Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

Отечественные врачи помогли женщине с тяжелым онкологическим заболеванием сохранить беременность и родить долгожданного ребенка


12 декабря 2014, 10:51 | 1 065 просмотров



Жизнь желанного, единственного ребенка уже билась под сердцем Айгуль Абильмажиновой, когда у нее диагностировали рак. По словам 34-летней женщины, когда она об этом узнала, единственное, что она чувствовала – «… как будто мне выстрелили в сердце…».

Это мучительная ситуация: в тот момент, когда женщина дает жизнь своему долгожданному ребенку, она должна бороться со смертельной болезнью. Но она боролась… вместе с врачами Центра онкогинекологии КазНИИ онкологии и радиологии (КазНИИОиР) и Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии (НЦАГиП). На протяжении нескольких месяцев медики отвоевывали у коварной болезни сразу две жизни. В тяжелой борьбе и очень напряженной операции по спасению матери и ребенка принял участие в общей сложности весь коллектив – от доктора медицинских наук до санитарок. Говорить о репродуктивном здоровье женщин с онкологическими диагнозами почему-то у нас не принято. Газета «Литер» нарушает это молчание…

Рак любого типа, как показывает мировая медицинская статистика, обнаруживается примерно при одной из 1000 беременностей. Двадцать лет назад такой случай классифицировалась как сравнительно редкое состояние. Однако заболеваемость раком у беременных женщин во всем мире сейчас повышена. Онкологи отмечают, рак шейки матки является одним из наиболее распространенных видов рака среди беременных женщин, после рака молочной и щитовидной железы.

Времена, когда беременность и онкология считались несовместимыми, прошли. Достижения современной медицины плюс накопленный мировой опыт, который активно внедряют отечественные онкогинекологи, позволяют бороться с раком, сохранив жизнь мамы и малыша, и в Казахстане.

Руководитель Центра онкогинекологии КазНИИОиР доктор медицинских наук Мурат Кайрбаев отмечает, что перемены в этой области онкологии во всем мире очень стремительны.

– Нужно постоянно учиться, быть в курсе мировых достижений. В обществе бытует мнение, что беременность ухудшает течение болезни и приводит к ее прогрессированию. Однако опыт, накопленный в развитых странах, показывает, что причина тому – неполное обследование и задержки в лечении, связанные с ожиданием родоразрешения. В частности в США многие женщины с раком молочной железы отказывались от прерывания беременности, и врачам в приходилось начинать лечение во время беременности исключительно с согласия женщин, это и были первые шаги. Потом появились публикации о лечении заболеваний крови, рака шейки матки при беременности. В настоящее время опубликованы результаты наблюдения за детьми в течение более 20 лет, матери которых получали химиотерапию во время беременности. Сразу хочу оговориться, что это не панацея, мы не знаем всех возможных рисков и мы предупреждаем родителей об этом. Никто этого не знает. Специальные исследования на беременных женщинах не проводятся – это не позволительно по этическим соображениям ни одной стране мира. Мы используем опыт наших коллег. В этом нам очень помогают международные публикации и личные контакты с нашими зарубежными коллегами, – говорит доктор Кайрбаев.

Словом, это чудо, которое случилось с Айгуль, – из категории рукотворных. И, кстати, у него есть конкретные «авторы» – Центр онкогинекологии КазНИИОиР.

…Когда Айгуль везли на операционный стол, из ее глаз текли слезы.

Через некоторое время должен наступить самый главный момент в ее жизни.

Айгуль пришлось многое пережить…

И даже то, что она отличается от других пациенток. Как призналась Айгуль, многие смотрели на нее с открытым удивлением, когда она шла на химиотерапию уже с животиком.

Время для Айгуль было существенным фактором. Ее опухоль развивалась очень быстро, поэтому важно было начать лечение как можно скорее. Дело в том, что ее тяжелый недуг мог быстро распространиться без лечения, ждать бы пришлось еще четыре месяца, поэтому онкологи предложили ей приступить к химиотерапии в начале второго триместра беременности. Несмотря на все риски, прерывание беременности было для Айгуль исключено. По ее словам, она старалась верить в то, что все закончится благополучно.

Шанс есть всегда

Пятнадцать-двадцать лет назад в мире не было почти никакой информации о том, какое воздействие может оказать химиотерапия на плод во время внутриутробного развития. Сегодня, благодаря многочисленным наблюдениям врачей во всем мире, есть основания полагать, что данный вид лечения является возможным, если срок беременности преодолел рубеж первого триместра.

Назначение химиотерапии, как правило, задерживают до окончания первого триместра беременности, во время которого формируется большинство органов плода, и курс химиотерапии прекращается за три-четыре недели до родов.

Чтобы свести к минимуму вероятность причинения плоду вреда, специалисты стараются избегать препаратов, которые могут вызвать врожденные дефекты, и тех, опыт применения которых еще слишком мал, чтобы быть гарантированно безопасными для назначения во время беременности. Беременные женщины, как правило, получают химиотерапию в той же дозировке с поправкой на вес, что и небеременные пациентки.

