Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

ТОЛЬКО МИГОМ ОДНИМ ПО ИМЕНИ – ФАКТ


22 января 2016, 04:43 | 2 089 просмотров



РУБРИКА: ИМЯ В ИСТОРИИ

ТЕМА: ТОЛЬКО МИГОМ ОДНИМ ПО ИМЕНИ – ФАКТ

Будущее всегда вокруг нас – как и прошлое.

Г.Федотов

Давнее прошлое… Забыть историю или использовать только какую-то её «удобную часть» - значить нанести урон нравственной атмосфере общества, делу воспитания патриотов, в первую очередь молодежи. Без знания истории, как огромных достижений, так и причин ошибок, негативных явлений, не извлечь уроки для настоящего и будущего. Обращаясь к прошлому, неправомерно возвеличивать или низвергать тех или иных деятелей, следует воздавать должное народу.

Еще в 1783 году Екатерина II разрешила всем беспрепятственно открывать собственные типографии. Пензенский помещик Николай Еремеевич Струйский, обучил нескольких крепостных печатному делу. В своем имении Рузаевка он завел типографию, где печатал только собственные произведения. Державину принадлежит эпитафия: «Средь мшистого сего и влажного толь грота, пожалуй, мне скажи, могила это чья? Поэт тут погребен, по имени – струя, а по стихам – болото».

Алматинский писатель–сатирик Рафаэль Александрович Соколо-вский, кроме того что пишет сам, о чем красноречиво свидетельствует его очередная книжка «Фиг вам!», на протяжении многих лет занимается поиском и исследованием, публикациями забытых страниц юмора начала ХХ века.

А следует подчеркнуть, что эти годы дали нам замечательных мастеров веселого цеха - Аркадия Аверченко, Аркадия Бухова, Тэффи, Сашу Черного, Власа Дорошевича, чье творчество еще до конца читателям не раскрыто. В начале прошлого века выходил замечательный журнал «Сатирикон» - «Новый Сатирикон», объединивший на своих страницах и других лучших смехачей своего времени - Владимира Азова, Осипа Дымова, Георгия Ландау, О.Л. Д’ Ора и других, чьи имена вообще нашим современникам мало что говорят. А между тем, их юмор не устарел, многие их произведения вызывают самые живые ассоциации с нашей действительностью. В этом легко убедиться, познакомившись с публикациями под рубрикой «Забытое старое».

Когда знакомишься с жизнью и творчеством русского писателя-сатирика Аркадия Бухова (1889-1937), чье имя связано с журналом «Сатирикон» - «Новый Сатирикон» обязательно сталкиваешься с некими умолчаниями, вымыслами, откровенными фальсификациями, выполненных в угоду конъюнктурным соображениям. Судите сами: его хоронили трижды, пока, наконец, не была обнародована фактическая дата смерти. Трагическая судьба Аркадия Бухова никак не вяжется с обликом уравновешенного, осторожного, осмотрительного человека.

Имя Аркадия Бухова всегда в литературной обойме сатириконцев, рядом с именами Аркадия Аверченко, Тэффи, Саши Черного, Радакова. Современники высоко ценили талант Бухова. М.Горький написал ему: «У меня болели зуб, а я читал вашу книжку и все-таки смеялся». Леонид Ленч в предисловии к сборнику «Юмористические рассказы» А. Бухова, выпущенному в 1959 году, после более чем двадцатилетнего перерыва, обмолвился: «Октябрьскую революцию Бухов не понял и не признал. Вместе с Аверченко и Тэффи он оказался в эмиграции. Однако, в отличие от этих реакционеров, Аркадий Бухов осознал свою ошибку и свою вину перед Родиной. Вернувшись в Советский Союз в начале двадцатых годов… Аркадий Бухов тотчас же окунулся с головой в оперативную журналистско-писательскую работу». Так написано в предисловии. А на самом деле было иначе. После закрытия «Нового Сатирикона», когда усилились репрессии против оппозиционной интеллигенции, Аверченко и Тэффи действительно подались из Петрограда, забыв «прихватить» с собой Бухова, который оказался в эмиграции по воле злого случая. Он, так же как Аверченко, Тэффи и другие сатириконцы, остался без средств к существованию и потому принял предложение заведовать репертуаром театральной труппы, созданной в Вильнюсе. Когда же в ходе гражданской войны белополяки изгнали из Литвы Красную Армию и здесь было создано буржуазное государство, дорога домой была отрезана. Никакой вины перед Родиной у Бухова не было. Тем паче, газета «Эхо», которую он выпускал в Каунасе, была весьма лояльной к Советской власти в России, что вызывало даже неудовольствие «белоэмигрантов». Можно полагать, Аркадий Бухов не оставлял мысль о возвращении домой и потому не желал ссориться с большевиками.

