Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

ПЕДИАТРИЯ КАЗАХСТАНА В СМЕРТЕЛЬНОЙ ОПАСНОСТИ


6 июня 2014, 18:59 | 1 185 просмотров



От неверной диагностики и неправильного лечения в сельской местности огромное количество хронически больных детей. Еще до рождения ребенок страдает от заболеваний своей матери. У нас 60-70 процентов беременных и кормящих матерей подвержены анемии. С каждым годом увеличивается уродство новорожденных. Часть таких детей мы оперируем, но именно часть, потому что в основе своей эти уродства неоперабельны. Растет врожденное уродство сердечно-сосудистой системы. Растет младенческая смертность - в 2012-м на тысячу младенцев приходилось 13,5 случая летальных исходов, в прошлом году этот показатель снизился до 11,5, в то время как в Украине и в Белоруссии он составляет 5,6. Мы хотим равняться на Запад, хорошее стремление. Но там уровень жизни иной, несопоставимый с нашим. 45-50 процентов нашего населения живет на селе, плохо питается. Работы там нет. Знаю семью, где мать и отец пенсионеры, а трое взрослых мужиков сидят без работы, живут за счет пенсии стариков. Часто бываю в сельской мест- ности, где живет моя сестра, своими глазами вижу: жизнь на селе трудней и много хуже, чем в городе. Причина все та же - безработица одолела. По официальным данным, безработица у нас составляет 5 процентов с небольшим - наверное, нигде в мире нет такой благо- получной статистики. Даже в ряде стран Западной Европы количество безработных достигает 20, а то и более процентов. А объясняется все просто: для уте- шения самих себя мы придумали такой термин - самозанятость населения. Одну корову, пять баранов и десяток кур име- ешь? Все, можешь сам прокормиться. ЧТОБ ТЕБЕ ЖИТЬ НА ЗАРПЛАТУ ВРАЧА! - Но вернемся к проблеме меди- ков, они ведь тоже не жируют. Чтобы стать врачом, надо учиться минимум 7 лет. А какая зарплата светит затем выпускнику медицинского вуза? - 45 тысяч тенге. Как на них прожить? Более того, и после резидентуры - а это 8-9 лет обучения - все те же 45 тысяч. Это полторы ставки уборщицы. Между тем, в зарубежье самые богатые люди - юристы и врачи. Дайте нашему врачу стартовую зарплату 100-150 тысяч тенге, глядишь, и уровень медицинского обслу- живания повысится. Если уж мы хотим равняться на Запад, то должна быть соответствующая зарплата и у врачей. Не потому ли так упал авторитет врача? Если человек умирает, в этом спешат обвинить врача, не разобравшись в при- чинах смерти. Так нельзя. Все же врач в подавляющем большинстве случаев спасает жизнь человека… Что еще нас сдерживает? У наших медицинских университетов нет соб- ственных клиник, медвузы базируются на клиниках горздрава, мы у них как бы в гостях. А за рубежом университеты имеют больницы на тысячу коек, и воз- главляют эти больницы не чиновники от медицины, а университетские профес- сора, которые руководят и лечением, и учебным процессом, и наукой. То есть это единый медицинский центр. - А у нас? - Издеваетесь? У нас ничего этого нет. При всем при том нам твердят: улуч- шайте подготовку врачей. Ладно, теоре- тически наш врач более или менее под- кован, а получить медицинскую практику ему негде. Потому-то чуть позже, когда он становится лечащим врачом, у него так много врачебных ошибок, вслед- ствие которых умирают взрослые и дети. Это беда. Сейчас у нас не хватает около десяти тысяч врачей. Это при семи ме- дицинских вузах! В чем дело? Да не хо- тят их выпускники работать в больницах при такой нищенской зарплате и уходят в бизнес - кто в фармацевтическую фир- му, кто в частную клинику, а кто и вовсе в банковскую сферу. В родильных домах порой имеется всего-навсего один неоно- толог - специалист по новорожденным! Врачей катастрофически не хватает. В Алматы в первой детской больнице есть неотложная хирургия, в нее берем вра- чей, только что окончивших вуз. Ладно, они работают под нашим непосредствен- ным наблюдением, это сводит риски к минимуму. А в областных больницах? А в районных? Представляете, сколько дров могут там наломать молодые, не- обстрелянные хирурги? У нас неутеши- тельная статистика не только по младен- ческой смертности (младенцы до года), но и по детской (малыши до пяти лет) - здесь смертность была 15,5 на тысячу, сейчас стала 13,5, то есть несколько сни- зилась, но это почему-то слабо утешает. Кое-что, конечно, делается, но… КОЕ-ЧТО И АБЫ КАК - А давайте-ка раскроем вот это са- мое "кое-что"…

