Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

Будьте со зрением!


28 ноября 2014, 09:30 | 1 355 просмотров



Всемирная организация здравоохранения второй четверг октября объявила Международным днем зрения. Трудно назвать это праздником, скорее, поводом задуматься и принимать соответствующие меры. Ведь в планетарном масштабе проблемы с глазами существуют у 300 млн землян, из них 39 млн полностью слепые. Каждые пять секунд слепнет один взрослый человек, каждую минуту – ребенок.

В Казахстане статистика не менее удручающая. Ежегодно к офтальмологам со своими проблемами обращаются свыше 1 млн граждан. В стране зарегистрировано более 20 тысяч инвалидов по зрению, каждый год их число возрастает на 2 300 человек. Но самым страшным является то, что 40% инвалидов по зрению составляют дети, и ежегодный прирост составляет 4,5%.– Глаз весит 7–8 граммов, это всего десятитысячная доля веса человеческого тела. Но насколько он важен для любого из нас! Да, от офтальмологических патологий не умирают, но от них страдает качество жизни людей, – говорит директор Казахского НИИ глазных болезней, доктор медицинских наук, профессор Турсунгуль Ботабекова. – Офтальмология переживает мощный технологический и фармацевтический прорыв, однако перед нами встают новые задачи. Еще 15–20 лет назад практически ничего не знали о возрастной макулярной дегенерации (ВМД). Почему? Потому что, во-первых, она присуща людям пожилого и старческого возраста, а продолжительность жизни сейчас выше, чем раньше. Во-вторых, не был известен патогенез заболевания и, соответственно, мы не знали, в каких случаях и какая необходима терапия.

Надо признать, старение населения планеты является сегодня глобальной проблемой, так как поднимает целый пласт геронтологических (связанных с возрастом) вопросов, на которые ранее не обращали должного внимания. На Земле уже 40 млн больных, имеющих снижение центрального зрения из-за ВМД, и еще 100 млн такое несчастье ожидает. В Европе этим страдает каждый второй человек старше 60 лет. С каждым годом ВМД молодеет, теперь нередко можно ее встретить и у лиц старше 40 лет. В рамках новой государственной программы "Саламатты Казахстан" на 2016–2020 годы мы предлагаем ввести скрининг на ВМД, тем более что большинство из необходимого оборудования уже поставлено в глаукомные кабинеты. К возрастным заболеваниям прибавился еще ряд не менее серьезных проблем.– Например?– Например, заболеваемость сахарным диабетом растет в геометрической прогрессии. Увы, сегодня диабет второго типа встречается и у детей. Это действительно эпидемия, такого количества больных никогда не было. Страдает все, – почки, печень, конечности, но ничто так не снижает качество жизни, как ретинопатия. Диабетическая ретинопатия ведет к слепоте и в структуре инвалидизирующих осложнений диабета стоит на первом месте. Поэтому как только эндокринологом выставлен диагноз, больной диабетом должен идти к офтальмологу.– Значит, сетчатка – это самое слабое место?– Увы, да. В силу своих анатомических и физиологических особенностей. Причем проблема с сетчаткой может встать с первых дней жизни, сейчас огромную тревогу вызывает ретинопатия недоношенных. Опять-таки ранее о данной проблеме мало кто знал. С тех пор, как в 2008 году в нашей стране были введены новые критерии живорождения, жизнь сохраняют даже совсем крохотным недоношенным детям. – Но ведь это хорошо!– Хорошо, если к этому готовы соответствующие службы: неонатологи, педиатры, офтальмологи. Чем меньше вес недоношенного ребенка, тем больше у него системных проблем, включая ретинопатию. Сетчатка новорожденного вследствие чисто временных параметров не успела созреть, дорасти. Недоразвиты стекловидное тело, мембраны и оболочки глаза. Чтобы сохранить ребенку жизнь, неонатологи держат его на высокой концентрации кислорода, а гипероксигенация и яркий свет добивают не успевшую состояться сетчатку. Помочь сохранить ребенку зрение можно максимум в течение двух месяцев – все расправить, поставить на место, не то потом будет поздно. Если мать и ребенка выписать, не оказав помощи, они, конечно, вернутся вновь, но, увы, тогда уже ничем нельзя будет помочь. Есть замечательный приказ Минздрава № 120 от 28 февраля 2012 года "Об утверждении Положения о деятельности организаций, оказывающих офтальмологическую помощь населению Республики Казахстан", где предписано в каждом перинатальном центре иметь врача-офтальмолога и лазерную установку. Спасли жизнь – спасибо, но спасите и зрение! Вот несколько цифр: ретинопатия среди детей, родившихся с весом менее 1 кг, встречается в 49% случаев. А значит, если не принять срочных мер, эти малыши пополнят ряды детей-инвалидов. К слову, и тех доношенных новорожденных, кто меньше

