Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

Способность любить и быть любимыми


22 декабря 2015, 17:29 | 742 просмотра



Многие считают, что инвалидность – это конец жизни, что человек не сможет добиться ничего в жизни, а главное для человека с ограниченными возможностями нет такого понятия, как любовь, семья. Говорят, что есть два вида сострадания. Одно - малодушное и сентиментальное, оно, в сущности, не что иное, как нетерпение сердца, спешащего поскорее избавиться от тягостного ощущения при виде чужого несчастья; это не сострадание, а лишь инстинктивное желание оградить свой покой от страданий ближнего. Но есть и другое сострадание - истинное, которое требует действий, а не сантиментов, оно знает, чего хочет, и полно решимости, страдая и сострадая, сделать все, что в человеческих силах и даже свыше их. А есть еще любовь. Книга «Сила любви, или нисхождение в рай» Светланы Морщацкой. Именно эту книгу мы предлагаем в нашу постоянную рубрику «Библиотека медика».

«Сила любви, или нисхождение в рай» - рассказы о счастливых семейных парах, один из супругов которых - с инвалидностью. Случайно встретив где-нибудь на улице человека в инвалидной коляске, мы обычно стыдливо опускаем глаза или смотрим с высокомерным сочувствием, стремясь пройти быстрее мимо такого человека. Эта книга позволяет «приоткрыть тайную завесу» жизни людей с инвалидностью - увидеть, что они любят и чувствуют порою острее, ярче, светлее, чем многие «условно нормальные». Она помогает понять, что простое семейное счастье достижимо вне зависимости от внешних особенностей любящих.

Для автора книги это не просто истории…Светлана Морщацкая, а сейчас уже Бэнкс –писатель, журналист, контент-менеджер третий ребёнок в семье. Редкую болезнь – спинальную атрофию мышц (Верднига-Гоффмана) диагностировали в три года. По прогнозам врачей Светлана не должна была дожить и до пяти лет, а ей уже тридцать восемь, и она привыкла не оборачиваться на косые взгляды. В 12 лет Светлана села в инвалидное кресло, школу закончила на дому, потом международные курсы журналистики и Московский государственный университет печати. Дистанционно. Удалённо работала для российских изданий: писала статьи о дизайне интерьеров и строительстве. Зарабатывала до 800 долларов в месяц и однажды решила устроиться на работу в Минске. Прошла все заочные собеседования.

* И так хорошо сразу. Спокойно. Мне всегда с мамой спокойно. Ее любимая фраза, если мы, дети, что-нибудь не хотели делать, и папа уже собирался на нас «нажать»: «Подожди, мы обо всем договоримся». И она договаривалась так, что слушаться ее становилось нетрудно. И никогда не кричала. Я всегда чувствовала себя с ней любимой. Ее нетрудно было о чем-либо просить. Она прибегала из кухни ко мне в комнату, чтобы подать теннисный шарик, который отлетал у меня с ракетки, и я уже не могла его достать. Пекла блинчики перед сном. Переносила меня с места на место, когда ходить я уже не могла.

* Нескончаемые уколы, кровь из пальца, постукивания молоточком по коленке и локтю – больницы, в которых на меня смотрят сострадательно-обреченно. Меня не видят. В больнице меня не видят. Там видят только диагноз. Кажется, что все детство состоит из таких процедур и еще поездок…

* Но вот когда я услышала слово «инвалид» и поняла, что оно относится ко мне, – испытала шок. Не знаю почему. Может потому, что в то время для меня его значение ассоциировалось с войной, старостью и увечьями. Я возненавидела это слово и всякий раз болезненно сжималась, когда его слышала.

* Время, когда начинаешь взрослеть, для многих связанно с неприятным вторжением новых переживаний в душу и тело, а для меня оно пришло обыкновенным чудом женственности. Я была еще почти ребенком, но силу пробуждающегося обаяния ощутила неожиданно для себя. Впервые я так отчетливо поняла, что внешность отражает лишь тень внутреннего.

