Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

КОМУ И КАК ГОСУДАРСТВО ДОЛЖНО ОКАЗЫВАТЬ СОЦИАЛЬНУЮ ПОМОЩЬ?


25 января 2014, 07:40 | 1 647 просмотров



Годы реформ привели к коренным изменениям во всех сферах жизни, в том числе и к изменению социальной структу¬ры казахстанского общества. Неудиви¬тельно, что вопросы богатства и бедно¬сти в современном обществе вызывают в настоящее время огромный инте¬рес.

Однако за пределами рассмо¬трения часто остается другой не менее важный и актуальный аспект, а именно – проблема социальной защиты наиболее уязвимых слоев населения, к которым относятся малообеспеченные граждане и се¬мьи, женщины и дети, молодежь и пенсионеры. В принципе, это явля¬ется первоочередной задачей для большинства стран мира.

Мы решили выяснить, как об¬стоит с этим делом у нас, и попро¬сили высказать свое мнение из¬вестных казахстанских экспертов, адресовав им следующие вопросы:

1. Какие группы нашего об¬щества могут быть отнесены к категории социально уязви¬мых слоев населения? Кто и по каким критериям их определя¬ет? Кто эти люди (имеются в виду подпадающие под эти ка¬тегории) в обычной жизни?

2.Насколько отрегулированы у нас механизмы государственной поддержки и социальной защиты отдельных категорий граждан, и ка¬кова, с вашей точки зрения, их прак¬тическая эффективность?

3. Иногда приходится слышать достаточно уничижительные харак¬теристики в адрес этих групп насе¬ления и даже обвинения в склонности к социальному иждивенчеству и па¬тернализму. Насколько, по-вашему, обоснованны и справедливы упреки подобного рода?

Нуртай Мустафаев, политический аналитик:

Лукавые цифры

1. В последние годы термин “социаль¬но уязвимые слои населения” в правовых актах заменили определением “лица, се¬мьи, находящиеся в трудной жизненной ситуации”. Эту категорию граждан со¬ставляют три основные группы, которые образуются по трем ключевым критери¬ям – семейному статусу, состоянию здо¬ровья, уровню доходов. Кто эти люди? Это дети-сироты и многодетные матери, инвалиды (в основном первой и второй группы) и работники, занятые на пред¬приятиях с вредными условиями труда, а также бедные, к которым по закону от¬несены те, у кого среднедушевой доход ниже черты бедности. К первой группе причисляют не только детей-сирот, но и детей, родители которых лишены роди-тельских прав и которые решением суда определены в детские дома.

Основные направления социальной политики разрабатывает и определяет правительство. Оно готовит законы и направляет их в парламент, принимает постановления и другие нормативно- правовые акты в этой сфере. Но понятие “правительство” звучит несколько аб¬страктно. На деле законы, постановления разрабатывают уполномоченные органы – Министерство труда и социальной за¬щиты, Министерство здравоохранения, Министерство образования и науки. На завершающей стадии разработ¬ки большинство законов, постановлений, как правило, технически оформляются в Министерстве юстиции и затем направ¬ляются в парламент и правительство.

Критерии отнесения граждан к кате¬гории социально уязвимых определяет правительство в лице трех ведомств – Министерства труда и соцзащиты, Мини¬стерства здравоохранения, Агентства РК по статистике. Как правило, они рисуют благостную картину. Согласно данным Агентства РК по статистике, доля на¬селения с доходами ниже прожиточного минимума во втором квартале 2013 года составила 3,2%. Но все зависит от того, кто считает и как считает.

Если среднедушевой доход ниже прожиточного минимума, то человека признают бедным, и он получает право на адресную социальную помощь. Про¬житочный минимум – необходимый ми¬нимальный денежный доход на одного человека, равный по величине стоимости минимальной потребительской корзины. И он рассчитывается еже¬квартально по республике и по регионам. От величины минимального прожиточного минимума зависят все социальные выплаты – раз¬мер базовой пенсии, пособий, МРП (ме¬сячного расчетного показателя), мини¬мальной зарплаты.

На самом деле сумма минимального прожиточного минимума в стране сильно занижена. В прошлом году она составля¬ла 18 660 тенге. Все это – лукавые циф¬ры. На 18 тысяч тенге прожить нельзя.

