Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

МИКРОМИР АТАКУЕТ


11 мая 2013, 09:08 | 1 323 просмотра



Западные эксперты встревожены: бактерии все чаще становятся невосприимчивы к антибиотикам, по уровню угрозы это уже сравнили с терроризмом. Чем будем лечиться в XXI веке?

БАКТЕРИИ-ТЕРРОРИСТЫ

Еще совсем недавно человечество праздновало успех: благодаря антибиотикам удалось победить наших главных врагов вроде холеры, полиомиелита или скарлатины. И вот – бактерии наносят ответный удар. Главный врач Великобритании Салли Дэвис, выступившая на днях со специальным докладом в британском парламенте, бьет тревогу: из-за инфекций, устойчивых к антибиотикам, в ближайшие 20 лет опасной может стать любая, даже самая простая операция, не говоря о трансплантации органов или борьбе с раком. Уже сегодня, согласно ВОЗ, по всему миру только от туберкулеза, резистентного к лекарствам, умирает… 150 тысяч человек ежегодно. Фактически речь идет о том, что человечество возвращается в XIX век, эпоху, когда антибиотиков еще не существовало. К обсуждению этих мрачных перспектив, по сообщению ВВС, вернулись на встрече министров иностранных дел «восьмерки» в Лондоне. В Британии обнародованы и другие, не менее масштабные планы: разработана государственная стратегия на следующие пять лет, а сама проблема будет занесена в национальный реестр рисков наряду с терроризмом и пандемией гриппа.

Недавно с громким заявлением выступила и ВОЗ. Эта авторитетная международная организация предупреждает: на новые антитуберкулезные препараты, способные побороть устойчивые бактерии, нужно $1,6 млрд в год. На кону – жизни 17 млн человек, страдающие этим заболеванием. Еще почти столько же, $ 1,3 млрд в год, необходимо для того, чтобы ускорить всевозможные исследования и разработку новых препаратов. Речь, понятно, не толь о туберкулезе – человечество подстерегает целый сонм болезней, перед которыми антибиотики вскоре окажутся бессильны.

АНТИБИОТИК – В ИЗБЫТКЕ

Проблема из чисто медицинской становится политической, ведь микроорганизмы, устойчивые к антибиотикам, сегодня мгновенно распространяются по всему свету. Так несколько лет назад весь мир переполошило появление бактерий с геном NDM-1, они были способны сопротивляться самым сильным лекарствам. Говорят, что впервые супербактерии выявили в Индии, а уже совсем скоро они были обнаружены у британских пациентов, вернувшихся из этого региона (как известно, в Индии развит медицинский туризм: туда едут люди из других стран, чтобы сделать себе, к примеру, космическую операцию дешевле, чем на родине).

Причины назревающей катастрофы самые разные, прежде всего – избыточное использование антибиотиков. Правда, с этой бедой сегодня борются во многих странах. Сложнее приходится в борьбе с другой напастью – с использованием различных препаратов… в животноводстве. После торнадо, пронесшегося через городок ДЖОПЛИН (США) несколько лет назад, у двоих детей была обнаружена инфекция, не поддающаяся лечению. По мнению экспертов, всему виной могли стать антибиотики, которые давали местному скоту на фермах (в Джоплине, как отмечают СМИ, находится один из крупнейших в стране аукционов по продаже скота). Бактерии, «научившиеся» противостоять этим антибиотикам, попали в землю, а затем во время торнадо оказались в ранах, нанесенных людям. На уровне ВОЗ проблема признана: сегодня применение антибиотиков, как стимулятор роста животных запрещено во всех странах ЕС, хотя в целом от подобных лекарств ветеринары и фермеры отказались.

Вся надежда на фармацевтические компании, но и тут есть проблема: антибиотиков и так, вопреки расхожему мнению, не очень много – всего несколько классов, а новые появляются все реже. Находить их все сложнее, для этого ученые исследуют, к примеру, насекомых или даже кору тиса – не самое простое производство в мире. А недавно шотландские специалисты предложили искать нужные вещества на морском дне. Уже получено несколько образцов, в планах экспертов – исследования Перуанской впадины (Тихий океан), а так же вод Новой Зеландии и Антарктики. Все это, естественно, дорогостоящая затея, пока называется сумма в 8 млн фунтов стерлингов, а производство самих лекарств оценивается в миллиарды.

