Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

ДВА ПАРАДА ПОБЕДИТЕЛЕЙ


25 июня 2015, 13:35 | 2 362 просмотра



Есть в жизни народов Европы и Азии даты и события, которые особенно чтимы и дороги. Великая Победа над фашистской Германией – одно из ярких и знаменательных страниц в летописи героической борьбы народов за торжество идеалов свободы, независимости и демократического преобразования мира.

Миллионы жизней унесла минувшая война. Мы склоняем головы перед вечной и светлой памятью бесстрашных сынов и дочерей Отчизны, павших смертью храбрых за торжество нашего правого дела.

Память человеческая… Она на вечные времена сохраняет имена тех, кто принес такую желанную для всех народов земного шара Победу. Отгремели праздничные салюты Великой даты - 70-летия Победы над фашистской Германией.

Среди множества самых различных, горьких и радостных событий Великой Отечественной войны, есть немало таких, которые по силе своего воздействия имеют для нашего народа, пережившего ужасы войны, особый и неповторимый смысл.

Сегодня мы рассказываем о двух исторических парадах, изумивших мир, парадах несгибаемого мужества – 7 ноября 1941 и 24 июня 1945 гг. Оба парада – ярчайшая героическая иллюстрация военных лет. Парады – легенды. Золотой строкой записаны они в историю ХХ века, а так же той части мира, тех стран, что отстаивают мир на земле.

С КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ – В БОЙ. Обратимся к событиям осени сорок первого… Фашистские полчища рвались к Москве. Кое-где они уже подошли к столице на расстояние 50 километров, а то и ближе. В октябре 1941 года столица Советского Союза – Москва находилась на осадном положении.

По воспоминаниям бывшего командующего Московским военным округом генерал-полковника в отставке П. А. Артемьева, обстановка на фронте и в столице была крайне напряженной.

- И вдруг в ночь на 1 ноября Сталин спрашивает, собираемся ли мы проводить парад в ознаменование 24-й годовщины Октября. Для меня этот вопрос был неожиданным. До парада ли, думаю. Да и с кем его проводить, если артиллерия на огневых позициях, а танков в гарнизоне вообще не было? С одной пехотой? Но последовал приказ: «Парад 7 ноября провести!»

В те дни вся страна напрягалась изо всех сил, чтобы не допустить врага в столицу. А ведь немецкий фюрер на весь мир заявил, что 7 ноября он проведет на Красной площади в Москве парад своих «непобедимых» войск, везших в обозе для этой цели парадное обмундирование. Гитлер приказал: в ближайшие дни во что бы то ни стало разделаться с Москвой! Поэтому советское командование тщательно подготовило воздушное прикрытие Москвы: 550 самолетов стояли на аэродромах в готовности номер один. Артиллерийские части прибыли прямо с огневых позиций. Танковая бригада, только что разгрузившаяся с платформ, заняла свое место в построении…

«И лишь 6 ноября в 23.00, после торжественного заседания, мы объявили командирам и комиссарам частей: парад завтра утром на Красной площади, - вспоминал генерал-лейтенант в отставке К.Ф. Телегин, член военного совета московского военного округа и Московской зоны обороны. – Эта весть была встречена с удивлением и восторгом. Обрадованные, глубоко взволнованные, помчались командиры в свои части – до начала парада оставались считанные часы. В пять утра от горкомов и райкомов партии во все концы отправились на автомашинах посыльные с пригласительными билетами – их вручали за час-полтора до парада…».

Утро седьмого ноября выдалось очень холодным и ветреным.

Участник парада, бывший сержант мотострелкового полка дивизии имени Ф.Э.Дзержинского Иосиф Орлов рассказывал:

- Рано утром 7 ноября на пути на Красную площадь нас приветствовали тысячи рабочих и работниц. Нигде ничего не объявлено было, но люди ждали парада, как чуда. И оно происходило у всех на глазах. На нас смотрели с гордостью и надеждой. Нас бросались обнимать, целовать. Многие плакали.

А вот еще одно свидетельство. Несколько выдержек из дневника военных лет В.Ступина.

