Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

ЖИЗНЬ ВОИНА И ДИПЛОМАТА


27 сентября 2019, 07:01 | 771 просмотр



Богатыря узнаешь в битве, остряка – в споре.

Герой рождается в битве.

Пословицы и поговорки тюркских народов

 

Один из самых знаменитых героев в истории казахов - батыр Басентеин Малайсары Токтауылулы (род басентеин-Сырым, Майский район, Павлодарской области) - родился в начале XVIII века.

Яркая героическая жизнь Малайсары закончились в предгорных степях Жетысу, а его потомки живут в Павлодарской области.

В наши дни в его честь названы железнодорожная станция в Алматинской области, любимый туристами и альпинистами горный перевал, а также горный хребет. Кстати, хребет Малайсары является отрогом Джунгарского Алатау длиной 80 км, растянувшийся между рекой Или и перевалом Архарлы на трассе Алматы - Талдыкорган.

 

В первую половину ХVIII века Казахское ханство переживало критический период в своей истории. Вследствие нападений соседних народов казахские племена утратили значительную часть своей территории, и фактически стоял вопрос о сохранении народа. Власть ханов и султанов в этот период носила номинальный характер, и положение усугубляли внутренние раздоры.

Джунгарское или Калмакское ханство, называющее себя Дурбун –Ойратом, захватив Жетысу, весь Юг Казахии, намеривалось навечно осесть на захваченных землях. Более организованное, мощное и в экономическом, и в военном отношениях ханство калмаков случалось, терпело поражения в отдельных битвах с казахами, но в целом они выиграли в большой войне, что и было гибельным для казахского народа.

Весной 1723 года джунгарский хунтайджи Галдан-Цэрэн решил окончательно покончить со своими старыми врагами и бросил на казахскую землю огромную армию под командованием своего любимого сына - богатыря Шоно-Лоузана. Рыскавшие по степи джунгарские отряды несли немало горя казахскому народу, и эти жестокие и печальные времена в народной памяти сохранились как «Актабан-шубырынды» («Годы великого бедствия»).

Освободительная война началась практически с первых дней джунгарского вторжения и была возглавлена многими прославленными батырами, которые не щадили себя ради спасения своего народа. Как в последствии напишут историки и исследователи прошлого, «часто поседелые старики, указывая на крупные насыпи, прикрывающие прах усопших, говорили, что здесь лежат наши батыры, погибшие на ратном поле, защищая вольность».

Именно в это время Малайсары батыр прославил своё имя первыми подвигами на поле брани. Исторические источники свидетельствуют о том, что он был высок ростом - практически под два метра. И еще …Хотя мнения современных историков расходятся по дате рождения героя. Она, к сожалению, пока точно не установлена. Тем не менее, путем подсчета по методологии «три поколения на сто лет» получается, что Малайсары родился примерно в 1700 году.

Сообщим еще не менее интересный факт: Малайсары батыр был из знатного рода. Его статусу соответствовал благородный и мощный конь. Лошадь, на которой он ездил, была такая же выносливая, как он сам.

Согласно сведениям исследователя В. Никитина, Малайсары батыр проник в самый центр Сары-Арки, уже обжитой джунгарскими племенами, и построил крепость в Каркаралинских горах. Несмотря на все прилагаемые усилия, джунгарские военачальники так и не смогли захватить его ставку. Более того, под давлением Малайсары и других батыров, наносивших врагу сокрушительные удары, калмаки, в конце концов, стали покидать исконные казахские земли. Вдохновленные этими успехами, казахские племена сумели объединить свои усилия и собраться под единым знаменем.

Подняться народу с колен помогли не султаны-урусиды, правящие страной на протяжении двух столетий, а батыры – командиры военных отрядов, полководцы и политики. Любопытно отметить, что первый удар по калмакам-ойратам был нанесен не под руководством султанов, а под руководством батыров прославленного Тайлака – снайпера из Младшей орды и его племянником, мергеном Санрыка (Большая орда, ошакты, род тасжурек), а также популярной личности Богембая-батыра – Среднего жуза.