В 1927 году эмигрантский период Бухова завершился возвращением на Родину. Жизнь его начала складываться благополучно: он печатался в различных сатирических журналах, одна за другой выходили его книги. В 1934 году, с приходом в «Крокодил» Михаила Кольцова, он получил приглашение работать в штате редакции.

И вдруг имя, что было на слуху, исчезло со страниц журнала «Крокодил». Хотя Леонид Ленч, ветеран сатирического журнала, утверждал, что Бухов якобы плодотворно работал до 1938 года. Увы, не мог сатирик Аркадий Бухов печататься в ту пору, так как погиб в застенках еще 7 октября 1937 года. И вот что еще интересно: в разных энциклопедических справочниках, в разных предисловиях к книгам Бухова указаны разные даты его смерти. Чем это можно объяснить? Кто подсказывал, в одном случае назван 1944 год, а в другом аж 1946-й. Вот такая неувязочка вышла да и только.

Материалы сборника «О Станиславе Косиоре. Воспоминания, очерки, статьи» рассказывают о яркой и трагической судьбе видного деятеля Коммунистической партии и Советского государства С. В. Косиора (1889-1939). Согласно подобранным текстам воспоминаний, всюду герой организовывал, неустанно заботился, настойчиво подчеркивал, был непримиримым, вкладывал энергию и организаторский талант, уделял внимание, проявлял принципиальность и человечность, умело направлял… Надо бы перевести дух. Даже гибель С. В. Косиора и его родных в сталинских застенках в какой-то мере тушуется на фоне этой трескотни.

Следственное дело Косиора исчезло (знать бы почему?!), от него осталась лишь обложка. Это в значительной степени усложняет установление мотивов ареста и расправы. Автор вступительного слова М. Погребинский, реконструируя ситуацию, объясняет, что Косиор не был близким к Сталину человеком, отношения между ними носили официальный характер, к решению кардинальных для себя вопросов Сталин его не привлекал. «Гибель С. В. Косиора – свидетельство того, что недостаточная активность в создании культа, восхвалении «вождя» и попытка иметь собственное мнение явились поводом для Сталина усомниться в «правоверности» Косиора и уничтожить его». Автор утверждает, что Косиор «особенно большой любовью пользовался на Украине»…

Заглянем в ряд документов того времени. Вот фрагмент «совершенно секретного» постановления Политбюро ЦК КП(б)У от 25 марта 1933 года, принятого «с целью повышения трудовой дисциплины в колхозах». В числе карательных мер по отношению к полумертвому, голодающему населению предусмотрено: «РИКам совместно с органами ГПУ и милиции организовать изъятие в районных центрах всего бродяжнического элемента, как мужчин, так и женщин, и определить всех трудоспособных из них на работу в совхозах, лесоразработках, разработках карьеров и т.д., организовав из них специальные команды под особым наблюдением…Только тогда, когда районные товарищи твердой рукой власти наряду с широкой массовой работой наведут железный порядок в районном центре, в сельсоветах и колхозах, заставят всех работать и прекратить бродяжничество, мы сможем не на словах, а на деле значительно повысить трудовую дисциплину и включить всех колхозников в работу по проведению весеннего сева». И подпись: «Секретарь ЦК КП (б)У С. Косиор».

Вот так: «железный порядок» прежде всего и ни слова о хлебе.

«Он так любил детей», - заключает о Косиоре М. Б. Погребинский. Известно, что другие тогдашние вожди тоже испытывали необыкновенную любовь к детям…

А теперь обратимся еще к одному примечательному документу – совершенно секретное постановление Политбюро ЦК Компартии Украины от 5 июня 1933 года «О средствах борьбы с детской беспризорностью». Хотя по своему названию документ должен предположить сердечную заботу о детях, однако, из текста читатель поймет, почему эти средства были совершенно секретными. Постановление констатирует, что «за последнее время усилился приток из сел беспризорных детей в города», но вместо того чтобы назвать действительную причину этого – страшный голод, организованный властями, - документ с маниакальной навязчивостью твердит о том, что «кулачество и прочие контрреволюционные элементы развернули усиленную агитацию за посылку детей деревней в города, преследуя этим определенные контрреволюционные политические цели». Постановление предусмотрело средства «для полной приостановки притока детей из сел в города», направленные, не на спасение голодающих детей, а на то, чтобы они не мозолили глаза городскому начальству. Крайним цинизмом продиктован тот пункт постановления, которым облисполкомы обязывались «организовать в селах сбор с колхозников и единоличников молока, яиц, мяса для питания детей». И снова та же подпись – С. Косиор.

