Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

ОДА СОЛДАТУ И ВАЯТЕЛЮ ПАМЯТНИКА


23 мая 2015, 23:21 | 2 386 просмотров



Мужество растет с опасностью:

чем туже приходится, тем больше сил.

Ф.Шиллер

Талдыкорганец Иван Соловьёв с детства был одержим мечтой, которая крепла по мере его взросления – стать художником. И десятый класс он заканчивал с твердым намерением поступать на художественный факультет педагогического института. А пока сдавал вместе со своим десятым классом выпускные экзамены, но 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Экзамены пришлось сдавать досрочно, многие юноши направились на медкомиссию, чтобы быть зачисленными в летное училище, располагавшееся в Талды-Кургане. По итогам комиссии всем им объявили приказ: ждать до особого распоряжения!

Шли дни, недели, месяцы…Военные действия на территории Советского Союза были в разгаре, а районный военный комиссариат никого из друзей Ивана Соловьева. Так и его самого не вызывал, не тревожил. Осенью Соловьев, а теперь уже Иван Фомич, как молодой учитель начал работать в семилетней школе №2 преподавателем по физкультуре и рисованию. Только 12 декабря 1941 года его и еще с десяток парней неожиданно вызвали по повесткам в райвоенкомат. И опять вместо передовой, куда все стремились попасть, направили в Ашхабад, на учебу в военный гидрометеорологический институт. Здесь Соловьев окончил первый курс обучения. Летом 1942 года его направили в запасной батальон, а уже оттуда – на фронт. Попал на Центральный фронт, созданный в июле 1941 года, в отдельный лыжный батальон 37-й стрелковой дивизии, который выполнял разведывательные и диверсионные задачи в тылу врага.

Вслед за катастрофой на Волге немецко-фашистские войска в ходе зимнего наступления Красной армии 1942/43 г. потерпели серьезные поражения и на других важнейших участках советско-германского фронта.

Ведя подготовку к штурму города Ржева и нужно было выявить и подавить огневые точки гитлеровцев. Ночной бой 18 декабря 1942 года врезался в память на всю жизнь сержанту Ивану Соловьеву. Он командовал отделением, а это двадцать два человека, обстрелянных и опытных воинов, чьё вооружение составляли автоматы и гранаты. Поставив перед группой задачу: дерзкой атакой вызвать огонь врага на себя, чтобы можно было засечь его огневые точки, Соловьев повел группу в разведку боем. В самый разгар атаки его вдруг сильно ударило в правую руку, и она беспомощно повисла как плеть, а боль разливалась по телу нестерпимая. Успел перехватить автомат левой рукой. Маскировочный халат и одежда моментально пропиталась кровью. Стоял сильный мороз. Пока добирался до санбата, кровь застыла, ледяной коркой сковало обе руки, и стоило немалого труда, разморозить их в медсанбате. На беду еще пропало зрение. И только переливание крови, и интенсивное лечение вернули солдата к жизни.

Вот так для Ивана Фомича закончились военные действия на фронте. Потянулись долгие месяцы госпитальной жизни. Он перенес четыре операции. Была опасность лишиться обеих рук. И только в июле 1943 года инвалидом второй группы вернулся Иван Фомич с фронта домой. А спустя несколько месяцев догнала его высокая и особо ценимая среди фронтовиков солдатская награда – медаль «За отвагу».

Сколько же пришлось ему, молодому человеку, по возвращению домой и увеченному войной передумать, переосмыслить за мучительно длинные бессонные ночи?! Во весь свой рост встал вопрос перед двадцатилетним парнем: «Как же жить дальше?»

Конечно, он понимал, что надо начинать новую жизнь. Но, как тысячи подобных ему, Иван Фомич нашел в себе силы и мужество, чтобы достойно жить и оставаться верным своей юношеской мечте обязательно стать художником. Превозмогая боль душевную и физическую, он с каким-то завидным остервенением набросился на работу, старался разрабатывать увечную руку, рисовал, как мог, а потом лепил из глины, пластилина, резал по дереву…

А в октябре 1944 года его пригласили в школу имени Ушинского. Здесь ему доверили быть и военруком, и физруком, здесь он преподавал любимые предметы черчение и рисование. Весь отдавался работе. За успехи в труде был награжден второй медалью, теперь это была правительственная награда «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». Это о таких людях, как Иван Фомич, в своё время писал поэт: «Из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд…»

Война закончилась победными залпами в поверженном Берлине. Вернулись с фронта братья Александр и Василий Соловьевы.

