Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО ПОЭТА – МУДРЕЦА


20 января 2012, 09:40 | 4 348 просмотров



Народ, имеющий мудрецов, обладает неиссякаемым духовным богатством, равным письменным источникам…

Смерть неизбежна, но не умирает мудрое слово, дело и

имя хорошего человека.

Бухар-жырау

Бухар-жырау Калкаманулы – поэт эпического жанра, крупнейший общественный деятель времен ханов Тауке, Болата, Абильмамбета и Абылая. Еще недавно это имя было едва не вычеркнуто из антологии казахской поэзии, а из отечественной истории подавно. Это имя подвергалось умолчанию, либо ему давали непростительную обобщенно-осуждающую характеристику в угоду идеологическим стереотипам, называя не иначе как «феодальным певцом, а конкретнее, придворным поэтом хана Абылая…»

Творческое наследие Бухар-жырау относительно недавно стало объектом изучения, некоторые сочинения поэта опубликованы в немногих сборниках, в том числе тридцать шесть толгау («раздумья»), по которым литературоведы и просто читатели могут судить о характере мировоззрения и социальной направленности убеждений одного из прославленных представителей сложной эпохи XVII-XVIII веков.

Так что же представлял собой выдающийся акын-импровизатор?

Родился Бухар-жырау в 1668 (по другим данным 1684 или даже 1693) году и вырос в живописном местечке Суйхар-Ния, нынешнем Баянаульском районе Павладарской области. Как установил главный исследователь его жизни и творчества, ученый-фольклорист, собиратель произведений жырау Машхур Жусуп Копеев, Бухар происходил из рода аргын Среднего жуза, а его предки относились к знатным старшинам и родоначальникам. Отец Бухара Калкаман являлся храбрым и мужественным батыром казахского тайпа аргын, рода – каржас.

С детства Бухар был глухонемым. Но однажды, семилетнего мальчика, в отсутствие родителей, уехавших на похороны, подхватил смерч. Завитый неведомо откуда налетевшим ветром, мальчик запел, причем песня его лилась безостановочно. Когда ветер стих, глухонемой не только стал слышать, но и заговорил, причем стихами.

Конечно, этот ранний период жизни поэта окрашен легендарным ореолом, но он убеждает и в том, что в повседневной жизни Бухар говорил поэтическим слогом.

Хранители преданий, связанные с именем Бухара Калмакан-улы свидетельствуют, что казахские жырау являлись не просто поэтами, красноречивыми и остроязычными акынами- ораторами, но и носителями сакральных знаний. Они сообщают, что дар поэтической импровизации считался вещим. Сакральные знания, скрытые от глаз обычного человека, складывались еще с добиблейских времен и содержались в алхимии, астрологии, семиотике, нумиралогии и так далее. Жырау были подвластны тайны мира минералов, смысла древних символов, они предсказывали грядущее по расположению звезд, толковали сновидения, объясняли природные явления, разъясняли приметы, одним словом исполняли роль обыза (кудесника).

Так как в казахской поэзии XVI – XVII веков доминирующую роль играли именно жырау, ибо в кочевом обществе, красноречие считалось превыше всех искусств, то жырау, благодаря силе своего поэтического дара, оказывали определенное влияние на массы. Состоя на службе у властителей в качестве советников, они участвовали в походах, воспевали героев сражений, победы, оплакивали гибель батыров.

Основной формой устной исторической традиции в XVIII веке является казахские толгау – наставительные песни-думы в стихах. Толгау изобилует афоризмами, поучительными наставлениями и крылатыми словами.

«Бухар обладал большим поэтическим даром, - говорится в китайском источнике, как утверждает доктор философии Мукаш Бурабаев, - был советником и наставником правителя Аблая; будучи грамотным, участвовал в создании различных законоположений. Сохранились многие стихотворения и их записи». Он вместе с биями – Казбек, Айтике, Толе участвовал в составлении первого казахского правового норматива «Жеты-жаргы» («Семь уложений», или «Законы хана Тауке»), а также в решении государственных дел.

Становясь популярным певцом, Бухар при жизни заслужил имя «жырау», иначе певца-импровизатора, дающего мудрые советы. Как народный мудрец он выступал убежденным сторонником справедливости, в поэтизированной форме проповедовал идеи добра, истины, воспевал красоту и могущество природы, а также её творений. Обращаясь к своим соплеменникам, он призывал их: «Воспевайте красоту природы», «Восхищайтесь Вселенной – творением всесильной природы».

Являясь представителем виднейших исторических личностей времен Абылая, чьё творческое наследие сохранилось благодаря письменным шежире: «Старейшина Бухар-жырау из рода Каржас был сыном Калкаман батыра. Знавшие его люди называли его «священное горло».