Вслед указаниям И. В. Сталина Косиор изрек свое знаменитое предостережение: «Кулаки хотят задушить советское правительство костлявой рукой голода, мы перебросим костлявую руку голода на горло кулаку». И перебросили. Жаль, что в сборнике не нашлось место для воспоминаний тех, кто организовал изъятие крестьянского хлеба, ни тех, кому довелось пережить голод. Ради исторической правды они непременно должны там быть.

В 1927 году Льв Давидович Троцкий (Лейба Бронштейн) (1879-1940) был выслан в Алма-Ату. Через два года, в 1929 году ему было разрешено выехать за рубеж через Турцию. В тринадцати пульмановских вагонах вывез антиквариат, библиотеку, архив. В эмиграции начал жить во Франции. После поражения Гражданской войны в Испании, когда троцкисты сыграли свою отрицательную роль, опасаясь за свою жизнь, вынужден бежать в Мексику. Жил в городе Койоакан в поместье отца, превращенное в крепость с охраной. Убит испанским коммунистом и агентом НКВД Рамоном Маркадером в ходе террористического акта в 1940 году. Орудием преступления послужил ледоруб.

На вопрос: известно, что вы анализировали историю болезни В. И. Ленина(1870-1924), Е.И.Чазов – министр здравоохранения СССР, Герой Социалистического Труда ответил:

- Действительно, в 1969 году была создана специальная комиссия, которой было предложено еще раз проанализировать историю болезни В.И.Ульянова (Ленина) и дать своё заключение. Хранившаяся в Институте марксизма-ленинизма история болезни В.И.Ленина, которая не открывалась с 1952 год.

Во-первых, великое счастье, что пуля остановилась всего в трех мл – и мы могли бы потерять В.И.Ленина раньше.

Второе. Вокруг пули возникла гематома (кровоизлияние), и поэтому её не сразу не удалили. В медицинском отношении ситуация, конечно, была сложная. Пулю позже удалили, но в месте гематомы произошло сдавливание сонной артерии, и именно в этом месте на внутренней стенке артерии начали образовываться атеросклеротические бляшки, то есть стал развиваться атеросклероз, который в дальнейшем привел к нарушению мозгового кровообращения. Если бы пуля и гематома были удалены сразу после ранения, мне трудно сказать, я не хирург, но думаю, что ситуация была бы другой и В.И.Ленин смог бы жить и работать еще.

Третье. Меня поразили колоссальные компенсаторские возможности мозга В. И. Ленина. Ведь величайшие свои произведения последних лет он создал с уже довольно выраженными нарушениями мозгового кровообра-щения.

В 1967 году у Н. С. Хрущева (1894-1971) произошел первый после отставки конфликт с властями. Во Франции был показан небольшой телевизионный фильм о том, как Хрущев проводит свое время на пенсии… Хрущева пригласил к себе член Политбюро и секретарь ЦК КПСС Андрей Кириленко (1906-1990). В прошлом секретарь Днепропетровского обкома партии, Кириленко был обязан своему выдвижению именно Хрущеву. И вот теперь Кириленко начал грубо выговаривать Хрущеву, заявляя при этом:

- Вы еще слишком хорошо живете.

- Ну и что же, - ответил Хрущев, - вы можете отобрать у меня дачу и пенсию. Я могу пойти по стране с протянутой рукой. И ведь мне-то подадут. А вот тебе не подадут, если ты пойдешь когда-либо тоже с протянутой рукой.

…Днем 11 сентября 1971 года Хрущев скончался, ему шел 78 год.