2 кг, не мешало бы на всякий случай проверить на наличие патологии сетчатки.Ежегодно рождаются около двух тысяч недоношенных детей, что будет с ними дальше? Как быть с их социальной адаптацией? Эти вопросы вызывают у нас тревогу и требуют разработки продуманной программы, совместных усилий неонатологов, офтальмологов и педиатров.Если раньше лазерное лечение недоношенным проводили за рубежом, то с 2012 года мы начали выполнять лазерную коагуляцию сетчатки при ретинопатии недоношенных, которая позволила добиться положительного эффекта в 98% случаев. Благодаря благотворительному фонду "??с жолы", под нашим патронатом и по рекомендации уже появились три лазерные установки в перинатальных центрах Алматы, Астаны и Усть-Каменогорска, где ведущие детские офтальмологи института проводят лазерные операции недоношенным малышам. – А чем может похвастать отечественная офтальмология?– Предметом нашей особенной гордости является то, что Казахстан – единственная страна в мире, где глаукома внесена в госпрограмму социально значимых патологий. Программа развития здравоохранения "Саламатты Казахстан" на 2011–2015 годы предусматривает 11 видов скрининговых исследований, из них шесть онкологических. Такое есть во многих странах, но "просеивание" на глаукому – только у нас. Глаукома – очень коварное заболевание, долгое время протекающее бессимптомно. Как при любом заболевании, чем позже поставлен диагноз, тем труднее бороться с болезнью. При глаукоме итог еще более неутешительный – это необратимая слепота. Ситуация усугубляется инфантильной психологией многих наших сограждан, не заботящихся о своем зрении, а ведь 90% успеха в лечении заболевания зависит от них, и надо-то только прийти к окулисту и измерить внутриглазное давление.

Сейчас в каждой области есть глаукомные кабинеты, оснащенные необходимым современным диагностическим оборудованием. На фоне проведения скрининга ежегодный показатель количества больных с впервые выявленной глаукомой поднялся на 49%. В результате реализации госпрограммы за последние годы среди инвалидизирующих офтальмологических патологий глаукома, то есть заболеваемость от нее в Казахстане, поднялась с пятого на второе место. При этом число инвалидов по зрению имеет тенденцию к стабилизации из-за системы диспансерного наблюдения в рамках госпрограммы. – Обычно гордятся снижением заболеваемости…– А мы гордимся качеством диагностики и ранним выявлением глаукомы. Ведь абсолютное большинство из тех 60 тысяч человек, у которых мы диагностировали глаукому, сами бы не пришли к офтальмологу вплоть до последней стадии! Фактически мы спасли им зрение. Во всяком случае тем из них, кто ответственен за свое здоровье, а не считает, что кто-то должен прийти и решить его проблемы.Мы и сами можем убедиться: с каждым годом к нам доставляют все меньше и меньше глаукомных больных по экстренным показаниям, таких, чтобы были нестерпимые боли в глазном яблоке и внутриглазное давление зашкаливало за 40. Значит, схема работает! Кстати, после своего выступления на офтальмологическом конгрессе в Париже я заметила, что наибольшее впечатление на аудиторию произвела наша скрининговая программа на глаукому. Зарубежные коллеги нам откровенно завидуют и просят поделиться опытом, так что скрининг на глаукому ими признан как инновация.– Какие другие массовые проблемы встают перед офтальмологами?– Самая массовая – аномалии рефракции, то есть близорукость, дальнозоркость, их сочетание с астигматизмом. Когда наши дети идут в первый класс, среди них всего 4% имеют проблемы с рефракцией. Но что мы видим на выходе? Как минимум 40% очкариков! В каждой школе есть медпункт и медсестра. Мы готовы обучить ее как оптометриста. В каждой школе есть компьютерный класс, а у нас есть собственные разработки, компьютерные программы для проверки зрения, для релаксации, для снятия спазма аккомодации, профилактики псевдоблизорукости и так далее. Все это преподносится в доступной игровой форме. Ведь эмметропов, то есть людей с нормальным зрением, становится все меньше и надо начинать решать проблему с детства. Нужно всего лишь понимание учителей и

