Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

Серик АКШУЛАКОВ: «Заставить стать врачом невозможно»


10 октября 2014, 09:51 | 1 856 просмотров



Разговор с выдающимся доктором на фоне Х Азиатского конгресса нейрохирургов

Глава Национального центра нейрохирургии профессор Серик Акшулаков

Родственники часто уговаривают врачей не сообщать больному истинное положение вещей. Но он должен понять и принять, с чем борется его организм и как одолеть свой недуг: без воли человека, без его осведомлённости и главное без осознанной готовности кардинально изменить свой оставшийся отрезок жизни – медицина бессильна. Глава Национального центра нейрохирургии профессор Серик Акшулаков, получивший свою эксклюзивную огранку в святая святых российской практической медицины – институте им. Бурденко, фактически основоположник национальной нейрохирургии, практикующий академик и самобытный теоретик отечественной медицины, призывает казахстанцев осознать банальную истину: львиную долю ответственности за собственное здоровье и выздоровление несёт пациент. Этот тривиальный постулат лишь затем дополняется ещё двумя китами истинной эффективности медицины, важнейшими составляющими успеха – дорогим ультрасовременным оборудованием и виртуозным мастерством хирургов.

Разговор с Сериком Куандыковичем «Новая» – Казахстан» начала с его любимого первенца – беспрецедентного форума последних, прорывных достижений мировой нейрохирургии, который прошёл недавно в Астане.

— В Х Азиатском конгрессе нейрохирургов участвовали 652 человека из 56 стран мира, заслушали 354 научных доклада, 206 постерных докладов. Это признание. Это рекорд. Проведение такого конгресса – это наш ответ, это наш отзыв на те усилия, которые прикладывает руководство нашей страны, чтобы создать особые условия для развития конкурентного здравоохранения.

Мастер-классы проходят в операционной Национального центра нейрохирургии с прямой трансляцией на учебные мониторы

Нейрохирурги планеты регулярно встречаются на трёх площадках – это Всемирный, Европейский и Азиатский конгрессы: здесь они сверяют стремительно несущиеся хроносы своих достижений и прицеливаются к недостижимым пока новым высотам медицины. Азиатский конгресс нейрохирургов был основан в 1993 году профессором Тецуо Канну из Японии. С тех пор он проходит один раз в два года. За престижное право принять его у себя страны борются так же, как и за Олимпиаду, чемпионат мира по футболу или EXPO. В 2010 году в Куала-Лумпуре наша республика впервые заявила о намерении принять у себя виртуозных дирижёров скальпелей и корифеев нейроэндоскопов. Японские коллеги активно поддержали амбиции молодой Астаны, и казахстанская заявка, надо признать, благодаря успехам последних лет профильного института под руководством Акшулакова, опередила добрый десяток соискателей этой несомненно высокой чести

Мы должны знать: как, в какую сторону развивать отечественное здравоохранение, какие приоритеты расставлять. Нам надо не просто осваивать выделенные деньги. Вложить большие деньги – это одно, а наша внутренняя ответственность, что сродни взятой высокой ноте, сродни жертвенности, – это другое. Однако одной внутренней ответственности недостаточно, если она не подкреплена в финансовом плане и лишена государственной поддер-жки. У нас были прекраснейшие хирурги, которые спасали жизни людей, оперируя даже не хуже, чем сейчас оперируют: но спасали их дорогой ценой, спасали на пороге предельных возможностей человека. Я сам работал в таких условиях: на устаревшем оборудовании, в примитивно оснащенных операционных, на скудном медикаментозном обеспечении, а про доступ к последним мировым методикам хирургии не приходилось и мечтать. И мы, естественно, испытывали комплекс неполноценности перед коллегами из-за рубежа, чьи операционные выглядели как ультрасовременные киберцентры. Сейчас же мы буквально взлетели на мировой уровень и не испытываем робости. Поддержка государства за последние 10 лет и, надо это подчеркнуть, пристальное внимание главы государства к нашим проблемам совершили неслыханный прорыв, буквально революцию в здравоохранении. В целом медицину в мире мало кто хвалит: и люди имеют полное право на критику врачей, их недоработки, упущения, а иногда – бездушность и чёрствость. Наше население молится на американских медиков, но вы бы слышали, как в Америке люди костерят своё здравоохранение – не хуже, чем наше население хает порой своё собственное!