Коэффициент фондов в 2012 году якобы составил 5,8. То есть уровень доходов 10% наиболее обеспеченных граждан превышал уровень доходов 10% наиболее бедных в 5,6 раза. Показатель поляризации населения по уровню до¬ходов от 4 до 5 раз считается некрити¬ческим. Но на самом деле коэффициент фондов, или децильный коэффициент, согласно расчетам известного экономи¬ста Аманжола Кошанова составляет 29! Эту же цифру обосновал и Канат Берен¬таев. В России используют более близ¬кую к реалиям методику. Согласно офи¬циальным данным Росстата, разница в доходах 10% наиболее обеспеченных и 10% наиболее бедных составляет 18 раз. И это притом, что Россия, безуслов¬но, является более социальным государ¬ством, чем Казахстан.

В Законе РК “О прожиточном мини¬муме” от 1999 года прямо признается, что черта бедности, величина прожиточ¬ного минимума определяются исходя не столько из научно-обоснованных физио¬логических норм потребления продуктов питания, расходов на жилье и товары первой необходимости, а “в зависимости от экономических возможностей”.

2. Эта сфера регулируется пример¬но десятком законов. Например, нормы Закона “О социальной защите граждан, пострадавших вследствие ядерных ис¬пытаний на Семипалатинском испыта¬тельном ядерном полигоне” от 1992 года давно преданы забвению.

Поскольку величина прожиточного минимума сильно занижена, офици¬ально признаются бедными лишь 3,2% населения. Тем самым, примерно 20% казахстанцев отсекаются от адресной социальной помощи, в которой нуждают¬ся. Доказать, а затем получить ее прак¬тически невозможно. Об этом говорят и пишут казахстанцы во всех регионах республики.

Крайне бедственная ситуация сло¬жилась с детьми-сиротами, которые проживают в домах юношества. Их в Казахстане 14 тысяч. Согласно закону, их должны обеспечивать жильем по до¬стижении 18 лет. Но чиновникам нет до них дела. Положенные им квартиры они разбазаривают по своим людям. Как следствие, сироты, вступая во взрослую жизнь, оказываются крайне уязвимыми, не имея собственной крыши над головой. Гражданин без жилья – всегда в страш¬ном положении. Кроме того, бездомная молодежь вынуждена просто выживать и, может быть, подвержена процессам десоциализации.

3. Разговоры о социальном ижди¬венчестве специально вбрасывались в общество представителями власти в лихие 90-е. Ведь надо было как-то оправдать шоковую терапию. Социаль¬ное иждивенчество, патернализм – все это выдумки чиновников. Народ в Казах¬стане работящий, закаленный суровыми природно-климатическими условиями (экстремальный резко-континентальный климат).

Люди хотят работать, но работы, особенно на селе, нет. Говоря о реаль¬ной безработице, необходимо учитывать огромную, в 2,7 миллиона человек, ар¬мию самозанятых. Например, самоза¬нятые на селе – это люди, которые не видят денег. Есть подворье, натуральное хозяйство. Формально они и не предпри¬ниматели, и не наемные работники. Кро¬ме того, очень много людей, которые не имеют постоянной работы, перебивают¬ся приработками. Эксперты, готовившие программную статью об Обществе все¬общего труда, должны были озаботить¬ся, прежде всего, обеспечением работой сотен тысяч казахстанцев. Самозаня¬тые, временно не работающие – это во¬все не бездельники или приверженные патернализму социальные иждивенцы. Непонятно, зачем такой пафос, патетика в речах об Обществе всеобщего труда. Стоило некоему Жандосу Сарсенбаеву предложить, что неплохо бы в Казахста¬не перенять практику 9-часового рабоче¬го дня по примеру предприятий Южной Кореи, как тут же министр труда и соц¬защиты Гульшара Абдыкаликова отклик-нулась на сайте министерства коммен¬тарием “интересное предложение”. Но не надо забывать, что 8-часовой рабо¬чий день, пятидневная рабочая неделя – это социальное завоевание, которого добились поколения наемных работни¬ков в XX веке. В странах Европы давно утвердилась обратная тенденция. Там в большинстве фирм практикуется уко-роченный рабочий день, благодаря чему люди заняты, создается больше рабочих мест, ниже уровень безработицы. Сво¬бодное время – социальное достижение, обеспечивающее развитие личности. В конце концов, Казахстан подписал соот¬ветствующую Конвенцию МОТ по соци¬альным гарантиям, и необходимо, чтобы ее положения у нас неукоснительно со¬блюдались.