- Прежде всего, худо ли бедно ли, очень медленно, но улучшается благо- состояние людей. Однако многие слиш- ком поздно обращаются к врачу, когда болезнь уже запущена, врач бессилен что-либо сделать, и ребенок умирает. А винят опять-таки врачей… Появилась неплохая аппаратура, которая позволя- ет делать меньше ошибок. В первой дет- ской больнице, где я работаю, установ- лен компьютерный томограф. Причем, детям дали его в последнюю очередь, а должны бы дать в первую. В прошлом году благодаря Ахметжану Есимову в больнице появился магнитно-ядерный резонатор. Это крайне важно для обсле- дования детей с травмами черепа, груд- ной и брюшной полости, а таких пациен- тов к нам поступает очень много. Жаль, конечно, что мы опять оказались послед- ними, и призыв "все лучшее - детям" зву- чит как издевка. У казахов есть поговор- ка: "Я готов умереть, только бы дети и внуки мои были живы". У нас отчего-то все наоборот. Тревожит меня еще вот что. В 2006 году Академию наук у нас окончатель- но сделали общественной организаци- ей, лишив господдержки. Мытарили ее, мытарили, и фактически от академии осталась лишь вывеска. Опять же с этим сомнительным почином Казахстан оказался впереди всех в СНГ, до такого больше нигде не додумались. В России, к примеру, что-то там сократили, преоб- разовали, реорганизовали, но Россий- ская Академия все же осталась бастио- ном науки. У нас же все вузовские НИИ теперь в подчинении Министерства об- разования и науки. Что это дало? Мало хорошего. У Минобра проблем и без того выше крыши - от детсадов и школ до техникумов, колледжей и вузов. Мы написали обращение к президенту: на-

уку надо отделить, создав Агентство по науке при президенте и правительстве. Но если это Агентство возглавит чинов- ник, то он первым делом сделает себя доктором наук и возомнит умнее всех, а мы по опыту знаем, что толку от та- кого персонажа - как от козла молока. Агентство по науке должен возглавить не чиновник, а настоящий ученый, только тогда будет толк. В прошлом году были выборы в Академию наук, у нас 109 членов-корреспондентов, более тысячи докторов наук. Среди них есть истинные ученые. Конечно, есть и балласт. Многие большие республиканские начальники на всякий случай тоже защитили доктор- ские, но, даст Бог, не они будут делать погоду в науке. А после ухода на пенсию они почему-то стремятся попасть в ака- демики. Из них кое-кто при деньгах, а деньги делают возможным все. Как же тут не быть коррупции в системе ака- демии наук? Я-то знаю: далеко не каж- дый доктор наук может претендовать на высокое звание академика. Среди моих коллег по детской хирургии 15-20 доктор- ов наук, но ни одного из них я не могу рекомендовать в член-коры, хотя каждый из них считает себя научным светилом. А что он нового сказал в науке? Разве что стал или может стать ректором, про- ректором вуза или директором НИИ. Это что - вклад в науку? И еще: нынешнему президенту АН 73 года. Неужели не нашлось помоложе - 50-55 лет? Академию должен возглав- лять молодой креативный ученый, а не уходящая натура. Инсульт молодеет, и призывни- ков не берут в армию… - Но вернемся к проблемам педиа- трии… - Здесь имеют место очень тревож- ные тенденции. Неуклонно растет пока- затель врожденных пороков. В 2012-м он составлял 19,7, а в 2013-м - уже 19,9. Врожденные пороки занимают вто- рое место среди причин младенческой смертности. Стремительно молодеет инсульт: сегодня кровоизлиянию в мозг подвержены дети. Вообще, это болезнь

