Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

ФАРМАЦИЯ КОШЕЛЬКА


27 апреля 2012, 20:08 | 1 762 просмотра



Каждый поход в аптеку оставляет мощную вмятину в семейном бюджете. Хотя правительство ежегодно утверждает гарантированный объем бесплатной медицинской помощи, но расходы на лекарства все равно пылесосом опустошают кошельки больных. Сколько денег казахстанцы тратян на лечение? Как и чем мы лечимся сейчас, и какие препараты будем принимать завтра? На эти вопросы отвечали эксперты фармацевтического рынка в ходе информационно-образовательного семинара «Современная фарм-индустрия: Проблемы и перспективы развития».

Это не государство, а монополия добра - такое впечатление складывается от сумм, выделяемых из бюджета на закуп лекарственных средств в рамках гарантированной бесплатной медицинской помощи. «В минувшем году государство закупило готовых лекарственных средств на сумму 519 миллионов долларов», - сообщила генеральный директор аналитического Наиля Чередниченко. По сравнению с 2010 годом прирост 15,3%. При этом объем фармацевтического рынка в Казахстане в 2011 году составил более 1 млрд 400 тысяч долларов США.

Сфера госзакупок - часто глухой и темный лес, где волки рыщут, но только не в фармацевтике. Руководитель агентства VIORTIS дает достаточное полное пред¬ставление, на что тратятся бюджетные средства. Более половины препаратов, закупаемых государством, это лекарства местных производителей - 53,2%. Однако в розничной торговле казахстанцы приобретают препараты иностранных фармкомпаний - их доля 75,5%. Сопоставление выбора государства и граждан показывает, что отечественные производители на буксире правительства. Без бюджетных денег отдельные местные заводы просто обнищали бы, поскольку потребители предпочитают лечиться зарубежным снадобьем. Здоровье - та сфера, где квасному патриотизму не место. Впрочем, иногда фармацевтические предпочтения казахстанцев наводят на размышления.

За минувший год доля лекарственных средств, произведенных в Китае, увеличилась на 55,2%, почти до 16 миллионов упаковок. Не можем сказать ничего плохого о китайских таблетках. Раз они появились на полках аптек, значит, прошли сито государственной регистрации. Но как отметил заместитель генерального директора холдинг STADA CIS И.А.Глушков: «У нас очень слабый фильтр допуска препаратов на наши с вами рынки. На рынки Казахстана, России и Белоруссии сейчас попадают и обращаются препараты, которые ни на один цивилизованный фармацевтиче¬ский рынок никогда бы не попали». По его мнению, в странах Таможенного союза отсутствуют требования к проведению клинических исследований, которые большинство стран мира давно сделали для себя обязательными. В результате «приложив небольшие усилия, можно зарегистрировать препарат, проведя клиническое исследование, например, на 10 пациентах».

Радует пока одно - население отказывается от дешевых лекарств. «Казахстанцы стали менее активно экономить на покупке более дешевых препаратов», - отмечает Наиля Чередниченко. По ее словам, в прошлом году препараты дешевле одного доллара пользовались наименьшим спросом у потребителя. «Но в то же время реальные доходы населения не позволяют сделать выбор в пользу дорогостоящих оригинальных препаратов», - эти слова аналитика касаются препаратов дороже 20 долларов. Объемы их реализации по итогам 2011 года снизились на 0,4%. Основные ценовые предпочтения граждан лежат в сегменте от 5 до 10 долларов за одну упаковку. Их доля выросла по сравнению с прошлым годом на 2,7%. Всего по итогам 2011 года потребление лекарств в Казахстане составило 90 долларов на душу населения. Однако, как уточнила Чередниченко, эта цифра носит «описательный характер», поскольку: «Увеличение этого показателя произошло только за счет роста госудасрвтенных закупок». Если вычесть бюджетные закупки, то через аптеки затраты населения на лекарства в среднем составляют-31 доллар.

Прошло почти три года с тех пор, как президент поставил задачу к 2014 году обеспечить за счет отечественного производства 50% внутреннего потребления лекарственных препаратов. Что сделано за прошедшее время для выполнения этого поручения?

Наиля Чередниченко: Министерство индустрии разработало соответствующую программу и вкладывает инвестиции в развитие отечественного производства. Сейчас открывается много новых заводов. Интерес к Казахстану очень высокий. Потому что у нас, во-первых, нет налога на добавленную стоимость на препараты, во-вторых, у нас самый динамично развивающийся рынок среди стран всего постсоветского пространства. В настоящее время у нас строится порядка 7 заводов с иностранным участием.

В связи с интеграцией Казахстана и России ожидается введение взаимного признания регистрационных удостоверений на препараты. Можно будет регистрировать лекарственные средства в Казахстане и продавать в России и наоборот. Однако у нас лекарственные средства регистрируются по казахстан¬ской фармакопее, составленной на основе европейской, в России действуют нормы советской фармакопеи. Нормы обеих фармакопеи отличаются. Не возникнет ли коллизий при взаимном признании регистрационных удостоверений?

Иван Глушков: - Казахстанская фармакопея отличается от российской, как небо и земля. Российская фармакопея сильно устарела. Что касается взаимного признания регистрационных удостоверений на лекарственные препараты, то Комиссия Таможенного союза (КТС) в нынешнем виде существует до 1 июля этого года. То есть им осталось чуть больше двух месяцев. Далее на смену КСТ придет Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК), придет новый руководитель, новые люди. КСТ уже сейчас почти ничего не делает, ЕЭК еще не начала ничего делать. И решений относительно того, в каком виде будет взаимное признание, пока нет.

Единственное, что есть - ни одна страна не готова выпускать на рынок соседних стран те препараты, которые ранее зарегистрированы по национальным правилам. То есть страны сейчас не хотят, чтобы, допустим, с 1 января 2013 года все препараты, зарегистрированные в Казахстане, получали белый билет в Россию, Беларусь и наоборот. Но не забывайте, у нас с первого июля новая комиссия, новый руководитель, новые люди в рабочей группе. Что они решат - сюрприз.

Автор:
Газета «Свобода слова» № 14 (358) от 19 апреля 2012 г.