Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

МЕДИКИ ДОЛЖНЫ ОЗВУЧИТЬ СВОИ «ФИ»


25 декабря 2010, 07:46 | 1 615 просмотров



2010 год в казахстанской медицине запомнится несколькими моментами: начало года введением Единой национальной системы здравоохранения (ЕНСЗ), а его окончание – сменой профильного министра.

О том, чем запомнится уходящий год пациентам и организациям, защищающим их права, «Мегаполису», рассказала президент ОФ «Амансаулык», врач, отличник здравоохранения СССР, организатор здравоохранения Бахыт ТУМЕНОВА:

– Одно из самых ярких событий в медицине в этом году – это всё-таки ЕНСЗ…

– Через принятую программу ЕНСЗ красной нитью проходит несколько вещей. Это, в первую очередь, право свободного выбора врача и механизм мотивации. Это очень хорошая идея, но как это было сделано! Мы общаемся с людьми, которые обращаются за медицинской помощью. И по нашим наблюдениям ничего не изменилось. Только в ОФ «Аман­саулык» появилась новая графа в классификации обращений граждан, а именно: отказ в выборе врача. У меня складывается такое впечатление, что система оказания медицинских услуг существует и работает сама для себя, а не для тех, кто получает эти услуги. В министерстве что-то придумывают, что-то внедряют, не интересуясь, нужно ли это, какова необходимость, насколько этот механизм хорошо отработан.

По меньшей мере в течение месяца долж-

на была проводиться работа с населением, которому надо было объяснить правила, что это даёт, как это будет проходить, какие документы для этого нужны. И опять-таки надо было объяснить, что свобода выбора врача связана с выбором своего участкового врача. Кроме того, эта программа не работает для тех, кто живёт в селе и там всего один врач. Существует проблема и в больших городах, если человек выбирает врача и поликлиника или амбулатория расположена далеко от его дома, то эта поликлиника сможет обеспечить только приём пациента у себя, но не обслуживание на дому. Кампания свободного выбора врача длилась всего месяц. Людям ничего не объяснили, и многие не понимали, что это такое, что оно несёт за собой и т.д. Те, кто попытался, столкнулись с заявлениями медиков, что у них и так уже слишком много людей приписалось. А где указано это предельное число пациентов? То, что эта кампания по большому счету не нашла поддержки у населения и провалилась, связано с тем, что очень малое количество людей попыталось в ней участвовать. Получился просто выхлоп, который ничего не дал и только вызвал негатив по отношению к тем, кто оказывает медицинские услуги. И это подтверждает мои слова о том, что система существует отдельно, а пациенты – отдельно.

Кроме вышесказанного был и такой момент: объявили, что стационарные больные смогут выбирать, в какую больницу они хотят лечь на плановое лечение или операцию. Поначалу объявили, что выбирать можно всё что угодно. А потом выяснилось, что выбирать можно из того, что предложат. Когда объявили о старте кампании, то столкнулись с тем, что, как я уже говорила, не был отработан механизм. К примеру, появилась необходимость срочно создавать бюро по госпитализации. Такое ощущение, что надо было отрапортовать, что программу запустили и некоторые вещи просто по ходу доделывали.

– А как же мотивация врачей?

– Когда говорили о мотивации, о том, что оплата будет производиться в соответствии с качеством и количеством, не продумали вопрос, например, с больными психическими заболеваниями. То есть те случаи, когда рыночные механизмы просто невозможно включить. Сюда же относятся наркоманы, алкоголики. По идее, чем меньше, к примеру, инфекционных заболеваний, тем больше инфекционисты должны получать. А ведь у них есть сезонность заболеваний. Это всё начали исправлять опять-таки по ходу.

– К вам обращаются люди по «горячей линии», на что чаще всего жалуются?

– К нам за 11 месяцев этого года обратились по медико-социальным проблемам 2358 человек. Характер жалоб и количество по сравнению с прошлым годом не изменились. Основные жалобы: требование денег за бесплатные медицинские услуги, некачественная медицинская помощь, невозможность попасть к узкому специалисту, невозможность госпитализации, высокие цены на лекарства, низкое качество гарантированной государством медицинской помощи. Насколько я знаю, по Алматы, не дождавшись плановой госпитализации, несколько человек просто ушли из жизни. Я считаю, что это связано с организационными вопросами. Жалобы говорят о невнимательности врачей, их низкой квалификации. Например, случай, когда был поздно поставлен диагноз и 30-летний мужчина умер от инфаркта. И ведь он несколько раз приходил к врачу, жаловался на боли. А врач ему сказал: «Ты что, баба что ли? Что без конца жалуешься? Потерпеть не можешь?». Это были типичные симп-

томы инфаркта, а врача ничего не насторожило. Мы знаем о пациенте, который уже перенес инфаркт и в процессе ожидания получения квоты на необходимую ему операцию получил второй. Врачи не рассматривают такой момент – может ли пациент, а вернее, болезнь, подождать?