«В день 7 ноября ровно в четыре утра батальонный дневальный всполошено крикнул: «Подъём!» Мы вскочили и, вопросительно перегля-дываясь, спешно оделись в полную боевую форму. Через полчаса – усилен-ный завтрак, а в 5.30 мы уже стояли в строю на Тверском бульваре. Царила осторожная предрассветная тишина…

Из вечерней сводки Совинформбюро было известно, что авангардные части гитлеровских полчищ приближались к Химкам. Может, за ночь они уже ворвались на окраины Москвы? «Началось…», - думалось каждому, пока наш батальон торопливо шагал по затемненной ночной пургой площади Пушкина к Петровке и вниз по ней к Большому театру. На площади Свердлова мы с удивлением увидели четкие каре подразделений разных родов войск. «Что это, - прокатилось по рядам, - неужели парад?» Ведь каждую минуту жди «юнкерсов». Вон и группа морских офицеров посматривает в мутное небо, откуда сеет и сеет хлопьями мокрый снег. Раздаются команды: «примкнуть штыки! На пле-е-чо! Шаго-ом марш!» Мерно качаются штыки, головы подняты, глаза повеселели, шаг четок. Кружным путем выходим на улицу Куйбышева. Вот она – Красная площадь!

Снегопад стих, и взорам тысяч солдат предстал Мавзолей Ленина, до этого дня уже более месяца скрытый фанерным павильоном, а сегодня блистающий полированным гранитом и, казалось, еще более величественный, чем прежде.

Все готово к параду. И тут нашей второй шеренге приказано выйти из строя и занять место в цепочке линейных. Значит, нам не придется пройти мимо Мавзолея. Ну что ж, зато мы увидим весь парад, от начала до конца».

- Мы, военные корреспонденты, буквально обливались потом, - засвидетельствовал С. Гурарий. – Вся Красная площадь от Москворецкого моста до Исторического музея была заполнена войсками. Вот-вот, 8-00, из ворот Спасской башни выедет заместитель наркома обороны маршал Семен Буденный. Приняв рапорт П.А. Артемьева, он будет объезжать войска, затем к участникам парада обратится Сталин…

Фотоаппараты замерзли, но мы фотографировали и фотографировали. Благо, нам позволялось нарушать строгий ритуал смотра. Снимали повсюду, с любого места.

И снова обратимся к военным дневникам В.Ступина: «Маршал Буденный приветствует войска и поздравляет их с великим праздником. Мощной волной перекатывается над площадью громовое «Ура!» Сегодня оно звучит, как присяга, как клятва.

Горнисты протрубили «Слушайте все!» Площадь замерла. Слышен лишь шелест вновь повалившего снега. В белой мгле эхом отдался усиленный репродукторами глуховатый голос Верховного Главнокоман- дующего. Временами речь казалась неразборчивой, но вот четко донеслось: «Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, партизаны и партизанки!.. Великая освободительная миссия выпала на вашу долю. Будьте же достойны этой миссии!»

Гремят раскаты орудийного салюта, перекликаясь с канонадой всего обширного фронта Великой Отечественной войны, от Белого моря до моря Черного. Эхо последнего залпа подхватывает сводный оркестр, и войска побатальонно торжественным маршем пошли мимо Мавзолея. Плотная 2коробочка» юных курсантов артиллерийского училища открывает марш-парад. За ними двинулись шеренги стрелковых полков с оружием 2на изготовку». Колыхнулись черные бушлаты автоматчиков морской пехоты. Грозно, неторопливо шагают отряды ополченцев столицы. Фашисты уже познали на полях сражений их отвагу и стойкость в бою.

За пехотой, на низкорослых мохнатых лошадках проскакали конники генерала Доватора, промчались квадриги пулеметных тачанок. Грозно рокоча, двинулись самоходная артиллерия, минометные и зенитные батареи. Обильный снегопад помешал участию в параде авиации, хотя к полету над праздничной Москвой были готовы 300 краснозвездных истребителей, штурмовиков и бомбардировщиков.