– Ваши коллеги, нейрохирурги Израиля, избавили на днях литовскую скрипачку Наоми Элишув от тремора: трясущиеся руки не позволяли ей музицировать. Чтобы следить за функционированием важных частей мозга, её попросили во время операции играть на скрипке – это сохранило контакт врача с пациентом, позволяя выяснить, какая микроточка в коре головного мозга повинна в сбое работы рук. И когда электрод вживили в нужном месте, нейрохирурги заметили, что недуг преодолён, и она играет уже без злосчастного тремора.

– Подобного рода открытиями и эксклюзивными наработками, к которым идут годами, бескорыстно делятся и у нас на конгрессе. По результатам нашего международного форума мы выпустим учебно-методический материал и разошлём по региональным центрам нейрохирургии, проведём в Астане семинары на нашей базе для младшего медперсонала. Кроме того, уверен, что после того, как участники конгресса разъедутся по своим пенатам, они, диагностируя своих пациентов, будут помнить о нашем Центре. И станут направлять их к нам в республику, памятуя о наших возросших возможностях, современном оснащении и мастерстве казахстанских специалистов. Безусловно, безопасность и высокотехнологичный характер оказываемых услуг – основа для развития медицинского туризма. Готов утверждать, что на мировой карте прорывных медицинских услуг ярко и призывно загорелся гостеприимный зелёный огонёк Астаны.

Приезд выдающихся авторитетов современности, без преувеличения, светил мировой медицины – это трансферт идей, технологий, это мастер-классы в операционных: живое общение с профессионалами высочайшего полёта не заменят никакие IT-технологии. В кулуарах здесь делятся порою тем, что ещё даже и не выложили в Сеть и не верифицировали публикациями в профильной литературе. Японию, Индонезию, Китай, Турцию сегодня по праву сменил Казахстан. И этот примечательный факт откровенно радует и вдохновляет

Разве мы могли когда-либо предполагать, что казахстанским нейрохирургам предоставится редкая и счастливая возможность воочию лицезреть и непосредственно общаться с ведущими нейрохирургами мира и первыми слышать о тех вещах, о которых порой и в журналах не пишут? Профессионалы открыто делятся своим практическим и теоретическим опытом, говорят об очевидных успехах и явных провалах. И самое главное: мы узнали, в каком направлении сегодня развивается мировая нейрохирургия, и увидели себя в этой системе нейрохирургических координат мира.

– Разве выгодно специалисту делиться своими секретами с коллегами? Разве не разумней утаить от конкурента своё know-how?

– Медицина – без границ: это ясно. Медицина – без политики: это гуманно и должно приветствоваться. У тех, кто достиг очень больших высот в нейрохирургии, кто в совершенстве отточил своё мастерство, кто оказал помощь тысячам своих пациентов, кто уже подготовил и выпустил книги и преподаёт, – появилась уже необходимость поделиться своим наработанным опытом и знаниями. Они стали Учителями, авторами уникальных мировых методик. Им нужна аудитория, которая бы поняла и приняла их идеологию: они бескорыстно и с удовольствием приезжают и помогают, оказывают практическую помощь. Именно в таком гуманистическом подходе и состоит главное отличие практической медицины от других отраслей человеческих знаний и деятельности. И мы сюда, на конгресс, смогли привлечь высокопрофессиональных, штучных специалистов. Они по своему составу – непревзойдённые топ-нейрохирурги мира, олицетворяющие достижения передовой мировой мысли и практики. Наша встреча содержательно превзошла многие конференции мира – и это не мои слова, а слова моих маститых коллег из-за рубежа. Мы провели семь мастер-классов с участием нейрохирургов и учёных из Америки, Японии, России, Израиля, Германии, Турции...

– Мастер-класс – это не показательно-постановочная операция, пациентов действительно оперируют ваши гости из-за рубежа?