Старший Александр Фомич - капитан артиллерии, награжденный двумя орденами Красной Звезды, двумя орденами Отечественной войны I и II степени, медалями. Всего восемнадцать боевых наград украшали грудь бравого капитана-героя, дошедшего до Берлина. И только очень близкие люди знали, что в груди у Саши затаился кусочек крупповской стали, который невозможно было извлечь в полевом госпитале. Вот так он и существовал несколько лет, как бы балансируя на грани жизни и смерти.

Младший Василий был призван в ряды Советской Армии в 1943 году, воевал рядовым в пехоте на Первом Прибалтийском фронте. С фронта вернулся с боевыми наградами Родины: орденами Отечественной войны II степени, «Красной Звезды», медалью «За победу над Германией».

В 1969 году врачи направили Александра Фомича в один из крымских санаториев, а там коварный осколочек зашевелился. Последовала срочная операция, осколок благополучно удалили, но вот спасти жизнь оперируемому Александру Соловьеву, увы, не смогли. В Крым пришлось поехать Ивану Фомичу, это он привез гроб с братом, чтобы придать его земле на родине. Вот так война прошлась своей черной бороной еще по одной семье, и теперь - Соловьевых.

В 1956 году Иван Фомич – художник фабрики бытового обслуживания «Красная Звезда» заочно окончил Казахский пединститут имени Абая. И с той поры длилась его многолетняя педагогическая деятельность в средней школе №2 имени В.И.Ленина города Талдыкоргана

«Педагогическая работа стала главной целью его жизни, - вспоминал коллега, бывший завуч этой школы Игорь Дмитриевич Мельников. – В любое дело Иван Фомич всегда вкладывал душевное тепло. Он умел трудиться красиво, до самозабвения. Иногда казалось, что он работает целыми сутками. Но никогда не имел привычки кого-то упрекать за плохую работу. Рядом с ним просто невозможно было работать кое-как, делать что-то в полсилы. Он заражал своей работоспособностью. И не случайно долгое время его избирали секретарем партийной организации школы имени Ленина».

За добросовестный труд И.Ф.Соловьев был награжден юбилейной медалью «100 лет со дня рождения В.И.Ленина», а также удостоен знака «Отличник народного образования Казахской ССР».

В начале 60-х годов прошлого века в Талдыкоргане развернулась работа по возведению памятника талдыкорганцам, погибшим в гражданскую и Великую Отечественную войны. Трудовые коллективы, жители города, учащиеся учебных заведений делали добровольные трудовые вклады на строительство памятника. Был объявлен конкурс на лучший проект памятника среди местных художников. В нём принял участие Иван Фомич Соловьёв. Его проект оказался лучшим. Около двух месяцев Иван Фомич с помощниками трудился над изготовлением центральной фигуры памятника – женщины-матери, что придерживала за плечо мальчика. 6 ноября 1967 года при большом скоплении горожан состоялось его торжественное открытие. И надо отметить, что всю колоссальную работу И.Ф.Соловьев проделал безвозмездно. Иначе и не могло быть. Ведь память о погибших для него не пустой звук, она священна.

…Обелиск Славы в самом начале городского парка простоял годы, десятилетия. Он запечатлен на почтовых сувенирах – открытках, его изображение было помещено на почтовых конвертах СССР.

Но вот в преддверие очередной круглой даты Победы, встал вопрос о замене фигуры возле обелиска, реконструкции памятника, среди горожан столь дорожащих привычным и, несомненно, связанным с памятью прошлого возникла полемика: стоит ли свеч та замена? Тем паче с автором вопрос вообще никак не согласовали. Новый аким области Ш. Кулмаханов настаивал на изменениях и даже был объявлен конкурс. И тогда, все же возобладало веское слово главы области и реконструкция, а вместе с ней и замена центральной фигуры на другую, началась.

Однако, среди тех, кому была дорога соловьевская «Мать с ребенком» оказалась Ольга Грищенко, художник и поэт. Своё отношение к памятнику она выразила в стихотворении «Память обелиску», опубликованному в одной из жетысуских региональных газет с посвящением: «Участнику Великой Отечественной войны, отличнику народного образования Каз.ССР, автору и исполнителю Обелиска Славы в Талдыкоргане И.Ф.Соловьеву».

Да, мы Отечества сыны.

Послушай, ветеран войны, -

Ты не один в своем бою,

С тобой я в ряд один встаю.

Не я одна – и тут и там,

Повсюду слышу благодарность вам,

От многих знавших вас людей

Твердить: «Все, меня нет», - не смей!

Ты в парк вошел, как на войну,

Не знал еще себе цену.

С судьбою спорить ты не стал,

А только, стиснув рот, молчал…

И не гроша не получил за памятник,

Что подарил ты городу, его жильцам.