На часах Спасской башни половина десятого. На брусчатке Красной площади в облаках снежной пыли загромыхали танки – легкие, средние и тяжелые, оснащенные крупнокалиберными пушками. Иностранные военные атташе с удивлением смотрели с гостевой трибуны на покрытые белой краской танки, внимательно пересчитывали их, ибо геббельсовская пропаганда уверяла, что у Красной армии… не осталось ни одного танка».

Неожиданный, суровый, праздничный парад на Красной площади продолжался 1 час 2 минуты. Для участников - это был парад незабываемый, казалось бы, внешне не броское событие, но потрясшее мир своей значительностью для судеб народов - завершился.

Вопреки лживому утверждению итальянскому фашистскому агентству «Стефани», которое еще 6 ноября телеграфировало из Рима: «Русским в нынешнюю годовщину приходится обходиться без военного парада на Красной площади вследствие продвижения немецких войск, находящихся близ советской столицы». И вот на другой день эти «акулы пера», как и нынешние суперлжецы, разинув рты, внимали позывным Московского радио.

Не было, пожалуй, на земном шаре уголка, куда не докатилась бы весть о параде в Москве.

Так английская «Дейли мейл» писала: «Русские устроили на знаменитой Красной площади одну из самых блестящих демонстраций мужества и уверенности, какая только имела место во время войны». «Ньюс кроникл» заявила: «Организация в Москве обычного традиционного парада в момент, когда на подступах к городу идут жаркие бои, представляет собой великолепный пример мужества и отваги». Газеты Швеции отмечали, что московский парад свидетельствует об изумительной силе сопротивления России, которая отмечала свой праздник, «несмотря на яростные попытки германской авиации разбомбить в этот день советскую столицу».

Сейчас, спустя столько лет, невольно задумываешься: а надо ли было устраивать этот смотр?

Можно, наверное, по-разному расценивать то решение и тот приказ Сталина. Но нельзя не учитывать, что парад 41-го, состоявшийся в критиче-ский момент, не только потребовал определенных усилий, но и придал армии, народу немалые силы и уверенность в победе. Парад этот – одно из слагаемых разгрома гитлеровцев под Москвой.

Действительно, парад 7 ноября на Красной площади в Москве в немалой степени способствовал возрождению боевого победного духа. Была какая-то необычная внутренняя сила в движении полков на параде в осажденной столице. Войска шли в полном боевом снаряжении. Пехотинцы – с патронами в подсумках, саперными лопатами, противогазами. Артиллерия и танки – с боекомплектом. Все понимали: отсюда, с Красной площади, они отправляются прямо на передовую…

В ПАРАДНОМ СТРОЮ.70 лет назад, 24 июня 1945 года, в Москве на Красной площади состоялся Парад Победы — исторический парад в ознаменование победы СССР над фашистской Германией в Великой Отечественной войне.

Решение о проведении парада победителей было принято Верховным главнокомандующим Вооруженными Силами СССР Иосифом Сталиным вскоре после Дня Победы. Подготовка началась в середине мая. По приказу Верховного Главнокомандующего в Генеральном штабе образована группа, разработавшая план парада, его ритуал, порядок размещения фронтовиков в Москве… Возникли трудности. Потребовалось по расчетам десять иысяч комплектов парадного обмундирования, но швейные фабрики уже четыре года ничего подобного не шили – только для фронта. А хождение строем? И тут предстояло военных основательно потренировать.

В своих мемуарах начальник Оперативного управления Генштаба С.М.Штеменко писал:

«Как мы не прикидывали, получалось, что на подготовку парада нужно не менее двух месяцев. 24 мая Генштаб доложил предложения о параде Верховному Главнокомандующему. Наши предложения он принял, но со сроками не согласился. «Парад провести ровно через месяц – двадцать четвертого июня, - распорядился Верховный…- потрудитесь управиться в указанное время. И вот что еще – на парад надо вынести гитлеровские знамена и с позором повергнуть их к ногам победителей. Подумайте, как это сделать»…

В тот же день приказано было каждому фронту сформировать для участия в параде сводный полк из тысячи человек, не считая командиров. В полку «пять батальонов двухротного состава по 100 человек в каждой роте». Директива обязывала иметь в сводном полку шесть рот пехоты, роту артиллеристов, роту танкистов, роту летчиков и сводную роту – кавалеристы, саперы, связисты. Некоторым фронтам потом разрешили отступить от единого расчета, например, иметь в полку батальон танкистов, батальон летчиков. Но принцип оставался неизменным, и на параде представлены были от всех фронтов все рода войск.