– Да. Эти мастер-классы проходят в нашей операционной с прямой трансляцией на учебные мониторы. Они стартовали за день до открытия конгресса: главное их отличие от предыдущих, прошедших в других странах – в них участвовали наконец и казахстанские нейрохирурги. Мы совместно с ведущими нейрохирургами мира обучали, буквально натаскивали молодых специалистов. Кроме того, и это надо обязательно подчеркнуть, – в наш Центр и за наш счёт приехали за опытом свыше пятидесяти молодых нейрохирургов из России, Грузии, Узбекистана, Киргизии, Таджикистана, Бутана, Камбоджи, Пакистана: Казахстанская ассоциация нейрохирургов полностью поддержала их, оплатив и пребывание, и обучение. Сегодня мы уже достигли максимального уровня и в состоянии делиться приобретёнными знаниями и наработанным опытом. Что значит – поделиться опытом сегодня? Не просто передать свои знания, нет! Это – взаимообогащающий процесс! Обмен опытом происходит в том числе и во время выступления оппонирующего тебе специалиста. Истина ведь рождается в здоровой конкуренции методик, подходов и наработок, know-how отечественных и зарубежных специалистов.

– В мире существуют промышленный, экономический и другие шпионажи. В медицине же бескорыстно делятся открытиями, к которым шли десятилетиями. Не странно ли это?

– Нет, на самом же деле чем больше отдаёшь, тем больше получаешь. Нас, казахов, предки учили: «Алғаңды білсең, бергіңді де біл». Ведущий нейрохирург Германии профессор Мидоуэн отметил: «Мы шли к этому 50 лет, а вы – за 10 лет догнали нас». Но, сказать по правде, я думаю, это произошло не потому, что мы сильно умные, просто...

– ...время сжимается...

– ...да, время сжимается, общение уже на ином уровне, в информационную эру коммуникация по-другому происходит. Я не против Советского Союза: я в те времена и воспитывался, и получал образование, однако считаю, что для Казахстана это стало возможно только потому, что мы обрели независимость. Мы не только выросли, но и благодаря президенту смотреть на нас стали как на отдельное, самобытное и конкурентное государство. И тот факт, что к нам приезжают специалисты такого высокого класса и делятся своим опытом, в первую очередь потому, что Казахстан на сегодняшний день стал узнаваемым во всём мире. Во-первых, это экономический рост: республика смогла вложить значительную долю собственных денег в развитие медицины. Во-вторых, это безопасность нашей республики. Туда, где идут локальные войны, где происходят теракты, вряд ли рискнёт приехать ведущий профессор. В-третьих, это толерантность нашей страны к разным вероисповеданиям и конфессиям. В-четвёртых, это трёхъязычие нашего государства: мы это всем нашим партнёрам подчёркиваем, и это даёт им надежду, что мы всегда может быть с ними в хороших отношениях. Надо признать, что казахстанская нейрохирургия – это прежде всего уникальная и непревзойдённая российская школа, её мы терять ни в коем случае не должны. Горжусь, что я воспитанник НИИ нейрохирургии имени Бурденко. В первую очередь я благодарю за приезд на конгресс своего учителя – академика Коновалова.

– Клятва Гиппократа как раз и начинается с благодарности своему Учителю: «Клянусь Аполлоном, врачом Асклепием, Гигеей и Панакеей, всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями».

– Моему учителю уже 81 год, в прошлом году он стал первым Героем Труда России. Он настоящий бог медицины и гуру практического врачевания. Прилетев, он сделал фундаментальный подробный доклад, критически оценив настоящее и обрисовав будущее нейрохирургии на открытии нашего конгресса. Буду откровенен: думаю, что магия его фамилии и собрала сюда, в Астану, этих выдающихся нейрохирургов современности. Я отношу успех нашего конгресса на его счёт – дай Бог ему здоровья. Мы можем говорить со своими коллегами с Запада и со всего мира на равных, на одном языке высоких новых технологий в нейрохирургии. Все, кто приехал в Национальный центр нейрохирургии РК, придирчиво, требовательно и с нескрываемым интересом ознакомились с ним. В центре внимания оказалась операционная и реанимация: нас пристрастно расспрашивали о возможностях послеоперационной реабилитации. Когда они увидели всё это – у них появилось доверие к казахстанской медицине. Государство выделяет огромные средства для нашего развития, чтобы повсеместно оказывать высокоспециализированную помощь населению. Для любого казахстанца, кто, не дай Бог, заболеет нейрохирургической патологией, абсолютно бесплатно доступна самая высокотехнологичная помощь, которая сегодня существует в арсенале мировой нейрохирургии. Я могу и вправе так сказать, потому что знаю возможности нашей аппаратуры и знаю, насколько за 7 лет (то есть за время, прошедшее с момента основания АО «Национальный центр нейрохирургии» в 2008 году. – А. Д.) поднялись в своём развитии молодые нейрохирурги. Но у нас, тем не менее, нет и не будет оснований сказать, что мы уже достигли всего. Даже приезжие американцы, умные люди, спрашивают нас, чем мы можем с ними поделиться, какие сильные наработки и опыт у нас уже имеются? Они предлагают проводить научные работы совместно. Они побывали в Nazarbayev University. За одно посещение всё узнать невозможно: но они увидели базу, лабораторию и, узнав, что у нас уже имеется, спрогнозировали наше будущее. Пусть пока они отдавать будут больше, чем получать: но обогащаться опытом они тоже будут. Совместная практика вырабатывает и универсальную методику лечения.