ЭКСПЕРТИЗА

БОЛЕТЬ ПО-НАШЕМУ

Роман Козлов, президент ассоциации по клинической микробиологии и антимикробной химиотерапии:

- Ситуация с устойчивостью бактерий к антибиотикам в СНГ в определенной степени парадоксальна. Судите сами: мы употребляем антибиотики гораздо меньше, чем, к примеру, жители многих стран Западной Европы, при этом уровень устойчивости к антибиотикам у бывших советских крайне высок. В качестве примера можно привести ситуацию с так называемыми внутрибольничными инфекциями, которые вызываются энтеробактериями (например, кишечной палочкой). Их успешно лечили пенициллинами и другими бета-лактамами (то есть антибиотиками того же класса), пока энтеробактерии не стали устойчивы к этим препаратам за счет выработки особых ферментов. Эта устойчивость обнаруживается у 70% энтеробактерий в наших стационарах, то есть больницах или госпиталях. Для сравнения: в Греции, у которой худшие показатели по Европе, подобных устойчивых штаммов всего 27%. А вот выше, чем в СНГ, показатели у Индии, Китая, стран Юго-Восточной Азии – думаю, комментарии тут излишни.

МНЕНИЕ

ОДНА ИЗ ПРИЧИН – ДЖЕНЕРИКИ

- Соотечественники неоправданно много применяют препараты, которые и приводят к возникновению лекарственной устойчивости. Это, например, устаревшие антибиотики, обычно медики приводят в качестве примера хлорамфеникол, широко известный по торговому названию «левомицитин». Сегодня уже есть множество лекарств, заметно превосходящих его по своим возможностям и качеству, но на постсоветском пространстве он все равно остается популярным. Впрочем, даже качество тех антибиотиков, что у нас есть, далеко не всегда удовлетворительно. Воспроизведенных препаратов, так называемых дженериков, у нас сотни, часто от малоизвестных производителей. Джененрики, конечно, нужны, но только качественные, доказывающие аналогичность оригинальным препаратам. И наконец, самолечение – наша национальная беда. Мы проводили опросы: половина фармацевтов у нас сами назначают клиентам антибиотики, а ведь делать это должны исключительно врачи. О том, что такие лекарства просто неправильно употребляют, и говорить не приходится: курс лечения зачастую прерывают, почувствовав себя лучше (в результате – рецидив через несколько дней), да что там, антибиотики, бывает, оставляют «на потом» и вновь принимают их по истечении срока годности. Результат очевиден: резистентность микробов к лекарствам повышается.

ХРОНИКА

Антибиотики кончаются

После бума середины прошлого века новые антибиотики появляются крайне редко.

Год создания/Препарат

1908 – арсфенамин (лекарство от сифилиса)

1932 – протонцил (бактерицидное средство, относящиеся к сульфонамидам)

1940 – пенициллин, неомицин (лечение кожных и прочих заболеваний), грамицидин (воздействует на стрептококки, стафилакококки и др.), цефалоспорин (антибиотики широкого действия)

1950 – эритромицин (лечение ангины, пневмонии, сифилиса, стафилоккоковых инфекций и др.), хлорамфеникол (от брюшного тифа, сальмонеллеза и проч.), хлортетрациклин (применяется для лечения пневмонии, дизентерии и др.), полимиксин (против сальмонеллы, синегнойной палочки и проч.), ванкомицин (при инфекциях кожи, костей, суставов, нижних дыхательных путей и проч.), вирджиниамицин (применяется для ускорения роста животных)

1960 – рифамицин (применяется при отите)

1962 – налидиксовая кислота (лечение цистита, уретрита, простатита и проч.)

2000 – линезолид (синтетический антибиотик, применяется в случае инфекций, устойчивых к другим лекарствам)

2003 – даптомицин (используется в борьбе с осложненными инфекциями и др.).

Автор:
Газета «СВОБОДА СЛОВА» №17(409), от 2 мая 2013 года.