Тщательно продуман был и состав рот. В каждой – десять отделений по десять человек, из которых один средний офицер, остальные – рядовые, сержанты. Таким образом, роты, участвовавшие в историческом параде, на девять десятых состояли из рядовых тружеников фронта. Туда отбирали храбрейших. Достойнейших. Окончивших с отличием академию Великой Отечественной.

Среди участников исторического парада Победы был и наш земляк –талдыкорганец Илья Григорьевич Старостенко. Мне довелось много раз слушать воспоминания бывшего фронтовика, несколько лет работать с ним в городском Совете ветеранов, устраивать встречи с молодежью нашего города.

…Годы, годы наши фронтовые! Быстрокрылой птицей улетают все дальше и дальше от того памятного раннего воскресного утра 22 июня сорок первого, когда подобно набату вечевого колокола, разнеслась по стране с молниеносной скоростью весть со страшным словом «война». Немногие ветераны той войны вспоминают горестный день в четыре утра, когда безжалостный, коварный враг вторгся в пределы Советского Союза.

Казалось еще вчера ярко светило солнце. Да что там вчера, сегодня небо было ясным, солнце таким ярким, ласковым, щебетали птицы в кронах тополей и карагачей, горлинки ворковали мирно и, музыка воскресного утра была как всегда бодрой, энергичной. И вдруг…

Как гром среди ясного неба. Из громкоговорителя установленного на базарной площади, разнесся хорошо знакомый голос диктора Юрия Левитана: «Внимание, товарищи! Внимание! Говорит Москва… Работают все радиостанции Советского Союза… Передаем сообщение чрезвычайной важности. У микрофона Народный комиссар иностранных дел Вячеслав Михайлович Молотов…»

Война!

Гвардии капитан в отставке, почти 75-летний Илья Григорьевич Старостенко на встрече с учащимися профтехучилищ Талдыкоргана признавался, что совсем юными они были, солдаты 1942 года призыва.

- В Красную армию я был призван после окончания средней школы поселка Кировский. Правда, военному делу уже тогда уделялось много внимания. Нас научили обращаться с оружием, да и выпускник школы должен был иметь не менее четырех значков – «Ворошиловский стрелок», «Готов к труду и обороне», «Готов к санитарной обороне» и «Готов к противохимической обороне». С железнодорожной станции Уштобе эшелон, составленный из вагонов-теплушек с двухъярусными нарами, увозил нас, безусых юнцов, все дальше от родных мест, от благодатного Семиреченского края ближе к фронту, так мы думали.

Но очутились призывники в Семипалатинске, где находилось Тамбовское пехотное училище, эвакуированное еще в 1941 году. Вот здесь Илья Старостенко и получил военную специальность минометчика.

Боевая подготовка, тактические занятия и взаимодействие с матушкой-пехотой проводились в поле, независимо от погодных условий. Нередко в полночь глухую, когда на дворе стоял40-градусный мороз, или как из ведра поливал дождь, курсантов поднимали по команде: «Боевая тревога!», «Рота, в ружьё!»

Без преувеличения, признавался ветеран, материальную часть – устройство миномета и принцип его действия, баллистику стрельбы курсанты знали, что называется, назубок. И на показательных стрельбах огневые расчеты занимали не последние места. Получая благодарность от командиров, конечно, радовались как дети.

Летом 1943 года курсантов подняли по тревоге и отправили под Воронеж на формирование батареи 120-миллиметровых минометов 94-й гвардейской ордена Суворова дивизии.