Ирина Черных, главный научный сотрудник КИСИ при президенте РК:

Ситуативное понятие

1.Как правило, социальную уяз¬вимость населения рассматривают в экономических категориях, понимая под социально уязвимыми тех, кто имеет низкий уровень доходов и на¬копленного имущества. Мне это пред¬ставляется не совсем корректным, так как в данном случае происходит подмена понятий: социальная уязви¬мость подменяется экономической неустроенностью, что далеко не одно и то же.

По моему мнению, социально уязви¬мые слои населения – понятие ситуа¬тивное, которое может иметь несколько срезов понимания. Оно может быть за¬креплено в юридической сфере, в сфе¬ре экономики, в практике деятельности благотворительных организаций. Так, в Казахстане к социально уязвимым слоям населения с юридической точки зрения относятся 12 категорий граждан.

С экономической точки зрения это инвалиды и участники Великой От¬ечественной войны, дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, независимо от их дохода, а также другие социально уязвимые группы, определен¬ные юридически, в случае, если их годо¬вой доход не превышает определенного уровня (является меньше, чем 3,1-крат¬ный размер прожиточного минимума, установленного на соответствующий финансовый год законом о республикан¬ском бюджете).

Благотворительные и иные структу¬ры могут определять свои фокусные ка¬тегории самостоятельно, исходя из своих целей и задач.

Когда мы говорим о социально уяз¬вимых слоях, то, с моей точки зрения, надо иметь в виду тех, кто объективно не может быть конкурентоспособным в современных условиях. Иначе говоря, они находятся в заведомо неравных ус¬ловиях по сравнению с другими людьми. Это инвалиды, сироты, воспитанники и выпускники детских домов. В разных со¬циумах эти категории могут дополняться другими социальными группами – напри¬мер, в советское время к такой группе относили детей чабанов, которые имели право получить высшее образование по квотам.

2.Законодательную базу лучше мо¬жет прокомментировать профессио¬нальный юрист. Насколько мне известно, в Казахстане действует ряд норматив¬но-правовых актов, определяющих раз¬меры и механизмы государственной поддержки социально уязвимых слоев населения. Например, постановление правительства от 26 июня 2012 года № 856 “Об утверждении Правил постанов¬ки на учет граждан РК, нуждающихся в жилище из государственного жилищного фонда или жилище, арендованном мест¬ным исполнительным органом в частном жилищном фонде”.

Эффективность таких актов всег¬да вызывает нарекания.

Как правило, это связано с двумя группами факторов. Первая имеет от¬ношение к вопросам социальной спра¬ведливости и затрагивает следующие моменты: например, то, насколько оправдано отнесение той или иной кате¬гории граждан к социально уязвимым, и лежит ли объем оказываемой помощи в рамках достаточности и необходимости. Вторая группа – неэффективность меха¬низма оказания поддержки, связанная, как правило, с забюрократизированно¬стью процесса и его коррупционными составляющими. 3.Безусловно, такая проблема существует, и не только в Ка¬захстане. Однако если мы соглашаемся с тем, что понятие “социально уязвимые слои” должно быть ситуативным и не только экономическим, то указанные в вопросе упреки теряют свой смысл. Что я имею в виду? То, что помощь таким сло¬ям населения должна осуществляться, с одной стороны, по необходимости, то¬чечно и неукоснительно, без какой-либо волокиты. А с другой стороны, она долж¬на проходить через фильтр разумной до¬статочности. Например, можно отнести к социально уязвимым слоям студентов из сельской местности. И это оправданно. Но в чем должна состоять помощь обще¬ства и государства для этой группы лиц? С моей точки зрения, исключительно в предоставлении мест в общежитиях на разумных условиях.

Другой пример. Лицам, не имею¬щим необходимого уровня достатка, в наших условиях целесообразнее не просто выплачивать какое-то посо¬бие, но помочь получить квалифика¬цию, которая позволила бы самосто¬ятельно зарабатывать на жизнь.

Автор:
Кенже ТАТИЛЯ