В 1982 году перед ноябрьской демонстрацией трудящихся в честь Октябрьской социалистической революции, вдруг поступило указание не допустить несение демонстрантами портрета А. П. Кириленко. Портреты спешно изымались, снимались с фасадов учреждений и организаций, все это делалось без объяснения причин. Только после праздников было сообщено, что А.П.Кириленко выведен из состава Политбюро, освобожден от должности секретаря ЦК КПСС и отправлен на пенсию. А еще спустя некоторое время наконец-то промелькнуло сообщение: сын бывшего члена Политбюро Кириленко - Анатолий, находясь в заграничной командировке, решил остаться в Англии.

Когда 21 августа 1968 года советские танки вошли в Прагу, то 25 августа, в полдень, на Красную площадь в знак протеста против введения танков вышли восемь человек. Среди них – с лозунгом «За вашу и нашу свободу» - 20-летний поэт Вадим Делоне (1947-1983). Затем уже на суде в последнем слове он сказал: «Я понимаю, что за пять минут свободы на Красной площади я могу расплатиться годами лишения свободы».

Вот несколько воспоминаний - характеристик друзей Вадима:

«Он не был лидером или идеологом, или академиком, но он был необходимым человеком, в котором сочетались честность, верность и сострадание…

«Самое яркое, самое светлое, самое красивое воплощение авангардно-молодежной богемы …

«Дед его, Борис Николаевич Делоне, был крупнейшим советским математиком, лауреатом всяческих премий, академиком. В случае чего Вадик всегда мог воспользоваться поддержкой»…

В общем, судьба к нему благоволила и подталкивала к безбедному существованию. Но было только не вмешиваться, не встревать, когда начали затягивать лифт между государством и личностью, когда все прицельнее ложились заряды: долбанули по тунеядству (то есть по свободе творчества) в лице Иосифа Бродского; осудили – впервые в мировой истории – за литературу уголовным судом Синявского и Даниэля, разогнали «СМОГ», устроив громкое дело юных Гинзбурга и Галаскова. Стремительно расчехленные орудия репрессий теперь, правда, не убивали насмерть, а всего лишь калечили жизнь. Кому – химическими препаратами, кому – показательными процессами с пригласительными билетами для избранных, с прокурорами и адвокатами… Вадим Делоне вмешался, причем в числе первых. За участие в демонстрации на Пушкинской площади в 1966 году получил год следственной тюрьмы КГБ. Вынужден был уехать в Новосибирск, где, впрочем, поступил в университет. Когда вернулся в Москву, дозорные органы настойчиво предложили ему не портить родословную. Родословная действительно роскошная!

По нынешним временам почитают за героя того, кто помнит предков хотя бы до первых «пра». Вадим Делоне знал свой род аж от первой Французской революции, от коменданта Бастилии, чью отрубленную голову носил на пиках по улицам Парижа восставший народ. Племянник обезглавленного служил при личной гвардии Наполеона лекарем, был взят в плен под Бородином, остался в России, женился на небогатой дворянке Тухачевской, заложив еще одно ответвление рода, в котором потом появится «красный Бонапарт» маршал Тухачевский. Деду Вадима в 1923 году предложили профессорскую степень в Париже, он отказался, создал свою математическую школу в Советской России. Кузина деда, поэтесса и художница Кузьмина-Караваева, чей дар высоко ценил Александр Блок, после революции оказалась во Франции, где стала православной монахиней в миру. Мать Мария – она известна под этим именем – помогала больным и бесприютным русским эмигрантам, а в войну спасала людей от преследования гестапо и погибла в концлагере Равенсбрюк.

«Поезжайте в Париж, напишите о матери Марии» - предложили Вадиму командировку. Намекнули, что может и не возвращаться. Но тут столкнулись разные понимания родословной и Родины. Вадим не внял. Посмел выйти на площадь.

За выход на площадь ему дали три года уголовных лагерей. В детально спланированном судебном действе случилась осечка – демонстранты не покаялись и вины своей не признали. Хотя Вадим, наверное, прекрасно понимал бессмысленность геройства – с точки зрения общественного мнения или здравого смысла…

Он вернулся в Москву, когда с инакомыслящими «как с классом» было в принципе покончено. Завершилась эпоха писем-протестов, потому что писать было некому – разогнали подписантов кого куда. Все с большим напряжением давался каждый номер «Хроники текущих событий», самиздатского журнала, собирающего информацию обо всех гонениях, нарушениях прав человека. Наконец, была арестована жена – Ирина Белогородская.

Выход Вадиму и Ирине был предложен только один: эмиграция.