Здесь уместно привести свидетельство известного российского ученого, друга Чокана Валиханова Григория Потанина.

В статье Г.Н.Потанина «В юрте последнего киргизского (казахского) царевича» есть такие строки: «Высокое понятие о поэтическом творчестве выразилось у казахов в легенде о происхождении песни. Легенда рассказывает, что некогда, именно в те отдаленные времена, когда люди еще не умели петь, песня (конечно, существо небесного происхождения) летала над землей и пела. Где она пролетала низко, люди хорошо расслышали её и переняли её песни. Где высоко, там плохо были слышны её песни, и народы, населяющие эти земли, остались немузыкальными. Над казахской степью песня пролетала ниже, чем над какой другой страной, и поэтому казахи – лучшие певцы в мире».

Знаменитый сын казахского народа был очень образованным для своего времени человеком и творил на арабском языке. Из его поэтического наследия до наших дней дошло более тысячи строк. Благодаря устным преданиям они были собраны и записаны в XIX – XX веках и сохранились в архивных фондах Алматы, Ташкента и Пекина, а возможно, наследие акына-мудреца рассыпано и по другим архивам в арабоязычных странах. Так что исследователи без хлеба не останутся!

Это Бухар-жырау продолжил традицию, связанную с правом жырау указывать правителям страны на их ошибки и заблуждения. Так в своем обращении к хану Тауке Благословенному он говорил:

Не к месту сказано здесь будет:

«Во всех делах хан верно судит».

Смерть не минует никого.

В подлунном мире прав один Алла.

Раскроет пусть Коран мулла.

Ораторское искусство высоко ценилось и почиталось среди кочевников-казахов. Бухар-жырау знал цену меткому слову, а потому утверждал:

Кочевья караван вести не сложно –

Сама в пути вода вам попадется.

Отряд в набег вести не сложно –

Добыча верная всегда найдется.

Один лишь тяжек труд

под звездным сводом-

Трудно речь начать перед народом.

Будучи очевидцем сильного, свободного государства казахов при хане Аз-Тауке, Бухар – жырау с болью наблюдает, как всего лишь через полвека Казахское ханство начинает распадаться на отдельные части, которыми управляют чужие правители.

Никого из предшественников, ни из современников Бухара не называли «Комекей аулие» - «Святая гортань». Этого почетного имени был удостоен именно он -Бухар-жырау Калмакан-улы.

Время жизни Бухар-жырау совпали с наиболее важными военными вехами Казахского ханства, когда решался вопрос жизни или смерти в борьбе против джунгарских завоевателей. Героический пафос Булантинского (1728) и ряда других сражений донесли до нас произведения Бухар-жырау наряду с поэтическими преданиями Умбетай-жырау, Актамберды-жырау, акына Котеша и других. Имена батыров Богембая Акшаулы, Олжабая Алимулы, батыра Баяна, Жарылгапа и других еще при их жизни стали легендарными.

Это благодаря Бухар-жырау, участнику главных событий в местности Итишпес Алакуль (Анракай 1730) , мы знаем подробности поединка двадцатилетнего Сабалака (псевдоним Абылая) в рукопашной схватке с ойратским нойоном Шарышем. Победив своего грозного соперника, Абылай затмил тогда остальных выдающихся воинов своей храбростью и прославил себя навеки.

Советник и глашатай идей Абылай хана Бухар жырау стал идеологическим советником хана в решении того или иного вопроса в конкретной обстановке. Его образ в казахском шежире - это образ справедливого прорицателя, активного поборника единения казахского народа, наконец, человека, воплощавшего в себе лучшие черты той далекой эпохи.

Достоверно известно, что Абылай хан вызывал к себе перед крупным сражением Бухар-жырау и просил предсказать по расположению луны и звезд исход битвы. Предсказывало будущее и поведение животных. Так, по словам жырау, если желтый верблюд – самец подходил к знамени хана и, глядя в сторону, яростно бушевал, то ханскую рать ожидала удача. Если животное ложилось на землю у знамени, то стоило воздержаться от наступления.

Не случайно именно он становится наиболее влиятельной политической фигурой и главным советником Абылая. Высоким был общественно-политический престиж жырау. Он повсюду сопутствовал Абылаю, побывал во всех сопредельных регионах, граничащих с казахскими жузами. Расцвету его творчества способствовало хорошее знание языков различных групп тюркских народов – кроме арабского, он знал персидский, ойратский (джунгарский) и китайский. Абылай ценил в жырау не только ораторское красноречие и хорошее знание «обычного права», но и дипломатические способности, почтительное уважение к нему казахского народа.

