по некоторым признакам, в данной конкретной ситуации речь идет о ворованном путем "барымты" и больном разными болезнями (МО инфекционного характера, типа бруцеллеза и других видов инфекционных заболеваний) скоте.

В результате в 2014 году в Астане незаконно было реализовано 19 806 туш животных неустановленного происхождения, а ущерб в виде не наложенных административных штрафов составил, по данным Минсельхоха, более 528,5 миллиона тенге.

В итоге за все эти махинации господин Жакупбаев осужден на два года лишения свободы в колонии общего режима.

Вообще, положение дел в отечественной ветеринарной службе давно вызывает вполне закономерные вопросы. Особенно в плане подготовки и подбора кадров. Факты свидетельствуют о том, что в этом важнейшем сегменте отечественного агропромышленного комплекса многие процессы пущены на самотек. Отсюда и такие безобразия.

Например, в последние годы ветеринарные службы республики возглавляют люди весьма далекие от ветеринарии: агрономы, механики и даже "чеэсники". Тогда как за рубежом на ветеринарную службу обращают очень пристальное внимание. Более того, в некоторых странах ветслужба напрямую подчинена первым лицам государства.

Например, премьер-министру. И хотя на практике встречаются прецеденты, когда некоторые отраслевые ведомства возглавляют непрофильные специалисты, ветеринарные службы во всех цивилизованных странах возглавляют ветеринарные врачи. Потому что речь идет о необходимости соблюдения важнейших специфических стандартов, в которых разбирается только высококвалифицированный специалист, и случайным людям тут не место.

Теперь затронем другой аспект этой же проблемы. У нас, начиная с областного уровня и заканчивая районным, есть структуры, дублирующие функции ветслужб. Например

- ветслужбы при акиматах областей и соответствующие ветслужбы в территориальных управлениях областей;

- ветслужбы при акиматах районов и соответствующие ветслужбы при территориальных управлениях районов.

Вопрос: зачем плодить такое множество дублирующих друг друга узкопрофильных служб? И даже если это продиктовано какой-то необходимостью, как в этом случае стала возможной история с созданием преступной группы Жакупбаева? Куда смотрели все вышеуказанные структуры?

Есть и другие не совсем логичные моменты, связанные, например, с законодательным обеспечением работы ветеринарной службы Казахстана. За период независимости было принято несколько законов по ветеринарии, но из них только самый первый, по оценкам специалистов, соответствовал всем ветеринарным требованиям. Остальные же, как это ни странно, были нацелены на "частное" отмывание денег. И их авторство хорошо известно профессиональным ветеринарам.

Несколько слов о практике применения. К примеру, если за рубежом бизнесмен построил рынок, то он обязан построить и соответствующую ветлабораторию, обеспечить ее ветеринарными и химическими реактивами, а также необходимым для ее работы оборудованием. Но при этом соответствующий контроль полностью остается прерогативой государственных (!) органов.

У нас же лаборатория частная, оборудование и реактивы приобретаются на деньги бизнесмена, и поэтому анализы как таковые не проводятся вообще. Зато за определенную сумму можно купить экспертизу любой туши, и там будет написано, что все виды лабораторных исследований были проведены.

И это при том, что существует немало инфекционных и инвазионных заболеваний, имеющих общую природу у человека и животных. И нередко из теленовостей мы узнаем о случаях, когда жители сельской глубинки заражаются после употребления мяса больных животных.

Правительство РК ежегодно выделяет порядка 15 миллиардов тенге на всякого рода ветеринарные мероприятия. Из них 85% уходит на профилактику бруцеллеза. Однако при этом уровень заболеваемости им не уменьшается, а, наоборот, растет, угрожая приобрести общенациональный масштаб.

Все это происходит по причине нерационального распределения бюджетных средств, когда веткомитет распределяет их, сам же расходует и сам же себя контролирует. Порой это напоминает театр абсурда, когда под маркой проведения необходимых исследований на местах под забой пускают племенных животных, купленных за большие деньги, которые, в свою очередь, выделяются из госбюджета.

Еще один важный аспект касается качества подготовки кадров. В 2015 году сельскохозяйственные вузы республики отделили от Министерства образования и науки. Однако их финансирование было проведено по остаточному принципу. Время покажет, как будут развиваться события дальше.

Но в то же время было бы целесообразно рассмотреть возможность выделения ветеринарных факультетов и создания отдельного ветеринарного вуза. Тем более что такой прецедент уже существует в соседней России.

У нас в свое время при Алматинском зооветеринарном институте была крупная клиника с большим количеством животных. Студенты проходили практику в учебном хозяйстве, на мясокомбинате, в передовых животноводческих хозяйствах республики. Но, увы, все это уже в прошлом. Сегодня же полторы тысячи студентов получают навыки лишь на нескольких (!) коровах, которые содержатся в клинике, а также на морских свинках, кроликах и лягушках. А еще на слайдах. Такая система подготовки научных кадров ничего, кроме слез, вызвать не может.

Складывающееся положение дел в отечественной ветеринарии не может не вызывать тревоги. Как за саму ветслужбу и ее будущее, так и за здоровье населения, ведь это не в последнюю очередь зависит от качества потребляемой животноводческой продукции.

Автор:
Кенже Татиля. Central Asia Monitor.