…В Париже, в «свободном городе», он снова и снова - в стихах, письмах – возвращался в лагерную неволю, туда, где «суета бесконечных снегов, лай собак и барак, и тоска вечеров». «Ведь, по сути дела, эмиграция – это такое же бессрочное отчуждение людей от их подлинной жизни, от их прошлого, как и тюремное заключение. Правда, харч получше, коридоры длиной в авиарейсы, да можешь выбирать сокамерников по собственному усмотрению». Ему помогали прижиться Виктор Некрасов (1911-1987) и Александр Галич (1918-1977), но ничего не получилось. Смысл своего существования Вадим Делоне видел только в общении с Родиной, в поиске лекарств, отправке посылок…

13 июня 1983 года Вадим Делоне умер во сне от сердечной недостаточности в своей парижской постели 36 лет от роду.

В 1984 году он был удостоен литературной премии Даля посмертно.

Румыния на последней стадии режима Чаушеску: рынок запрещен. Хлеб по карточкам, на одного человека один килограмм сахара, 760 грамм масла в месяц. Самая высокая детская смертность, хотя меры принимались, до трех месяцев не регистрировали детей.

Культ Николае Чаушеску (1918-1989) выражался в том, что 32 его родственников находились на руководящих постах, 10 – члены ЦК, 8 – члены Президиума – сам Чаушеску, его жена Елена Чаушеску, зять, шурины; столичный горком партии возглавлял сын – Ника Чаушеску. Были учреждены три специальные награды в честь 80-летия Чаушеску. В ноябре 1987 года произошла забастовка под лозунгами: «Долой диктатуру Чаушеску», «Долой Чаушеску». Студенты собрались у памятника Ленину в Бухаресте, подняли флаги и антифашистские лозунги.

В газетах от 8 апреля 1997 года напечатано траурное сообщение под шапкой «Прощай, космонавт». В ночь с воскресенья на понедельник, 6 апреля умер на 62-м году жизни летчик-космонавт СССР № 17, генерал-лейтенант Георгий Степанович Шонин (1935-1997). Смерть наступила во сне. Еще накануне он был энергичен, весел…

Шонин был космонавтом первого, гагаринского набора. Свой космический полет он совершил в октябре 1969-го, в качестве командира корабля «Союз-6». Позже ушел из отряда космонавтов и был заместителем командующего Пятой воздушной армией. Потом возглавлял научно-исследовательский институт, работал в главном штабе ВВС. С 1990 года уволен в запас, стал пенсионером.

Это был веселый, отзывчивый, жизнелюбивый человек. В Звездном городке, где он жил, траур.

Характерным казахским восклицанием «уят-ай» сопровождались разговоры о третировании народного героя Тохтара Аубакирова, космонавта СССР № 72 (и последнего), а также первого космонавта Казахстана (родился в 1946 году). Впрочем, явление, к сожалению, обрело все более типичные черты.

В Астане (январь 2004) во время концерта, посвященного открытию Дней России в Казахстане, российский ведущий с надлежащим пафосом пригласил на сцену (ясно, по совету наших режиссеров) первого казахстанского космонавта…

Стоящий на сцене известный российский космонавт Алексей Леонов, столичная публика в зале и огромная казахстанская телеаудитория, конечно, ожидали Тохтара Аубакирова, а на сцену выскочил… Талгат Мусабаев, второй наш космонавт. Алексей Леонов поначалу смутился, но, как воспитанный гость, раскрыл свои объятия.

Казалось бы, зачем вокруг этого заводить разговор: подумаешь, ну ошибся несведущий конферансье, с кем этого не бывает? Будь Тохтар Аубакиров столь же лелеем властями, как его младший коллега Талгат Мусабаев (родился в 1951 году), мало кто обратил бы на это внимание. Но, дело в том, что власти сознательно замалчивают заслуги Аубакирова и пытаются стереть его деяния из народной памяти. Поэтому безошибочный общественный инстинкт восстал против подобной дискредитации.

Думается, Талгату его офицерская честь должна была подсказать слова: «Господа, извините, но я не первый, первый – Тохтар!» Тогда весь зал и вся заочная казахстанская аудитория встала бы с мест и устроила бы ему овацию, а Леонов обнял бы еще крепче. Но он промолчал. (Поведал нам Сейдахмет Куттыкадам в статье «Горе от доблести?» республиканская газета «Начнем с понедельника» № 3 от 22-23.01.2004, стр.18 ).