Он мудро и смело призывает Абылай хана восстановить независимость всего Казахстана от Российской империи на северо-западе до Кокандского ханства на юге:

Рваные дороги прочертили

Там, где раньше зеленели травы,

У Сабана петли свили

Над просторами Кокшетау.

Сколько войск скопилось там, подумай,

На твоих прадедовских угодьях.

Крепости подняли там, подумай,

От тебя в степи твоей исконной.

……………………………………

Вся земля на юге от Сузака

Не казахов нынче, ты подумай!

Если мир, так мир, а драка – драка,

От войны нам не уйти, подумай!

Рассматривая абстрактно-художественную направленность поэзии Бухара, следует отметить и содержащуюся в правду, жизни, а также реалии тогдашнего положения Казахского ханства. Он видел хана Аблая и его батыров как обыкновенных людей, критиковал за тщеславие, чрезмерное стремление к славе, за упущения…

Послушаем, что по этому поводу говорил (писал) Чокан Валиханов: «…однажды Аблай решил направить войско на разграбление аула одного бия за какой-то относительно незначительный поступок. Хан был на этот раз так недоступен, что никто не решался вымолвить словечко в пользу виновного, тогда по просьбе народа Бухар-певец решился и затрубил так: «О, Аблай, Аблай! Подобно яркой звезде возносится и соперничает с горами твоя слава, потушите гнев, если потушите гнев, то виновный сам придет с поклоном и подарками». После этих слов хан вынужден был отступить».

Есть ли отличие Бухар-жырау от других его коллег? Весьма большое и особенное. В отличие от многих жырау предшествующих веков – Доспамбета, и жырау – современников Ахматберды, Маргаска, Жиенбета, Шалкииза, Умбитая, Татикара-акына, Котеш-акына и Шал-акына, наш герой проявляет глубокое знание священной книги мусульман – Корана, зачастую в своих произведениях обращается к героям исламской мифологии.

Он твердо верит и прямо говорит о том, что искренне верующий в Аллаха человек будет вознагражден за свою веру.

Бухар Калкаман-улы видит в своем творчестве и служение Всевышнему:

«Аллах!» - промолвит пусть язык.

Пусть говорят и мальчик, и старик.

О вере истиной, спасающей от мук,

О том, как истинный Коран велик.

Великий провидец Бухар-жырау пережил Абылай-хана. Чокан Валиханов в своих исследованиях приводит в качестве примера жанра жоктау - прощания один из толгау Бухара, который назван «Песня Бухар-жырау по умершему Абылаю».

Одной из стержневых тем поэзии Бухар-жырау оставалась тема любви к Родине, патриотизм, прославление героев освободительной борьбы – батыров. В песнях «Желание», «Ой, Абылай», «Смерть высокой горы» и ряде других в поэтической форме изложены мысли о человеческой жизни и морали.

Несмотря на долгие годы забвения выдающийся акын-импровизатор, государственный деятель и дипломат, воин и приближенный, советник и наставник правящего властителя, возвращен народу своими творческими замыслами, творениями поэтического слова. Труды народного мудреца только-только начали глубоко изучать, их невозможно всесторонне оценить, ибо многое, как мы говорили выше, распылено по архивным фондам, а то, что мы сейчас имеем, всего лишь крупицы сочинений поэта, но какие!.. Даже судя по тем 36 толгау, обнаруженным историком Мухтарханом Оразбайулы в архиве Пекина и впервые опубликованным литературоведом А.Сейдимбековым в газете «Ана тiлi» в 1990 году, мы имеем счастье прикоснуться к «осколочку» литературного наследия замечательного человека, феноменального жырау, которому отдавали дань уважения и почитания такие авторитеты как Ч. Ч. Валиханов, Г. Н. Потанин и наш современник М. Ж. Копеев.

Он умер в 1781 году в возрасте ста тринадцатилетнего патриарха. Прах знаменитого жырау, крупнейшего деятеля времен ханов Тауке, Болата, Абульмамбета и Абылая покоится в Баян-Ауле у подножья горы Далба. Машхур Жусуп Копеев нашел могилу жырау, первым установил знак над надгробием. А в 1993 году на месте захоронения был возведен мавзолей, автором которого стал архитектор А. Сауменов.

В Караганде установлен памятник, почта Казахстана в 1993году выпустила мемориальную марку, а во многих населенных пунктах Казахстана появились улицы, носящие имя Бухара Калманулы.

Автор:
Андрей БЕРЕЗИН, историк-краевед