– Кто попадает сегодня на стол нейрохирурга?

– Те люди, кто страдает опухолями головного и спинного мозга, сосудистыми заболеваниями головного мозга. Пациенты с врождёнными заболеваниями центральной нервной системы. В основном болеют люди в трудоспособном, активном возрасте. Как и многие учёные мира, я склонен согласиться с тем, что на развитие того или иного заболевания – в том числе и заболеваний центральной нервной системы – огромное влияние оказывает стресс. Постоянное напряжение сбивает иммунное состояние человека, его защитные свойства теряются, появляются патологические проблемы. Нейрохирургические патологии одинаковы – и в развивающихся, и в развитых, и в странах «третьего мира». Здоровье населения очень чётко выделено президентом в один из приоритетов внутренней политики государства. Многие думают, что в Казахстане за последние годы «наших» больных стало больше: я так не думаю. Диагностика стала лучше, появились компьютерные томографы, МРТ (магнитно-резонансная томография. – А. Д.) – во всех областях. Это большое достижение для здравоохранения Казахстана. И на местах появилась возможность устанавливать диагноз всем казахстанцам. Лет 10 — 15 назад мы просто молились на эти томографы. В своё время люди ездили в Москву, чтобы им там просто прочитали эти снимки! Сделать МРТ – это было как слетать на Марс или Луну! Теперь это всё доступно.

– Томограф – оборудование весьма специфическое, дорогостоящее, оно требует высокопрофессионального персонала: просто закупить технику недостаточно, надо ещё вложить деньги в профессиональную подготовку специалистов, которые будут на ней работать. В своё время даже премьер-министр заговорил о нехватке кадров, способных разобраться в этой сложной технике.

– К счастью, наши молодые специалисты-медики весьма настырны и у них по-настоящему голод к знаниям. Наши ребята высоко мотивированы и быстро овладевают новыми технологиями. По тем описаниям, которые нам присылают после магнитно-резонансных обследований в регионах, для меня очевидно, что диагностирование происходит очень точно. Особых сомнений у меня не возникает и разногласий практически нет. Раньше – и это не секрет – к казахстанским нейрохирургам больные поступали в запущенном состоянии: громадные опухоли, необратимые изменения в головном мозге, жуткие отёки... Безвозвратно потерянное время для диагностики и лечения, несовершенство оборудования делали исход фатальным. Не владея высокими технологиями, не имея техники, не располагая достаточными познаниями в английском, чтобы с этой техникой работать, мы учились оперировать самые сложные вещи – и надо было самому верить только в свои силы во время операции. Но мы накопили огромный опыт. И теперь оперирование неосложнённых, маленьких опухолей, к счастью, стало азбукой для наших уникальных специалистов. Мы надеемся, что будем диагностировать и выявлять таких больных на первоначальных стадиях, когда опухоль только начинает развиваться. Правительство правильно выбрало курс на развитие диагностики и установку оборудования в регионах. Но главное, я считаю, это всё-таки культура самих больных. В это сложно поверить, но зачастую всё сводится к набору банальных истин. Каждый гражданин должен осознавать, что он – ключ к своему выздоровлению. Здоровье – это его достояние. Он должен за собой следить, он должен себя беречь. Поднять общую культуру, объяснить эту ответственность каждого – одна из главных задач, стоящих не только перед здравоохранением, но и перед государством. За рубежом это чётко сделали: медицинская страховка для больного человека там выше, чем для здорового – так же, как повышенная аварийность конкретного водителя делает для него страховку дороже. В таких условиях каждый захочет сберечь и своё здоровье, и свои деньги.

