Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

История современности Гений и Маргарита


18 января 2016, 03:49 | 2 042 просмотра



Жена Эйнштейна Эльза умерла в 1936-м - через год после знакомства физика с Маргаритой Коненковой.

Супруга русского скульптора Коненкова влюбила в себя Альберта Эйнштейна по заданию НКВД. В 1998 году на торги в «Сотбиc» были выставлены письма Альберта Эйнштейна, свидетельствующие о нежных отношениях между великим физиком и женой известного русского скульптора Маргаритой Коненковой. Тогда же возникло предположение о том, что по просьбе своей возлюбленной «дедушка атомной бомбы» мог оказать определенные услуги советской разведке, которую в 1940-е годы очень интересовали достижения американской ядерной физики.

Сонет А. Е.

Оперативные дела пребывания за границей Сергея и Маргариты Коненковых до сих пор не рассекречены. Из СССР Коненковы выехали в 1923 году для участия в выставке русского и советского искусства в Нью-Йорке. Предполагалось, что на несколько месяцев, но сложилось иначе: возвращение состоялось только через 20 с лишним лет. Причем обстоятельства этого возвращения были весьма необычными. По распоряжению Сталина под работы Сергея Коненкова был зафрахтован пароход, а в Москве ему почти сразу выделили громадную мастерскую на улице Горького. Таких благ не получил никто из реэмигрантов, и на Коненковых посыпались упреки за то, что они незаслуженно получили от власти слишком много. Сохранилась копия письма Маргариты Коненковой, адресованного Лаврентию Берия, с просьбой оградить семью от необоснованных нападок с учетом «ее заслуг и заслуг Т. С. Коненкова перед Родиной».

Особые государственные заслуги Маргариты Коненковой тогда еще не были известны. Поэтому показалось странным, почему к власти апеллирует именно она, а не сам Сергей Коненков - скульптор с мировым именем, действительный член Российской императорской академии художеств и Академии художеств СССР, еще до революции названный русским Роденом.

После смерти Коненковой обнаружилось несколько забавных рисунков, испещренные формулами листы и сонет на немецком языке, подписанный инициалами «А. Е.». Листы с математическими выкладками атрибутировали достаточно легко - один из вариантов теории относительности. Не узнать характерный почерк Эйнштейна было просто невозможно. Но сонет прочитать никто не смог, и находки скопом были переданы на хранение в архив Академии наук СССР. Годы спустя проблемы с переводом сонета испытали и сами немцы: «Язык Эйнштейна не совсем немецкий». Только в 1993 году удалось прочитать это удивительное признание в стихотворной форме. Перевод не оставил сомнений: отношения Маргариты Коненковой и Альберта Эйнштейна были значительно теснее дружеских.

Неожиданное подтверждение пришло от бывшего начальника Четвертого (диверсионно-разведывательного) управления НКВД Павла Судоплатова. В книге «Разведка и Кремль» он писал: «Жена известного скульптора Коненкова, наш проверенный агент, действовавшая под руководством Лизы Зарубиной (жена Василия Зарубина, резидента НКВД в США. - Ред.), сблизилась с крупнейшими физиками Оппенгеймером и Эйнштейном в Принстоне. Она сумела очаровать ближайшее окружение Оппенгеймера. После того как Оппенгеймер прервал связи с американской компартией, Коненкова под руководством Лизы Зарубиной постоянно влияла на Оппенгеймера и еще ранее уговорила его взять на работу специалистов, известных своими левыми убеждениями, на разработку которых уже были нацелены наши нелегалы и агентура».

Маргарита Коненкова не была роковой красавицей, но сумела очаровать Эйнштейна и его высокопоставленных друзей.

Дом у озера

Порог мастерской Коненкова Альберт Эйнштейн впервые переступил в 1935 году - его портрет был заказан администрацией Принстонского университета. Об этом событии Сергей Коненков пишет в мемуарах весьма скупо. Еще сдержаннее Маргарита Коненкова: «Мое внимание поощряло его, он брал лист бумаги и, стараясь объяснить свою мысль, делал для большей наглядности рисунки и схемы. Иногда объяснения меняли свой характер, приобретали шутливую форму - в такую минуту был исполнен наш совместный рисунок - портрет Эйнштейна, - и он тут же придумал ему имя: Альма, то есть Альберт и Маргарита».

После 1936 года, когда умерла Эльза Эйнштейн, ее место уверенно заняла Маргарита Коненкова. На момент встречи Эйнштейну было 56, а Коненковой - 39 лет. Чтобы проводить вместе летние отпуска, еще в 1939 году Эйнштейн написал Сергею Коненкову письмо, в котором сообщил о якобы серьезном недуге Маргариты, - к письму прилагалось заключение врача, приятеля Эйнштейна, с рекомендацией побольше проводить времени в «благодатном климате на Саранак-Лейк». Где, как известно, Альберт Эйнштейн держал свою знаменитую яхту и арендовал коттедж под номером шесть.