В 1728 году в предгорьях Улытау, в местечке Карасиыр, на территории междуречья Буланты и Булеуты казахское ополчение одержало первую крупную победу в длительном противостоянии с Джунгарским ханством. На стороне казахских ополченцев и дружинников выступили кыргызские и каракалпакские отряды. Общая численность объединенных сил составила около 60 тысяч ратников. Здесь уже в начале сражения в местности, прилегающей к слиянию Булеуты с Карагайлы джунгары понесли первые значительные потери. Казахским дружинникам удалось развить успех. При этом направление отступления джунгар диктовал характерный рельеф местности. Булантинское сражение, произошедшее на широком плато, показало огромную волю казахских ополченцев к победе. В рядах сражающихся были выдающиеся полководцы своего времени Каракерей Кабанбай, Шакшак Жаныбек, Тама Есет, Бесентеин Малайсары и другие, стоящих во главе самостоятельных войск, воодушевляли ополченцев в бою, действуя слаженно под общим командованием Абулхаир-хана и Канжыгалы Богембая. Огромную организаторскую работу по вооружению ополченцев добротным оружием проделал Шакшак Жанибек, под началом кузнеца-мастера Дархана в Улутауских горах трудились умельцы-оружейники.

Вот свидетельство дореволюционного исследователя Я. Гавердовского, писавшего о воинственности казахских воинов: «Облегшись в панцыри, они – согласно тем же преданиям, сражались отчаянно и поле битвы оставляли часто под твердыми своими стопами».

Жырау-трибун, сам великий воин Титтикара пел:

        Камыш на склоне на овражьем,

        Словно стальных батыров строй,

        Но только в окруженье вражьем

       Мы распознаем, кто герой…

Титтикаре вторил другой знаменитый жырау – Актамберды:

        Путь нам проложил Жанай, -

        где оставим мы следы,

        Вспомнит ли нас отчий край?

        Героем был каждый

        из участников битвы.

       Имя им – легион.

«Иногда, же, подобно ужасной буре, поражали они скопища неприятельские и след их бегства покрывали трупами», - так во всяком случае написал Я. Гавердовский в «Обозрение киргиз-кайсацкой степи, часть II».

Место сражения навечно сохранилось в народной устной летописи, как «Калмак кырылган» (место гибели калмаков). По приблизительным данным, было уничтожено до 10 тысяч джунгарских воинов.

Объединенное войско всех трех казахских жузов нанесло ряд поражений джунгарской армии, решающим из которых стало Аныракайское сражение, состоявшееся в 1730 году. И тогда джунгарский хунтайджи вынужден был просить мира.

Однако Галдан-Цэрэн не думал смириться с поражением, он решил выждать, а передышку использовал с умом да расчетом, чтобы накопить новые силы, обучить воинов ратным делам. И уже начиная с 1739 года, джунгарские отряды вновь стали тревожить своими набегами казахские кочевья. Особенно тяжелым стало вторжение выпавшее на весну 1741 года, когда тридцатитысячная джунгарская рать, имевшая на вооружении артиллерию, и двигаясь тремя колоннами, начала беспощадно разорять племена Среднего жуза. Именно в это время, в одном из боев был пленен захватчиками молодой, но уже прославивший себя двадцативосьмилетний султан Абылай.

Однако и на этот раз казахским сарбазам, ведомым батырами, удалось дать достойный отпор превосходящим силам противника. Так, кыргыз К. Чюганов в начале лета 1741 года сообщал российским властям, что «с тою калмыцкою силою Казачья орда дралась в прошедшем... месяце Чеган Цара (февраль) и Казачья орда калмыцкую силу одолела и с правого крыла калмыков Казачья орда много побила».

В итоге между сторонами, понесшими тяжелые потери, было заключено временное перемирие. Для составления окончательного мирного соглашения осенью этого же года в Джунгарию направилось казахское посольство. Джунгарский хунтайджи в ходе встречи с казахскими послами выдвинул ультимативные требования о выплате ежегодной дани и о предоставлении в качестве аманатов (заложников) сыновей многих известных казахских правителей. Только в этом случае хунтайджи соглашался освободить султана Абылая и не возобновлять военных действий.