Нам жалуются и сами врачи, когда мы обращаемся к ним с претензиями. Они говорят о том, что у них стало меньше времени. Потому что теперь для того, чтобы доказать мотивацию своих действий, им нужно заполнять кучу бумаг. Пациенты жалуются на недостаток внимания со стороны врачей. А истина где-то посередине.

Мы всё время нацелены на лечение, на оказание услуг, спасение больного, мы никак не можем перейти на систему профилактики заболеваний. Вот в этом проблема реформ нашей системы здравоохранения.

– Было много разговоров о необходимости введения страхования в медицине. По словам же вице-министра здравоохранения Эрика Байжунусова, система пока не готова к внедрению обязательного медицинского страхования.

– Я считаю, что нам нужно вводить страхование. Подобная попытка уже осуществлялась на заре нашей независимости. Мы отказались, столкнувшись с экономическими трудностями в период распада Советского Союза. В этот период появилось очень много безработных, а при системе обязательного медицинского страхования за безработных платит государство, и это оказалось неподъемной ношей для нашей страны в тот период. Сейчас подобная система была бы возможна, но она опять-таки столкнется с тем, что у нас количество безработных выше, чем по официальным данным, и есть громадная армия так называемых самозанятых. И на фоне существующей тотальной коррупции, теневой экономики, сокрытия доходов количество людей, которым должно помогать государство, может оказаться неподъемным. И посткризисный период – не самое лучшее время для подобной реформы.

– Как вы считаете, почему казахстанцы не доверяют отечественной медицине?

– На недавно прошедшем форуме НПО прозвучала фраза от Ассоциации медицинских работников: «Помогите поднять врачей с колен». Но если человек сам не встанет, его никто не поднимет. Если государственные медицинские программы принимаются кучкой людей без участия пациентозащитных организаций, сегодня на обсуждении государственных программ нет здоровой конструктивной критики, здравого смысла, то врачи сами становятся заложниками и они же делают заложниками пациентов. Сами медицинские работники должны высказывать свои «но, фи, да, нет», как это нужно для пациента, для защиты профессии, а не для начальника. Я не призываю к забастовкам, но, может, они и нужны. Если вы говорите о низкой заработной плате, так боритесь за повышение! Кто позволил обирать пациентов? К нам звонят, жалуются, но это очень маленькая часть людей. Обычно они боятся, боятся ссориться с лодочником, в лодке которого плывут. К примеру, женщина с маточным кровотечением пришла в больницу, ей в приемном покое сказали заплатить 30 тысяч. А когда я написала об этом министру, мне ответили, что случай не подтвердился с приложенным письмом этой женщины, что ничего не было. И когда мы ей позвонили, она сказала: «А мне вернули 30 тысяч и просили написать письмо, что этого не было». Мы же сами себя обманываем! И пока это не прекратиться, никакие вливания денег нам не помогут. Поэтому нужны нормальные взвешенные реформы с участием гражданского общества.

– Было же что-то хорошее в этом году? Например, сто программ ЭКО в рамках гарантированного объема медицинской помощи.

– То, что это появилось, неплохо. Но мы всё время стоим в конце проблемы. А проблема бесплодия часто формируется в детстве. Например, девочка переносит воспалительные заболевания. А причиной может быть банальное отсутствие теплого туалета. Помимо этого все ли девочки имеют возможность пользоваться одноразовыми средствами гигиены? Ведь причиной воспаления может стать восходящие инфекции мочеполовой системы. То есть всё упирается в профилактику. Но мы только спустя годы делаем героические усилия и начинаем бороться с уже запущенной проблемой.

– Что вы ожидаете от нового министра?

– Меня обнадеживает, что она работала на ниве общественного здравоохранения. Если это будет её стержнем, основой, тогда у нее должно что-то получиться. Кроме того, в команде появились вице-министр, работавшая в Минфине с бюджетом и знающая, откуда идут деньги, как они работают, и вице-министр, прошедший путь от начальника регионального здравоохранения. Это всё вселяет надежду.

Автор:
Анастасия ЦИРУЛИК