Поражения в Московской и Сталинградской битве подорвали военную мощь третьего рейха и его престиж в глазах союзников, негативно сказывались на настроении населения собственно самой Германии. Не имея сил и средств к наступлению на широком фронте, немецкое командование решило сконцентрировать свои усилия на одном участке – в районе Курского выступа. Подписывая Директиву №6, Гитлер дал название наступательной операции «Цитадель». Сосредоточив до 50 лучших дивизий, в том числе 14 танковых и две моторизованных, 3 отдельных танковых батальона и 8 дивизионов штурмовых орудий, противник направил под Курск почти все произведенные в Германии к июлю 1943 года новые танки «пантера» и «Тигр», самоходные орудия «Фердинанд», практически неуязвимые для советских 76-миллиметровых дивизионных пушек.

Советскому командованию стал известен не только день, но и час начала наступления немецких войск. 5 июля, перед рассветом, на районы сосредоточения ударных группировок противника в полосе Центрального и воронежского фронтов советская артиллерия провела мощную артиллерийскую контрподготовку, сорвав тем самым планы немецкого командования. Так начиналось грандиозное сражение второй мировой войны – Курская дуга.

…Минометная батарея, в составе которой был Старостенко, часами держала оборону, не замечая, что уже осталась без поддержки соседей. В какой-то момент в наступившем затишье бойцы заметили облачко пыли, что двигалось к ним по дороге. Решили – идут с соседней батареи. Подошли ближе – братцы, да это же фрицы! У кого-то не выдержали нервы, застрочил автомат, пальнули винтовки. Немецкие автоматчики тут же повернули назад. Но вскоре из-за их плеч на рубеж, что обороняла батарея, надвинулись танки. И бой кровавый, святой и правый закипел с удвоенной силой. Глубокой ночью батарейцы получили приказ на отход. Прорыв удался у села Мясоедово. Немало однополчан той ночью было потеряно по дороге отступления. Суровыми были те дни, ставшие теперь далекими, суровыми были и люди, тех горестных дней и ночей. На всю оставшуюся жизнь запомнил Илья Старостенко голос друга Василия Фисенко, что просил оставить его, смертельно раненого, и скорее пробиваться к своим.

Илья Старостенко стал телефонистом минометной батареи. Напряженные бои, бесконечные артобстрелы постоянно повреждали линии связи. А местность – как на ладони, даже пригорки и те хорошо просматриваются. Маскируясь, перебежками боец часами бесстрашно устранял разрывы, и воинская удача была благосклонна к нему – связь у Ильи действовала бесперебойно. Так что боевое крещение 19-летнего паренька из Семиречья в самом пекле Огненной дуги, под Белгородом, завершилось для него победно. На его гимнастерке появилась первая боевая награда – медаль «За отвагу».

За участие в Ясско-Кишеневской операции (август 1944г.). И. Г. Старостенко был награжден орденом «Красной звезды». В результате этой стратегической наступательной операции советские войска разгромили 22 немецко-фашистские дивизии, разбили почти все румынские дивизии, находящиеся на фронте.

После Украины и Молдавии была Польша. Как этапы большого пути солдата. Наши воины, погибая на поле боя, свято и непоколебимо верили в грядущую победу. И она была так близка…

22 июня 1945 года в центральных советских газетах был опубликован приказ Верховного главнокомандующего Сталина № 370: «В ознаменование Победы над Германией в Великой Отечественной войне назначаю 24 июня 1945 года в Москве на Красной площади парад войск действующей армии, Военно-Морского Флота и Московского гарнизона — Парад Победы».

Для изготовления десяти штандартов, под которыми должны были выйти на парад сводные полки фронтов, обратились за помощью к специалистам художественно-производственных мастерских Большого театра. Также в мастерских Большого театра были изготовлены сотни орденских лент, венчавших древки 360 боевых знамен. Каждое знамя представляло воинскую часть или соединение, отличившееся в боях, а каждая из лент знаменовала коллективный подвиг, отмеченный боевым орденом. Большинство знамен были гвардейскими.

В конце мая — начале июня в Москве проходила усиленная подготовка к параду.

В десятых числах июня весь состав участников парада был одет в новую парадную форму и приступил к предпраздничной тренировке.