поддержка родителей.– А что делать тем, у кого уже сформировалась выраженная близорукость?– Решать вопрос хирургическим путем. Наша гордость – фемтосекундный лазер, на котором мы сделали более двух тысяч корригирующих операций. Если на эксимерном лазере можно избавиться от близорукости до 10 диоптрий, то на фемтолазере – до 18 и даже 20 диоптрий. Еще сегодня становится все больше и больше проблем с роговицей. Все чаще встречаются синдром сухого глаза, всякого рода воспалительные заболевания роговицы, которые при неадекватном лечении дают грозные осложнения. Банальный конъюнктивит может закончиться перфорирующей язвой или гнойным расплавлением. Становится проблемой цивилизации ношение контактных линз, они есть у каждой второй девочки-старшеклассницы. Выбор огромен, но ведь ношение линз требует определенной самодисциплины, контроля качества растворов, регулярного осмотра у врача-контактолога. Однако многие решают проблему самостоятельно, покупая в аптеках и закапывая обезболивающие, стероидные капли. Последствия этого могут быть просто удручающими.– Чем же это может закончиться?– Трансплантацией роговицы. У нас сейчас на очереди более 300 человек. Увы, мы не можем им всем помочь, остро ощущается дефицит трансплантационного материала – донорской роговицы. Парадоксально, ведь именно Казахский НИИ глазных болезней в далеком 1936 году был одним из пионеров кератопластики, а проблема не решена и по сей день. Казалось бы, у нас передовое с точки зрения трансплантологии законодательство, устанавливающее презумпцию несогласия. Законы есть, договоры есть, вот только материала нет. Надеемся на помощь наших коллег из НИИ проблем биобезопасности, вместе с которыми мы уже 10 лет ведем работы по культивированию на различных основах искусственной роговицы. Да, в случае необходимости с помощью фемтолазера мы можем настолько идеально извлечь трансплантат, что вы даже краев не увидите. Но пересаживать-то все равно нечего. Работы продолжаются с Республиканским координационным центром трансплантации. – Но не будем о грустном. В чем офтальмология достигла наибольших успехов?– Витреоретинальная хирургия еще недавно была в категории самых тяжелых и негативно прогнозируемых, сегодня качество и объем данных вмешательств так высок, что растет число пациентов с высоким функциональным результатом. В хирургии катаракты – это очень благодарная нозология. Человек едва видит и буквально на операционном столе прозревает! Энергетическая хирургия катаракты сегодня доведена до совершенства. Мы не просто возвращаем зрение, а делаем его качественным и суперкачественным. Мы устанавливаем искусственный хрусталик, максимально приближенный к родному физиологическому, мультифокальные и аккомодирующие линзы, меняющие свою толщину и оптическую силу. Человек прекрасно видит и вдаль, и вблизи. Больше всех нам благодарны пациенты, работа которых связана с мелкой моторикой. Если раньше им приходилось то и дело пользоваться лупой, то теперь они видят прекрасно и без всевозможных приспособлений! – Какие есть проблемы у офтальмологической службы? – Основная проблема офтальмологической службы Казахстана – это дефицит кадров на уровне первичной медико-санитарной помощи, то есть в поликлиниках, который составляет

158 ставок по стране. Причем на селе работают только 20% офтальмологов, дефицит детских офтальмологов составляет 63%. В городах основная доля врачей сосредоточена не в поликлиниках, а в оптиках и частных центрах. Казахский НИИ глазных болезней осуществляет и образовательную деятельность, подготавливая офтальмологов в резидентуре, циклах переподготовки и повышения квалификации. Мы проводим выездные мастер-классы, сеансы "живой" хирургии, телелекции, телеконсультации для региональных врачей.

Наш институт старается не стоять на месте, непрерывно развивается. В Стратегии "Казахстан-2050": новый политический курс состоявшегося государства" президент уделяет особое внимание реализации программ в области здравоохранения, включающих расширение спектра медицинских услуг, ускорение темпов развития высокоспециализированной медицинской помощи. Ставится главная задача –

войти на равных в мировое медицинское пространство.

С 2016 года стартует новая государственная программа "Саламатты Казахстан" на 2016–2020 годы, куда мы планируем включить скрининг на возрастную макулярную дегенерацию, диабетическую ретинопатию, аномалии рефракции и другие детские заболевания. Если каждый пожилой гражданин в своем районе сможет пройти оптическую когерентную томографию сетчатки, станет возможным выявить возрастную макулярную дегенерацию на самом раннем этапе, на микроскопическом уровне, тем самым можно провести соответствующее лечение.

Мы считаем, что Казахский НИИ глазных болезней успешно справляется с поставленными задачами. У института обширные международные научные связи, наших офтальмологов на равных принимают во всем мире, мы принимаем самых тяжелых больных со всей страны, делаем самые сложные операции, проводим трансфер высоких технологий в регионы. По пальцам можно пересчитать случаи, когда казахстанских пациентов приходится отправлять на лечение за рубеж. Мы многое можем – с нас много и спрашивают.

Автор:
Александр КАМИНСКИЙ, Алматы