Не стоило бы противопоставлять наших космонавтов, которых на тот момент было только двое, и каждый из них совершил не мало славных дел. Талгат тоже наш любимый герой, наша слава, но все же путь Тохтара к звездам, как в небе, так и на груди, был куда более тернистым, и об этом стоит напомнить.

Тохтар Аубакиров, паренек из Карагандинской области, сам пробивал себе дорогу в жизни. Три года он работал токарем в Темиртау и затем без всякой протекции поступил в Армавирское высшее военное училище. И стал асом среди летной элиты – летчиков-испытателей истребителей, самых скоростных, а потому самых непредсказуемых самолетов экспериментальных образцов. За мужество и удачное испытание 50 новых самолетов в 1988 году ему присвоили звание Героя Советского Союза, очень редкое отличие для мирного времени в почившей державе и единственное в Казахстане.

А чтобы осуществить взлет стремительного истребителя с непривычно малой площадки авианосца «Тбилиси» и посадку на неё (так как авианосцы в СССР долго игнорировались и были сравнительно новым видом морских кораблей), необходимо было не только огромное мужество, но и высочайший профессионализм.

Естественно, при выборе среди казахов первого космонавта ему не могло быть равных. 2 октября 1991 года на корабле «Союз – ТМ-13» он полетел в космос. Но по возвращению с ним странно обошлись. По заведенной традиции всех, кто в первый раз слетал в космос, награждали Золотой Звездой Героя (даже если до этого человек имел такую награду), а Тохтару дали только орден. Вряд ли такое могло произойти без ревнивой подсказки высших кругов нашей республики.

Как только Казахстан получил независимость, Аубакирова пригласили на родину, и он с радостью приехал. Поначалу его ценили и назначали на высокие должности. Он был председателем Комитета по обороне Верховного Совета РК, первым заместителем министра обороны, гендиректором Агентства космических исследований, помощником Президента РК… и тут попал в опалу. Около года Тохтар сидел без работы, затем его назначили советником Президента, после – замсекретаря Совбеза, а в 2001 году вообще уволили с госслужбы, отправив на «декоративную» должность уполномоченного от Правительства в корпорацию «Испат-Кармет», откуда вскоре он сам ушел.

Так наш Герой державы, Халык каhарманы (им он стал в 1995 году), первый космонавт, генерал-майор, доктор технических наук… стал безработным, если не считать мелкой (в полном смысле этого слова) предпринимательской деятельности.

Причину этой опалы власти не объясняли, но о ней не трудно догадаться: якобы тяжелый характер звездного генерала.

Да, характер у Тохтара Аубакирова не простой: если он видит несправедливость или действия, противоречащие интересам государства, никогда не смолчит, подобно нашим паркетным генералам, а обязательно выскажет свой протест. Наши же правители, которым мил только холуяж во всех его видах, терпеть не могут таких независимых.

Имя Георгия Жженова (1915-2005), актера московского театра имени Моссовета и киноактера, широко известно, - он сыграл только в фильмах около двухсот ролей: легендарный «Чапаев» 1934 роль Терешки, ординарца Фурманова и «Комсомольск» 1938 - Маврин, «Берегись автомобиля» 1966 – автоинспектор на мотоцикле и «Планета бурь» 1961 – Роман Бобров, советский космонавт с планетолета «Сириус», а также впечатляющий образ Михаила Зарокова -Тульева в многосерийных фильмах «Ошибка резидента» 1968, «Конец операции «Резидент» 1986, «Судьба резидента» 1970 и «Возвращение резидента» 1982.

А сколько еще встреч с артистом могло состояться, если бы не насильственно вырванные из жизни годы!

Двадцатитрехлетний Георгий Жженов был подвергнут аресту в 1938 году. На приисках Колымы, в ссылках и лагерях Таймыра, Норильска он провел долгие шестнадцать лет.

Талант и мужество этого человека сделали, казалось, невозможное: он сумел «наверстать» упущенное.

В 1988 году увидела свет повесть народного артиста СССР Георгия Жженова «Омчагская долина» - о судьбе поколения, о людях, сумевших сохранить достоинство и честность в тяжелейших, порой невыносимых условиях.

Почта России отметила специальным выпуском в обращение почтовой карточки с оригинальной маркой 2015 года и изображением кинокадра фильма «Берегись автомобиля», посвятив их 100-летию со дня рождения Г. С. Жженова.

Автор:
Андрей БЕРЕЗИН, писатель-историк