* Отношения - как что-то живое: или развиваются, или увядают. Я понимала, что если так все будет продолжаться, мы придем с ним к сложным вопросам. Я верила во взаимность чувств, но не представляла себе, что они могут стать основой для реальной жизни, жизни, в которой я при всей глубине чувств не смогу выразить их ни в спонтанном объятии, ни в заботливо приготовленном ужине. Мне сложно было думать о буднях, с их хлопотами и бесконечной заботой. А еще более трудно осознавать, что эта забота неравная. По крайней мере, я так считала…

* Моя работа и учеба связаны с Интернетом, поэтому я провожу там много времени. Но и просто как средство общения он для меня важен. Я не всегда понимаю термин «виртуальный» и не считаю, что общение через мировую паутину сильно отличается от общения при встрече. Телефон, почта – разве нельзя играть с человеком, пользуясь этими средствами? А встречаясь и глядя друг другу в глаза, разве нельзя оставаться «виртуальным», то есть совсем не тем, за кого себя выдаешь?

* Если у нас в семье начинались разговоры о любви между мужчиной и женщиной, то папа говорил о ней, как о непреодолимой силе, которая толкает на самые необыкновенные дела и подвиги. Она загорается и пылает. И счастлив тот, кому дано ее испытать.

* Почему я назвала эту часть Нисхождение в Рай? Потому что в тех браках, которые я описываю, для того, чтобы испытать радость познания друг друга, чтобы достичь счастья взаимной любви, нужно было не испугаться человеческих страданий, понять и разделить их.

* А мое желание написать книгу Женя встретил словами: «Такая книга необходима, чтобы все знали, что для настоящей любви не существует никаких преград!»

* Потребность в близости и дружбе, а также свою горечь и печаль Наташа выражала в письмах к Евгению. Она доверяла ему и не сомневалась, что он поймет. В больницах она проводила целые месяца. При этом справлялась со школьной программой, успешно окончила среднюю школу, а позже – курсы немецкого языка.

* В сказке «Рапунцель» колдунья постоянно убеждала красавицу в ее уродстве. В жизни иногда происходит, как в той сказке. Девушке, которой прямо или косвенно твердят то, что она неприспособленна к жизни, неполноценна, поверить в собственные способности очень трудно. Пусть рядом не колдунья, которая убеждает в безобразии – есть больницы, доктора, окружающие, которые несут с собой весть: у тебя ничего не получится, у тебя нет будущего; посмотри на вещи реально – кто тебя полюбит? А если бы и полюбил, ты никогда не сможешь стать женой и матерью. Что ты можешь дать взамен?

* В сказке «Рапунцель» колдунья постоянно убеждала красавицу в ее уродстве. В жизни иногда происходит, как в той сказке. Девушке, которой прямо или косвенно твердят то, что она неприспособленна к жизни, неполноценна, поверить в собственные способности очень трудно. Пусть рядом не колдунья, которая убеждает в безобразии – есть больницы, доктора, окружающие, которые несут с собой весть: у тебя ничего не получится, у тебя нет будущего; посмотри на вещи реально – кто тебя полюбит? А если бы и полюбил, ты никогда не сможешь стать женой и матерью. Что ты можешь дать взамен?

* Я всегда ценила в человеке внутреннюю свободу. Свободу, которая позволяет не играть чувствами другого и которая дает силу оставаться честным, их проявляя. Даже чтобы пожертвовать своей свободой ради кого-то, нужно быть свободным в своей воле. А в таком положении, когда есть видимое неравенство физических сил, существует возможность подмены подлинного чувства любви другим. Брак – союз двух свободных людей, которые соединяют свои жизни, судьбы со всем их различием ради счастья друг друга. Здесь нет большего или меньшего, есть лишь разное призвание, место. Здоровую семью невозможно построить, если один будет чувствовать себя героем, а другой – жертвой или должником.

* Через пять лет Наташе удалось забеременеть. Рождение ребенка было еще одним чудом, в которое верили только двое – Евгений и Наталия. Теперь за право стать родителями приходилось бороться с врачами.

* Материнство и отцовство как ничто лучшее отражает зрелость и некоторую завершенность супружеских отношений. Стать матерью и отцом – естественное желание человека, которому есть что передать, который готов заботиться и чувствует потребность в том, чтобы любить и научить любви другого.