стариков, но сейчас она одолела де- тей. Лет десять тому назад здесь пока- затель был до десяти, в прошлом году - 100. Это проблема проблем! Кое-кого оперируем, кто-то остается инвалидом, кто-то погибает. В прошлом году мы об- ратились в Министерство образования и науки, попросили помочь нам провести комплексное исследование с участием пятнадцати специалистов: педиатров, невропатологов, нейрохирургов, микро- биологов, специалистов по свертыва- емости крови, акушеров-гинекологов и т.д., чтобы установить: отчего же проис- ходит такое? - И что дали результаты исследо- вания? - Нам отказали в нем. Маленькое уте- шение все же есть - появилась компью- терная томография. Мы теперь можем диагностировать кровоизлияние, опре- делять размер его, локализацию. По- явилась УЗИ-аппаратура. Диагностика крайне важна. - Но младенческая смертность все же немного снизилась… - Это согласно статистике, но я ей не очень-то доверяю. Недавно был симпо- зиум по туберкулезу. Рядом со мной си- дел опытный специалист-пульмонолог. Нам, говорит, определили сверху порог заболеваемости туберкулезом: придер- живайтесь, мол, этой цифры и не пре- вышайте ее. Ну и как после этого верить официальной статистике?.. А теперь давайте посмотрим, к чему ведут все наши беды в педиатрии. Маль- чик вырос, достиг призывного возраста. И что же? Он не годится к службе в ар- мии, ему медкомиссия дает отставку. Раньше от армии бегали, а сейчас ребя- та из сельской местности готовы идти в солдаты - там по крайней мере они на- едятся досыта. Но их не берут по состо-

янию здоровья. Причем отбраковывает- ся 50 процентов! Это же прямая угроза национальной безопасности. Какие еще нужны доводы в пользу восстановления факультетов педиатрии в медвузах? Мы писали об этом Дариге Нурсултановне, писали президенту - куда мы только ни писали! В ответ - молчание. Хорошо, тогда вот вам еще один довод: растет количество недоношен- ных детей, их сейчас около сорока про- центов! А у недоношенных очень много врожденных пороков - сердца, желудоч- но-кишечного тракта, позвоночника… Дети с позвоночной грыжей не держат кал, мочу, у них нижние конечности не работают. Детей с такими нарушениями среди недоношенных в 2-3 раза больше. - А от чего зависит недоношен- ность? - Прежде всего от здоровья матери. На селе особенно. Плохое питание. Нуж- да, нервотрепка. Анемия. А к докторам они идти не склонны. Да и с докторами у нас напряженка. Кто виноват и что делать? - Вы спрашиваете: кто виноват? В первую очередь, бывшие министры здравоохранения. Это они, великие тео- ретики, не лечившие ни одного больно- го, решили слепо перенять зарубежный опыт, закрыли за ненадобностью, как они считают, факультеты педиатрии, прове- ли свою идею через депутатский корпус. Мы, педиатры-практики, даже не знали об этом. Вы спрашиваете: что делать? Един- ственно верный ответ на этот вопрос: восстановить факультеты педиатрии. Это мы так считаем, педиатры-практики. Но вы даже не представляете себе, ка- кое это встречает сопротивление в Минз- драве. Дров наломать - нехитрое дело, а вот вернуться к здравому смыслу - ой, как нелегко! Год назад в это же время по этому же поводу я бил во все колокола. Никто не слышит. В этот раз я хочу обра- титься через вашу газету к вице-спикеру мажилиса парламента Дариге Назарба- евой, к председателю комитета по соци- ально-культурному развитию мажилиса Гульнар Иксановой. ДОРОГИЕ МОИ ДАРИГА НУРСУЛТАНОВНА И ГУЛЬНАР МУСТАХИМОВНА! Вы женщины-матери, а здоровье ребенка для материнского сердца пре- выше всего. Не зря же мы говорим в не- разрывной связи о проблемах материн- ства и детства. Ведь и для ребенка мать самый близкий человек, откликающийся в первую очередь на его боль, на его горе. Вам как никому близко и понятно то, о чем я говорю. Помогите вернуться к здравому смыслу, верните к жизни фа- культеты педиатрии. От этого зависит наше будущее, от этого зависит здоро- вье наших детей и внуков, наш завтраш- ний день. От этого зависит в конечном счете безопасность нашей страны

Автор:
Вел интервью Адольф АРЦИШЕВСКИЙ.