– Когда речь идет о том, кого спасать в первую очередь – будущую маму или еще не появившегося на свет ребенка, врачи однозначно выбирают женщину. Но мы имели дело с особым случаем: пациентка ждала появления на свет своего единственного малыша, понятно, что с этим конкретным заболеванием второго шанса у нее уже не будет. Беременность была долгожданной. В некоторых случаях мы ждем, если этого позволяют срок беременности и стадия заболевания, но здесь ждать пришлось бы слишком долго… После долгих консультаций с коллегами и беседами с супружеской парой Абильмажиновых мы приняли решение начать лечение незамедлительно, – сказал доктор медицинских наук Мурат Кайрбаев.

Заметим: и все же сегодня у женщин есть больше шансов, чем лет двадцать назад, родить здорового ребенка и справиться со страшной болезнью.

– Если я сохраню своего ребеночка, рожу, Всевышний даст мне силы победить рак, – сказала Айгуль.

Она, как стойкий оловянный солдатик, каждый день говорила самой себе, что, несмотря ни на какие обстоятельства, она выносит своего долгожданного ребенка.

Айгуль начала химиотерапию, когда срок ее беременности составлял около двадцати двух недель. Женщина не скрывает, что препараты вызывали у нее сильную утомляемость и тошноту, которых она не испытывала никогда во время беременности. Усталость временами была настолько сильной, что не позволяла Айгуль встать с постели, но она мужественно все переносила. Но, конечно, самым тяжелым испытанием являлся страх за еще не родившегося ребенка. Каждую минуту думала о ребенке, которого она носила под сердцем.

– Я всегда говорила со своим ребенком. Просила у него прощения, – сказала Айгуль. Она все выдержала.

Айгуль сделали кесарево сечение, когда у нее был вполне солидный срок – 34 недели. На свет появилась недоношенная, но вполне здоровая девочка весом около двух килограммов. Сейчас малышка находится под присмотром специалистов Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии.

Как рассказал газете «Литер» доктор медицинских наук Мурат Кайрбаев, это не первый случай в их практике.

Семь лет назад здесь в онкогинекологии появился на свет первый с их коллегами из НЦАГиП малыш. Его маме во время беременности диагностировали рак шейки матки. Сейчас он здоров. В этом году пошел в школу.

– Сначала я молилась о том, чтобы ребенок родился здоровым, – рассказывает Айжан Саликова.

– Потом я начала молиться о том, чтобы он был здоров в то время, когда я отдам его в детский сад. Ну а этой осенью он пошел в первый класс, так что теперь я молюсь за университет.

Впервые о репродуктивном здоровье женщин с онкодиагнозом открыто говорим с доктором медицинских наук Муратом Кайрбаевым.

– Мурат Решатович, сейчас онкологический диагноз уже не приравнивается к приговору. Те, кому он вовремя был поставлен, кто получил адекватное лечение, продолжают жить. Но иногда при этом страдает качество жизни. Улучшить его помогают все те же высокие технологии. Например, разработаны специальные программы, позволяющие женщине, которой была сделана органосохраняющая операция, обрести радость материнства. Есть примеры?

– Да, к счастью, да! У нас есть несколько молодых женщин, которым были выполнены операции с сохранением матки, у двоих из них уже есть маленькие дети, – говорит доктор Кайрбаев.

– Скажу больше – всего в мире таких операций выполнено уже более одной тысячи и у более половины женщин уже наступили беременности, две трети из которых закончились успешно. Буквально неделю назад мы провели мастер-класс, к нам приезжали коллеги из Германии, как раз провели несколько совместных операций, среди которых – новый вариант органосохраняющей операции.

Оказывается, на протяжении ряда лет исследователи собирали информацию о том, как химиотерапия воздействует на внутриутробное развитие, на развитие ребенка после рождения, на здоровье в детском и подростковом возрасте, какое количество лекарств проникает через плаценту, сколько остается в крови матери.

– Как раз сейчас такой анализ проводят наши коллеги в Германии, и, если наши пациенты будут не против, мы пошлем образцы крови для исследования в их лабораторию. Если мы сможем собрать больше наблюдений со всего мира, мы сможем получить больше информации, которая поможет спасти еще больше жизней. Большинство детей имеют такие же показатели, как и дети, родившиеся без воздействия химиотерапии во время беременности матери. Их здоровье, интеллект и развитие не вызывают беспокойства, – сказал Мурат Кайрбаев.

Единственное, что многие из этих детей рождаются раньше срока, с меньшим весом, часто потому, что роды искусственно стимулируются. Врачи стараются закончить беременность родами, как только возраст ребенка позволяет это, чтобы продолжить лечение матери, не беспокоясь о здоровье ребенка. Айгуль уже в палате.

– Нет слов, чтобы выразить нашу благодарность врачам, – говорит муж Айгуль Канат.

– Сейчас моим девочкам требуется реабилитация. Выдюжим. Тем более теперь я знаю, для кого живу…

Автор:
Мира МУСТАФИНА, фото Константина КНЯЗЕВИЧА, Алматы «Литер»