Возможно, Коненков и не догадывался, что Эйнштейн водит его за нос, поэтому с легкостью отпускал Маргариту. Но в августе 1945 года он, несомненно, был в курсе, что на этот раз Маргарита поехала к Эйнштейну с особой миссией. Причем уезжала спешно, забросив упаковку вещей, - Коненковы готовились к отъезду в СССР.

«Дорогуся!.. - пишет Маргарита мужу. - Ужасно меня удивляет и беспокоит, что консул ничего не предпринимает по поводу упаковки...». На безымянного «консула» сначала просто не обратили внимания. Но 21 августа она отправляет Коненкову в Нью-Йорк весьма раздраженное послание: «Дорогуся моя! Сейчас написала маленькое письмо Пав. П. Михайлову (консулу) с сообщением, что Эйнштейн будет рад его видеть. Меня ужасно беспокоит вопрос с упаковкой и т. д. Неужели ты до сих пор ничего не слышал от консула? Я же вот исполнила свое обещание - переговорила о нем с Эйнштейном».

По всему выходило, что возвращение Коненковых в СССР и организация встречи некоего советского консула Михайлова с Альбертом Эйнштейном проводились почти синхронно. Причем главную роль в этих событиях играл не скульптор с мировой известностью, а его супруга.

Прощальный подарок

Так в чем же заключались «особые заслуги» Маргариты Коненковой перед Родиной, о которых она не постеснялась напомнить самому Берия? Сохранилось только несколько писем, относящихся к последним месяцам пребывания Коненковых в Америке и первым месяцам после их возвращения в Москву.

«Принстон 8 ХI 45

Любимейшая Маргарита! Так тяжело задание, которое несет с собой большие перемены для тебя, но я верю, что все закончится благополучно. Хотя по прошествии времени ты, возможно, будешь с горечью воспринимать свою прочную связь со страной, где родилась, оглядываясь на пройденное перед следующим важным шагом... В соответствии с программой я нанес визит консулу. Целую. Твой А. Эйнштейн».

Скульптор был старше жены на 22 года. На момент знакомства супругов Коненковых с Эйнштейном Маргарите было 39 лет, а Сергею Тимофеевичу - 61 год.

Так Альберт Эйнштейн лично засвидетельствовал, что встречался с советским разведчиком. Выполнил некое «трудное задание», которое позволило Маргарите вернуться на родину. Вывод очевиден: Альберт Эйнштейн знал, что Маргарита Коненкова связана с советской разведкой. Судя по тревожному тону письма Эйнштейна, он был в курсе, что невыполнение приказа грозит Маргарите большими неприятностями. В противном случае ничто бы не заставило первого физика мира пойти на контакт с разведкой СССР. Он сделал это ради любимой женщины. В минуту расставания Альберт Эйнштейн надел на руку Маргариты Коненковой свои именные часы. Они понимали, что прощаются навсегда. Это была их личная плата за ядерное равновесие.

ДОСЛОВНО

Из сонета Эйнштейна, посвященного Коненковой:

Тебе не вырваться

Из семейного круга -

Это наше общее несчастье.

Сквозь небо неотвратимо

И правдиво проглядывает

Наше будущее.

КСТАТИ

Кем был загадочный «консул»?

Естественно, захотелось выяснить, кто он такой - «Пав. П. Михайлов». Из архива российского МИД сообщили:

- Павел Петрович Михайлов с декабря 1945 года исполнял обязанности генконсула Генерального консульства СССР в Нью-Йорке. А дальше ничего нет. Он пришел к нам в 1941 году и ушел в 1945-м в разведку.

В СВР нам ответили, что у них в архиве нет никаких документов о Михайлове и порекомендовали не принимать на веру все то, что написано о Коненковой. Зачем, дескать, вообще нужны были Оппенгеймер и Эйнштейн, если сам Клаус Фукс (знаменитый немецкий физик. - Ред.) работал на нашу разведку? Изобретет что-нибудь - один экземпляр кладет на стол своему непосредственному боссу Оппенгеймеру, а другой отправляет через связных в Москву. В СВР предположили, что ГРУ, чтобы опередить НКВД, могло попытаться заполучить «нечто особенное» через Эйнштейна. У внешней разведки НКВД, по словам наших собеседников, такой необходимости не было, поскольку она получила информацию по атомной бомбе еще в январе 1945 года.

- Михайлов был резидентом Главного разведывательного управления в Нью-Йорке, - сообщил нам один из самых колоритных персонажей советской внешней разведки полковник Владимир Барковский, которому в 50-е годы удалось добыть у американцев секреты уже водородной бомбы. - В 1945 году, после того как в Канаде сбежал сотрудник ГРУ Гузенко, Михайлова объявили персоной нон-грата и выслали из США.

Автор:
Олег ОДНОКОЛЕНКО. diletant.media