– Ваши призывы разумно и бережно расходовать заложенные природой ресурсы организма напоминают предупреждение не поддаваться на потребительскую истерику, не хватать кредиты. Жадность и подверженность страстям губят не только физическую сущность человека. Они разрушают его духовное начало. Вернуться к своему истинному предназначению, придать разумность и осмысленность своему кратковременному пребыванию на бренной земле обычно призывают особы духовного звания. Вот и ваши пациенты смотрят на вас порой как на Всевышнего, жаждая получить исцеление.

– Те, кто пишет божественную музыку, кто сочиняет гениальные стихи, из-под чьих кистей выплывают сакральные образы Сикстинской мадонны, – вот они действительно Богом отмеченные люди. Врачевание, преподавание – как это ни прискорбно, это всё-таки профессия и ремесло, хотя и возведенное в высшую степень. Человек выбирает для себя медицину, посвящает себя ей осознанно: заставить стать врачом невозможно. Я говорил со многими преподавателями, и у меня сложилось личное, субъективное мнение. Если, к примеру, мы принимаем в год 600 студентов, то из них было бы лучше выпустить с дипломами не 500, а только 300.

Нужен естественный отбор. Не может быть, чтобы из поступивших все 600 горели желанием стать врачом. После длительного семилетнего марафона, получив диплом, они уходят из профессии. Работают учителями, таможенниками, делают успешные шаги в бизнесе – одним словом, трудятся где угодно. Надо учить так, чтобы каждый понял: это моё призвание, я остаюсь. А остальные должны вовремя осознать, что это не их главное дело в жизни, и уйти. И погоду сделает не масса, а вот это малое количество, узкая группа юных медиков. Им и надо уделять больше времени. Сейчас, и это очень грустно, мы за счёт тех, кто не хочет учиться, теряем тех, кто душой и телом принадлежит медицине. Надо набирать тех людей, которые из медицины никогда не уйдут. Таких молодых людей в Казахстане немало. Ко мне приходят в резидентуру поступать на 4 места 15 — 20 человек. Рвутся, война идёт! Всех бы набрать надо: но я вижу, у кого-то горят глаза, у кого-то они – изначально потухшие.

– Вы можете составить портрет казахстанского пациента – в чём его специфичность, чем он отличается от европейца или американца?

– Тут и выдумывать не надо. Казахстанский пациент хочет всю ответственность за своё здоровье возложить на медицинский персонал. «Я верю Вам, Вы для меня как Бог – вылечите меня!» Родственники пациента, которые обращаются к нам, не хотят, чтобы он услышал ту горькую истину, которую ему должны сообщить врачи: и, кстати, она не всегда — приговор! Сказать жёсткую правду для них – это катастрофа. Исходя из житейской психологии, они считают, что тем самым морально его ломают. Как бы оберегая и спасая своего родственника, они на самом деле его губят. Не зная страшного диагноза, больные не могут мобилизовать скрытые ресурсы организма. Вот лицо казахстанского пациента на сегодняшний день. Иностранцам принято объяснять: да, у вас рак, опухоль головного мозга, но с этим возможно бороться. Это у них – проверенная опытом практика, не связанная с личной драмой. В процентном соотношении в большей степени влияет на выздоровление сам больной, не врач. Он знает, как бороться. И после он может сказать: «Да, у меня был рак, были метастазы, но меня вылечили». Он участвует в процессе лечения, а казахстанские пациенты порой не хотят участвовать в процессе своего излечения: мол, только ты, врач, должен отвечать за мое лечение. В корне неправильно!

– Какими Вы видите перспективы развития здравоохранения в Казахстане, какие слабые места?