Эти требования джунгарского хана привели к расколу среди казахской элиты. Часть правителей считала необходимым полностью и безоговорочно смириться с предъявленными требованиями. Другие же категорически отвергали любые притязания Галдан-Цэрэна и выражали готовность к продолжению войны. Ясно, что и тот, и другой вариант не соответствовал народным интересам.

В этот трудный момент на первый план вновь выдвинулся батыр Малайсары, который доказал, что он обладает не только воинским, но и дипломатическим талантами. Он возглавил большую казахскую делегацию, которая направилась в Джунгарию осенью следующего года. Малайсары батыр доставил к джунгарскому правителю всего трех аманатов и предложил ему довольствоваться только этим. Хунтайджи Галдан-Цэрэн был крайне разгневан, но Малайсары, фактически находясь в самом вражьем логове, повел себя с достоинством и смело заявил: «У нас и в Россию со всех родов аманатов не требуют, а ты хочешь больше, чем Великороссийское государство».

Это был крайне рискованный шаг, и человек, осмелившийся в таком тоне вести беседу с могущественным джунгарским правителем, мог легко лишиться головы. Но умному и расчетливому Галдан-Цэрэну пришлась по душе отвага казахского посла, и хунтайджи согласился на условия казахской стороны, сняв все свои требования. Из плена был освобожден султан Абылай, который вместе с Малайсары вернулся в родную степь. Напоследок, царствующий владетель Галдан-Цэрэн, одаривая щедрыми дарами и султана, и батыра-посла, рассчитывал в их лице обрести и друзей, и союзников.

Так, башкир Т. Балтасев в сентябре 1743 года сообщал российским властям, что хунтайджи: «Аблаю и Малай-Сары одного знатного ташкентского сарта, который живет во владении у него, и по дочери в замужество дал, и сверх того Аблаю обещал дать в Ташкенте несколько в вотчину... А Малай-Сары пожаловал в ближние к себе да сто кобыл за то в наипаче».

По другим источникам известно, что джунгарский правитель Галдан-Цэрэн пожаловал батыру за храбрость и при этом огромное миролюбие титул тархана. Малайсары и его потомки были освобождены от налогов. Хотелось бы отметить, что присвоение титула «тархан» по тем временам было редчайшим случаем.

 Все это свидетельствует о том, какую исключительную роль сыграл батыр Малайсары в заключении мирного договора между враждующими сторонами.

Согласно документам, дошедших до нашего времени, Абылай хан высоко ценил способности и заслуги своего ближайшего сподвижника и   батыра. Как известно Малайсары сыграл ключевую роль в высвобождении султана Абылая из джунгарского плена. Абылай будет всю жизнь хранить благодарность своему освободителю.

О батыре Малайсары в свое время много писал Чокан Валиханов: «Когда спросили у Абылая, кого он из батыров более уважает из всех трех орд, тот отвечал: из моих батыров басентиновец Малайсары по богатству, храбрости и по характеру, и уаковец Баян по уму и храбрости стоят выше всех».

Как писал Чокан Валиханов: «Малай-Сары пользовался уважением в народе и у самого Аблая, ибо был богат, умен и храбр - достоинства, которые редко соединяются в одном лице».

Надо отметить, что Малайсары-батыр был верен своим обязательствам и после смерти Галдан-Цэрэна. В итоге между джунгарами и казахами наконец воцарились мирные отношения, что отмечается во множестве источников.

Об этом человеке в народе слагались легенды. Он был настолько богат, что численность его скота заходила за миллионы, а пастбища простирались до соседних областей. О силе Малайсары батыра люди говорили, что он мог поднять сразу двух быков за раз. Мудрость земляка акыны воспевали в своих песнях и создаваемых кюях. К мнению батыра прислушивались все, даже те, кто был у власти. Мало того, что Малайсары батыр был советником самого Аблайхана, но когда хан говорил с полководцем, советы того были взвешенными и проницательными.

Так продолжалось до 1751 года, пока в Джунгарии не разгорелись внутренне распри между претендентами на верховную власть.