Репетиция пехотных частей проходила на Ходынском поле, в районе Центрального аэродрома; на Садовом кольце, от Крымского моста до Смоленской площади, проходил смотр артиллерийских частей; мотомеханизированная и бронетанковая техника проводила смотр-тренировку на полигоне в Кузьминках.

Для участия в торжестве были сформированы и подготовлены сводные полки от каждого действовавшего в конце войны фронта, которые должны были возглавляться командующими фронтами. Построение парада определили в порядке общей линии действующих фронтов — справа налево. Для каждого сводного полка специально определили военные марши, которые были ими особенно любимы.

Предпоследняя репетиция Парада Победы состоялась на Центральном аэродроме, а генеральная — на Красной площади.

Читаю справку Центрального архива Министерство обороны СССР датированную 28 мая 1984 года и подписанную Начальником архивохранилища А.Павловым: «Сообщаю, что в списке офицерского и курсантского состава Московского Краснознаменного пехотного училища им. Верховного Совета РСФСР участников Парада Победы, награжденных медалью «За победу над Германией» значится:

88.СТАРОСТЕНКО Илья Григорьевич – старший сержант, в Великой Отечественной войне с июля 1943 года по ноябрь 1944 года».

И как комментарий к документу, углубимся в оставленные письменные воспоминания ветерана, единственного из талдыкорганцев, участвовавшего в заключительном акте, подводившем итог войны с фашистской Германией – Параде Победы.

«…Улицы и площади Москвы заполнились толпами ликующих людей, буквально на руках носивших оказавшихся среди них в тот момент фронтовиков с орденами или ленточками ранений на гимнастерках, кителях, мундирах.

В канун проведения Парада Победы 23 июня 1945 года участникам Парада вручили медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Эта награда за № 00055088 одна из самых дорогих, её вручил мне дважды Герой Советского Союза генерал-майор Иван Иванович Фесин.

В ночь на 24 июня 1945 года в казармах никто не спал. Да вся столица не смыкала глаз в ожидании торжественного праздника! Курсанты бессчет-ный раз чистили и гладили обмундирование, возбужденно обменивались мнениями и планами на мирное будущее.

Утро 24 июня 1945 года было пасмурным и дождливым. К девяти часам гранитные трибуны у Кремлевской стены были заполнены депутатами Верховного Совета СССР и РСФСР, работниками наркоматов, деятелями культуры, участниками юбилейной сессии Академии наук СССР, тружениками московских заводов и фабрик, иерархами Русской православной церкви, иностранными дипломатами и многочисленными зарубежными гостями. В 9.45 на Мавзолей поднялись члены Политбюро ЦК ВКП во главе с Иосифом Сталиным.

Вот участники Парада Победы четким строем вышли на Красную площадь, на которой гордо реяли знамена прославленных полков, дивизий, фронтов.

Зрелище просто неописуемое, а впечатления – непередаваемые! Громом аплодисментов и раскатистым «Ура!» встретили собравшиеся на трибунах появление легендарного Знамени Победы, которое сопровождали Герои Советского Союза сержант М. А.Егоров и младший сержант М. В. Кантария.

Парад принимал заместитель Верховного Главнокомандующего Маршал Советского Союза Г.К.Жуков, командовал парадом Маршал Советского Союза К.К.Рокоссовский.

Для принимающего парад и командующего парадом заблаговременно подобрали коней: маршалу Георгию Жукову — белого светло-серой масти терской породы по кличке "Кумир", маршалу Константину Рокоссовскому — вороного краковой масти по кличке "Полюс".

Командующий парадом Константин Рокоссовский занял место для движения навстречу принимающему парад Георгию Жукову. В 10.00, с боем кремлевских курантов, Георгий Жуков на белом коне выехал на Красную площадь.

После объявления команды «Парад, смирно!» по площади прокатился гул аплодисментов. Затем сводный военный оркестр в составе 1400 музыкантов под управлением генерал-майора Сергея Чернецкого исполнил гимн «Славься, русский народ!» Михаила Глинки. После этого командующий парадом Рокоссовский отдал рапорт о готовности к началу проведения парада. Маршалы совершили объезд войск, возвратились к Мавзолею В. И. Ленина, и Жуков, поднявшись на трибуну, от имени и по поручению Советского правительства и ВКП (б) поздравил «доблестных советских воинов и весь народ с Великой Победой над фашистской Германией». Прозвучал гимн Советского Союза, раздались 50 залпов артиллерийского салюта, над площадью разнеслось троекратное «Ура!», и начался торжественный марш войск.