– Задачи, которые мы поставили перед собой, выполнены. Внедрены четыре десятка новых технологий, налажен трансферт из передовых западных клиник в Казахстан. Мы открыли несколько новых направлений в нейрохирургии, которых не было не только в Казахстане — их не было в Центральной Азии. Лечение сосудистых заболеваний, эндоскопия головного мозга, детская нейрохирургия – их можно перечислять очень долго. Технологии пришли не только в столицу, но и в регионы, их теперь можно использовать на местах. Если мы хотим двигаться дальше, то должны укреплять в первую очередь кадровую базу, затем – материально-техническую и финансовую. Вот три кита, которые могут сегодня определить перспективы любой отрасли в здравоохранении. Когда создали наш Центр, уровень нашей аппаратуры оказался выше, чем в России: наши врачи даже не могли её освоить. Их обучили, увеличили финансирование, и они вышли на новый уровень – теперь у них появляется потребность в новой аппаратуре. И если государство сейчас не обеспечит их этой аппаратурой и не окажет финансовую поддержку – этих людей мы не удержим. Они будут как «звёзды» — востребованы в любом уголке мира, и, увы, высока вероятность, что их переманят. Осуждать их за это мы не вправе.

Под текст

Автор интервью знает Серика Куандыковича не один десяток лет. Профессор практически себе не принадлежит: ни участие в праздничных юбилеях и торжествах, ни занятия любимым спортом, ни просто нарушение режима для него недопустимы. Каждое движение руки, каждая мысль, каждый эмоциональный всплеск Акшулаковым строго стерилизуется, буквально выхолащивается. Ни воспоминание, ни усталость, ни даже нечаянная радость не вправе заставить дрогнуть его длань во время операции. Никаких предпочтений в отношении пациентов он себе не позволяет делать.

Отдать себя целиком, без остатка служению медицине, отказаться от столь милых забав, как интриганство и зависть, наушничество и стяжательство (этого must have составляющей продвижения по служебной лестнице). Будем честными хотя бы сами с собой – разве многие из нас готовы на такой подвиг? Дорогой костюм на его плечах не увидишь: ему куда привычнее униформа хирурга. Роскошной сигары и эксклюзивного коньяка – и подавно: абсолютное табу на курение и выпивку. Лимузин с подобострастно склонившимся шофёром – тоже не его вариант. Человек той ещё закваски, он сегодня служит примером для подражания: это штучный, неповторимый экземпляр человечности и профессионализма.

Пока на передовой казахстанской медицины такие люди, как Акшулаков, беззаветно и бескорыстно служащие богу медицины Асклепию, у простого казахстанца всегда есть шанс преодолеть свой страшный недуг. Радость на лице больного, ещё вчера наполненном тревогой и страхом, счастливые глаза родни исцелённого, бата-благодарность родителей – всё это лучшая награда и глубокий смысл, которым наполняется жизнь высококлассного нейрохирурга. Его руками в минуты архисложной операции водит Всевышний, наш Создатель и Спаситель.

Человек под скальпелем Акшулакова может быть и абсолютно незнакомым ему персонажем, и вчерашним нелицеприятным оппонентом, и лучшим другом: все они для него – лишь поток страждущих, каждый из них требует и ждёт от корифея полной самоотдачи и самопожертвования.

Выдержать такой марафон длиною в жизнь в состоянии только понимающий и беззаветно любящий спутник: именно такой стала для него супруга Баян Тулеуовна, также выбравшая стезю наследников Асклепия. Невидимая опора, она формирует именно тот надёжный тыл, наполняет тот живительный источник, который и воодушевляет одарённого Врача и Целителя на новые свершения.

Думаю, самой достойной наградой для Серика Куандыковича станут не золотые статуэтки и ордена, а его собственная фамилия, которая должна при жизни украсить фронтон республиканского Национального центра нейрохирургии – самого главного творения всей его жизни, у истоков которого он в своё время встал. Встал – и оказался как нельзя кстати в нужное время и в нужном месте, на радость тысячам исцелённых казахстанцев и тысячам страждущих. Упреждая аргументы скептиков, можно упомянуть легенду отечественной оперной музыки Мукана Тулебаева (1913 – 1960): ещё при его жизни имя его было присвоено музыкальному училищу в Семипалатинске. Кудесник скальпеля, известный российский офтальмолог минувшего века Леонард Гиршман (1839 – 1921) также при жизни успел увидеть городскую офтальмологическую клинику в Харькове, которой было присвоено его имя.

Первую половину жизни успешный человек работает на своё имя, вторую – имя работает на него: харизматичного, яркого, авторитетного, уверенного и гениального. Так было века назад, так и будет всегда.

Автор:
Амантай ДАНДЫГУЛОВ, лауреат Премии Союза журналистов Казахстана. «Новая газета Казахстан»