* Каждая мать мечтает о счастливой и долгой жизни своего ребенка, который будет здоровым, красивым, умным, самым лучшим. Ее биение сердца и нежность, которые передаются чаду еще в утробе, творят дивное и пока еще необъяснимое – развивают тонкие черты характера и влияют на неисследимые пути его судьбы. Но нередко жизнь складывается совсем иначе, не так, как хотели бы родители. Мечтали о здоровенькой малышке с большим будущим, а услышали слова врачей о неизлечимом заболевании, с прогнозом: «Проживет лет до шестнадцати».

* Свое детство Людмила вспоминает как жизнь у окна. Родители работали и занимались хозяйством, а она оставалась дома и смотрела в прозрачную даль оконного проема. Там была радость движения: прыгающие дети, суетливые взрослые, а также величественная природа и постоянно меняющееся бескрайнее небо. И на каждое проявление этого разнообразия, на каждый его жест, росчерк находился отклик в ее душе.

* Мизерные порции жизни имеют свойство открывать великое значение своей принадлежности к бесконечности, и когда через малое научишься видеть большое, замкнутость физического пространства исчезает, и сам ты – такой маленький человек, такой от всех зависимый и смертный, однажды почувствуешь себя вне ограниченного тела, и эта протяженность за пределами самого себя бесконечна.

* Она привыкла к тому, что в ней видели приятного собеседника, способную журналистку, талантливую художницу, сильного человека, который не опустил рук и не потерял способности радоваться жизни. А хотелось, чтобы видели женщину…

* В трудные дни своей жизни мы часто потому и отчаиваемся, что не предполагаем, какие неожиданные повороты нам сулит судьба, если мы претерпим то, что случилось. Все думали, что таких потрясений мне не пережить.

* Их знакомству послужило творчество. Николай писал стихи и музыку, замечательно рисовал. Вечера, которые он проводил в доме близкой по духу женщины, становились все дороже. Пока однажды он ни сказал: «Перееду и будем жить. Моего здоровья нам на двоих хватит!».

* Слепой бывает страсть, ревность, но никак не любовь. Она всегда зряча. Она способна видеть то, что невидимо другим. Именно любовь дарит прозрение – возможность увидеть сокрытое: за внешностью – красоту внутреннюю, за бременем проблем – радость их решения, за отказом – робкое согласие…

* Любовь всегда тяготеет к физическим отношениям, какой бы платонической она ни была по положению влюбленного, хотя я лично переживала сексуальные «картинки» в своем воображении, но в реальности влюблялась платонически, с огромным желанием обладать этим человеком не столько его телом, а его душой, чтобы его жизнь, его желания, его чувство тесно переплетались с моими, и чтобы во всем этом был унисон.

* Иногда мне кажется, что, когда жизнь человека сжата до недолгого срока, она является в мире как некий концентрат переживаний, мыслей, событий. Может поэтому соприкосновение с такими людьми оставляет особое впечатление.

* Попробовать отношения ради того, чтобы только попробовать – тоже не совсем мой путь. А зачем пробовать, когда можно и не пробовать?! С моей точки зрения, пробовать можно и даже нужно в этой жизни все, но только тогда, когда чувствуешь для себя в этом потребность и даже необходимость, когда чувствуешь, что достаточно созрел для того, чтобы по достоинству оценить новый вкус...

* Порой упрямство появляется как ответ на безысходность, как отчаянная попытка не сломаться перед обстоятельствами.

* Есть красота, которую можно измерить портняжным метром, а есть другая, иногда едва уловимая. Ее скорее нужно почувствовать, чем увидеть. Она не бросается в глаза, но при этом остается отчетливой. Думаю, что человек, будучи духовным существом, обладает телом как некой тонкой материей, неразрывно связанной с его глубинной сутью, и эта материя тонко копирует и передает ее.

* Один из главных критериев, по которым оценивается любое общество, - способность понимать тех, кто чем-то отличается от большинства, особенно слабых и тех, кого мы называем инвалидами. А один из важнейших моментов такого понимания - признание за этими людьми способности любить и быть любимыми.

Автор:
Подготовила Елена Ткаченко.