В это же время Абылай сразу же решил воспользоваться подобными обстоятельствами для того, чтобы утвердить на джунгарском престоле угодного ему кандидата. Малайсары-батыр поначалу, желая оградить свой род басентеинов и другие казахские роды от войны с джунгарами, негативно отнесся к этим планам. Однако необходимо отдать должное его прозорливой мудрости: во избежание распрей между казахами и для сохранения народного единства он все-таки сумел преодолеть себя и поддержал Абылая. Малайсары со своим отрядом присоединился к войску султана, выступившему в поход на Джунгарию.

К сожалению, великий батыр, прошедший через множество кровавых битв, в 1756 году погиб в этом походе от шальной вражеской стрелы. Верные сарбазы похоронили своего предводителя на одном из отрогов Джунгарского Алатау, и с тех пор в народе оно получило название - Малайсары.

– Малайсары - не только известный батыр, имевший сверхсилу, – считает профессор Экибастузского инженерно-технического института имени академика Сатпаева Серик Джаксыбаев. - Он талантливый полководец, пламенный патриот, радеющий за интересы многострадальной казахской степи, с крепким национальным духом и высокочтимый посланник Казахского ханства.

19 августа 2016 года в канун старта фестиваля «Ұлы дала елі», посвященного 25-летию Независимости Казахстана, в Павлодаре на самой длинной улице города – Кутузова, ныне проспект Малайсары открыли памятник легендарному батыру, одному из талантливых полководцев, искусных дипломатов Среднего жуза, прославившегося в годы противостояния джунгарской агрессии. Уроженец павлодарского Прииртышья, Малайсары батыр был соратником таких известных героев как Богембай, Кабанбай, Райымбек, Баян батыр и Наурызбай.

В церемонии открытия памятника приняли участие аким Павлодарской области Булат Бакауов, президент общественного фонда «Малайсары-Тархан» Тито Сыздыков, первый казахский космонавт Тохтар Аубакиров и другие почетные гости.

Сама скульптура представляет собой единую цельную композицию из нескольких архитектурных элементов. Первый уровень основания композиций - лестница из четырех ступеней высотой 60 сантиметров, второй уровень - трехступенчатый постамент высотой 4,4 метра, третий уровень - медный всадник высотой пять метров. При изготовлении памятной композиции использовался полированный гранитный камень с Куртинского месторождения. Автор памятной композиции – алматинский скульптор Болат Кусаинов.

В Павлодарском областном историко-краеведческом музее имени Г.Н. Потанина экспонируются доспехи, принадлежавшие Малаисары-батыру. Имя его было на устах и своих, и чужих. Свои произносили его с надеждой и гордостью, враги - с тревогой и страхом. Малайсары, знавший родные места, как свои пять пальцев, был замечательным партизаном. С своими воинами он обрушивался на джунгар, нанося ощутимые удары и сея панику в их рядах. Малайсары был настолько храбр, что, казалось, заботы о сохранении собственной жизни для него вовсе не существовало. Однако, уверен, отвага Малайсары не была безрассудной. Он, как и любой нормальный человек, любил жизнь, но еще больше любил свой народ, стонавший под чужеземным игом.

В экспозицию включен весьма ценный экспонат – кольчуга, принадлежавшая Малайсары батыру, подаренная музею потомками героя. Здесь же представлены образцы традиционного холодного оружия ХVII –XVIII вв.: сабли, кинжалы, палаш, пехотинский тесак; а также кремневое ружьё.

Конечно, в письменных источниках сохранились сведения лишь об отдельных деяниях Малайсары-батыра, но даже эти отрывочные свидетельства говорят о том, какую важную роль эта личность играла в истории Казахстана XVIII века. Ведь недаром память о легендарном герое жива до сих пор, и аксакалы еще могут рассказать нам множество преданий, связанных с Малайсары, с его братом Кайдаулом, тоже известным батыром, с его сестрой, знаменитой воительницей Гаухар – женой Кабанбай батыра. Все это свидетельство того, что очень любим и почитаем этот славный сын казахстанский земли.

 

Автор:
Андрей БЕРЕЗИН, писатель-краевед