В Параде Победы приняли участие сводные полки фронтов, Наркомата обороны и ВМФ, военные академии, училища и части Московского гарнизона. Сводные полки были укомплектованы рядовыми, сержантами и офицерами различных родов войск, отличившимися в боях и имевшими боевые ордена. Сорок три минуты шагали мимо трибун сводные полки. Но за этими минутами – 1.418 дней и ночей Великой Отечественной войны. Поэт в тот день написал: « Глядят кремлевские зубцы, у амбразур сторожевых идут советские бойцы, как строй Матросовых живых…».

Вслед за полками фронтов и ВМФ на Красную площадь вступила сводная колонна советских воинов, которые несли опущенные до земли 200 знамен немецко-фашистских войск, разгромленных на полях сражений. Эти знамена под барабанный бой были брошены к подножию Мавзолея в знак сокрушительного поражения агрессора. Затем торжественным маршем прошли части Московского гарнизона: сводный полк Наркомата обороны, военной академии, военные и суворовские училища, сводная конная бригада, артиллерийские, мотомеханизированные, воздушно-десантные и танковые части и подразделения. Завершился парад на Красной площади прохождением сводного оркестра.

«Когда в июне сорок пятого мы, чеканя шаг, шли по мокрой от недавнего дождя брусчатке Красной площади, то казалось, что вся планета качалась под нашими ногами! – Так напишет И. Г. Старостенко в своих воспоминаниях. - Шел и я – Илья Старостенко, обыкновенный парень из Семиречья, по главной площади страны, и такое чувство гордости за свой народ, за нашу Победу ощущал, что до сих пор оно мне памятно!»

Парад длился два часа (122 минуты) под проливным дождем. В нем приняли участие 24 маршала, 249 генералов, 2536 других офицеров, 31 116 сержантов и солдат.

Два часа демонстрировала свою мощь армия-победительница, два часа восторженно рукоплескали москвичи и гости столицы от имени всего советского народа вооруженным защитникам социалистического Отечества, завоевавшим Победу.

В 23 часа из 100 аэростатов, поднятых зенитчиками, залпами полетели 20 тысяч ракет. Кульминацией праздника стало полотнище с изображением ордена "Победы", появившееся высоко в небе в лучах прожекторов.

На следующий день, 25 июня, в Большом Кремлевском дворце состоялся прием в честь участников Парада Победы. После грандиозного праздника в Москве по предложению советского правительства и Верховного командования в сентябре 1945 года состоялся малый Парад союзных войск в Берлине, в котором приняли участие советские, американские, английские и французские войска.

Отгремела война и, бывший фронтовик с головой окунулся в мирную жизнь. С супругой Евдокией Тиховной Чеусовой, Илья Григорьевич Старостенко прожили счастливо, в любви и согласии, растили детей, дождались появление внуков. Но до конца своей жизни ветеран оставался верным фронтовой дружбе, никогда не забывал своих однополчан, ездил на встречи, переписывался с Советом ветеранов 94-й гвардейской дивизии. Это по инициативе бывших фронтовиков, членов городского Совета в 80-е годы прошлого века почти во всех учебных заведениях Талдыкоргана были созданы музеи и уголки Боевой славы. Личные вещи, документы и воспоминания Илья Григорьевич передал на хранение в музей университета им. Жансугурова.

Участники прошедшей войны и те, кто не вернулся с полей сражений, и те, кто не дожил до юбилейных торжеств, и те, кто вместе с нами праздновал 70-летие Великой Победы, уверены, что вторая мировая война должна оставаться в памяти всех поколений, независимо от того, сколько времени пройдет. Даже если свидетелей войны не останется, человечество должно знать историю, истоки идеологии фашизма, чтобы это не повторилось никогда!

Автор:
Андрей БЕРЕЗИН, писатель- историк