На что взирать теперь всем нам?

Где исторический родник?

Где сильная скульптура-мать?

Как можно памятник убрать.

Что отвечал тем временам,

Что ближе и понятней нам?

Иван Фомич, ты не забыл,

Как на уроках нам твердил,

Что всем история нужна,

Для будущего как важна?

Постиг ты истину одну:

Скульптуре ты узнал цену.

Как жаль, чтоб это все понять,

Пришлось так много потерять.

Ваша ученица Ольга Грищенко.

Не безынтересна реплика еще одной землячки Людмилы Горженко, опубликованная на страницах региональной газеты «Диалог Талдыкорган» (15 апреля 2005 года, стр.4). Людмила тогда написала:

« О конкурсе по реконструкции Обелиска Славы прочитала в газете. Я, истинный патриот города, не имевшая мысли даже в самые тяжелые времена покинуть наш город, очень этому рада. С нетерпением стала ждать, какие будут представлены проекты. В скорости по телеканалу «Жетысу» показали репортаж на эту тему.

Все прекрасно, все замечательно, все доводы по выбору достойного проекта убедительны и разумны, но замысел архитектора заменить существующую бетонную скульптуру женщины с ребенком, выполненную в стиле соцреализма, на стилизованную фигуру скорбящей матери, повергла меня в шок. Значит, стиль соцреализма устарел, а новый стилизованный силуэт – это соответствует современности? К чему он на мемориале, посвященном ВОВ, не могу взять в толк. Ведь соцреализм – это стиль того самого времени, ради которого и воевали наши отцы и деды. По всему бывшему СССР, в любом городе есть подобный Вечный Огонь, с подобными скульптурами, по стилю похожими друг на друга. И именно в этом я вижу большой смысл. Война затронула всех, весь мир. И по стилю, по символике в любой части бывшего Советского Союза сразу можно определить, что это памятник Великой Отечественной войне. В ней участвовали все: и женщины, и старики, и дети. Лучше к монументу добавить воина в каске, в плащ-палатке, с автоматом ППШ – эти атрибуты ассоциируются у нас с войной над фашистами.

Мне 32 года, я еще кое-что знаю о войне, а мои дети уже почти ничего. Для них пустые слова: 28 панфиловцев, блокада Ленинграда, битва под Сталинградом, концлагерь Освенцим, Бабий Яр, Нюрнбергский процесс. А что уж тогда говорить о внуках, с которыми я пойду гулять по городу в будущем? Для них Великая Отечественная война будет, как для нас с французами 1812 года. Проходя мимо Обелиска Славы, что я смогу сказать внукам, глядя на новую скульптуру? Что она передает из тех трагических лет, какую смысловую нагрузку несет? По моему мнению, совсем небольшую и одностороннюю.

Не знаю, найдутся ли еще люди, согласные с моим мнением, но в моем окружении все согласны с такой точкой зрения. А среди этих людей – два фронтовика. Они не хотят радикальных изменений.

Желающим затронуть тему ВОВ в своих новых работах можно найти много мест, где облику города не помешают новаторские идеи и образы. А в сердцах немногих оставшихся и доживших до великой даты ветеранов будет благодарность за уважение к их идеалам и горькой памяти.

Если уже ничего нельзя изменить, то хотя бы не надо уничтожать старую скульптуру. Лучше перенести её в другое место. Еще один мемориал, посвященный памяти ВОВ, просто не будет лишним».

Хотя и запоздало, но от имени всех талдыкорганцев скажем: «Простите нас, Иван Фомич! За то, что не смогли отстоять память о вашем поколении, которое вынесло на своих плечах тяготы военного лихолетья, не сумели сохранить Ваш дар городу, за то, что чиновничьи взгляды возобладали над искренностью ваших творческих помыслов. Простите нас!»

И еще…Какое это счастье вместе с Вами, наши замечательные ветераны – фронтовики и труженики тыла было встречать славную юбилейную дату – 70-летие Великой Победы! Мы вместе с вами радовались празднику и видели на ваших лицах торжество военного братства, когда вы, убеленные сединами с майскими букетами цветов в руках, сидели и стояли, глядя на парадный строй сегодняшних защитников Родины. Казах и русский, украинец и белорус, поляк и азербайджанец, уйгур и кореец – все вы побратимы великого испытания, выпавшего на вашу долю в 1941-1945 годы, с честью его выдержали и подарили нам это мирное небо, эту счастливую жизнь. Так примите низкий сыновний и дочерний поклон и искреннюю благодарность со словами священной клятвы молодого поколения: «Память сильнее времени!»

Автор:
Андрей БЕРЕЗИН, писатель-краевед.