Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

НЕГАСИМЫЙ СВЕТ ЯРКИХ ИМЕН


23 мая 2019, 14:11 | 419 просмотров



 

НЕГАСИМЫЙ СВЕТ ЯРКИХ ИМЕН

 

Тот у кого больше знаний, любви, справедливости,

 - тот мудрец, тот ученый, тот и обладает миром.

Абай. «Сорок пятое слово»

 

Патриот тот, кто в самые трудные минуты для родины

 берется за самые трудные её дела.

П. Павленко

 

Честного человека можно подвергнуть преследованию,

но не обесчестить.

Франсуа Мари Вольтер

12 мая 2019 года исполнилась юбилейная дата М. Тынышпаева – 140 лет со дня его рождения.

Накануне не поленились и прошлись по улице имени М. Тынышпаева (бывшей Привокзальной) Талдыкоргана. От начала и до конца. Много чего увидели.  Но ни это стало причиной нашего интереса. Кто же такой Мухамеджан Тынышпаев? Если коротко, в тезисном порядке изложить биографию этой личности, то она вполне уместится в несколько строк.

Тынышпаев Мухамеджан Тынышпаевич родился 12 мая 1679 года в предгорье Жиланды Маканчи-Садыровской волости Лепсинского уезда Семипалатинской области (ныне Алакольский район Алматинской области) – умер в ноябре 1937 года. Окончил Петербургский институт инженеров транспорта (1906). Начальник отделения Средне-Азиатской железной дороги. Организатор союза автономистов-федералистов (Ташкент, Ашхабад). Депутат II Думы от Семиреченской области, член кадетской фракции. В 1916 арестован как участник восстания в Казахстане. В 1917 комиссар Семиреченской области, близок к эсерам. Первый премьер-министр (ноябрь-декабрь) и министр внутренних дел Временного правительства автономного Туркестана, член областного комитета партии Алаш. В январе 1918 вышел из правительства. В 1919 - перешел на сторону советской власти. До 1926 года работал в Наркомхозе Туркестанской АССР, издал книгу по истории казахского народа. Работал инженером на строительстве Турксиба. В 1930 выслан в Воронеж. В ноябре 1937 года, в ходе политических репрессий - арестован. Расстрелян. Реабилитирован в 1970 году.

А что если за скупыми строчками биографической справки таится действительно большая жизнь?

А какова судьба потомков ученого, первого казаха-инженера и видного государственного и общественного деятеля?

Сохранились ли следы Тынышпаева в настоящее время?

И в чем заключается память об историке, краеведе, незаконно репрессированном и реабилитированном посмертно?

Попытаемся рассказать читателям, особенно молодому поколению казахстанцев, то, что удалось узнать и тем самым дать ответы на обозначенные вопросы.

1

Отец Мухамеджана Тынышпаева - Тынышпай, происходил из знатного казахского рода Садыр, племени семиреченских найманов. Занимался скотоводством, содержал огромные стада овец, коров, лошадей. Отличался деловитостью, твердым характером и трезвостью ума, был физически сильным человеком и несгибаемым нравственно. Принадлежавшие ему угодья находились в предгорной зоне Джунгарского Алатау, вниз по речке Лепсы. Земли здесь благодатные, природа необыкновенной красоты. Некогда эти земли были завоеваны казачьим войском под свои нужды, сгоняя с обжитых мест местных жителей, что и стало причиной возмущения и недовольства, угрозой для спокойствия и стабильности в крае.

Военный губернатор Семиречья генерал Г. А. Колпаковский вынужден был образовывать земельные комитеты и восстанавливать справедливость. Он возвращал самовольно захваченные земли крестьянам. Только в Лепсинском уезде было возвращено 100 тысяч десятин земли. На одном из таких участков и находилось зимовье Тынышпая. Он и сам являлся членом земельного комитета, созданного военным губернатором Семиречья.

В 1889 году Тынышпай повёз сына Мухамеджана в столичный город Верный на обучение в двухгодичный подготовительный класс. Мальчик успешно окончил подготовительный класс, после чего стал обучаться в Верненской мужской гимназии. При каждом переходе на следующую ступень обучения Мухамеджан получал награды 1-й степени и одобрение педсовета за блестящие способности. «От него следует ожидать честной настоящей деятельности на благо Отечества», - говорилось в одной из гимназических характеристик того времени.

За успешную учёбу М. Тынышпаев постоянно получал грамоты за хорошую успеваемость. В годы учебы в станах Верненской мужской гимназии Мухамеджан усиленно занимался самообразованием и активно участвовал в различных кружках и общественно-культурных мероприятиях. Так, в мае 1889 года проводились большие торжества по случаю 100-летнего юбилея со дня рождения великого русского поэта А. С. Пушкина. Молодой гимназист на литературно-музыкальном утреннике успешно выступил с рефератом на тему «Нравственные черты Петра Великого и Мазепы в произведении А. С. Пушкина «Полтавская битва».

В фонде музея истории Сарканского района Алматинской области (в недалеком прошлом музей «Черкасская оборона»), нам показали хранящиеся интересные материалы, представляющие большую ценность. Почти каждый документ или фото добыты в результате упорного поиска сотрудниками музея. Собраны более 70 предметов, касающихся биографии М. Т. Тынышпаева. Из них 50 предметов представляют особую ценность и отнесены к основному фонду музея.

К примеру очень интересны фотографии переданные музею дочерью М. Тынышпаева Фатанад-Бану и внучкой Назифой. На них мы видим и юношу-гимназиста, и студента столичного императорского института в парадной форме и в форме железнодорожника, запечатленного в год окончания института, с женой Гульбахрам и с детьми Искандером, Фатимой, Диной и другими.

Детальное ознакомление с очень интересной ксерокопией характеристики, выданной М. Тынышпаеву, окончившему курс Верненской мужской гимназии в 1890 учебном году, убедительно доказывает, что мальчик поступил в приготовительный класс Верненской гимназии 14 августа 1890 г. Он немедленно показал блестящие успехи по всем предметам, какими надлежало ему заниматься, при каждом переходе из класса в класс, получал награду 1-ой степени, а по истечении почти каждой четверти учебного года получал от педсовета гимназии одобрение за отличные успехи и отличное поведение.

Или вот ксерокопия «Протокола заседания членов педагогического совета Верненской гимназии от 15 мая 1900 г.». Председательствовал директор гимназии М. В. Вахрушев. На педсовете рассмотрены результаты письменных испытаний учеников 8 класса и обсужден вопрос о допущении их к устным испытаниям. Из этого протокола явствует, что наш земляк М. Тынышпаев справился с письменными испытаниями на «отлично» по следующим предметам – русскому языку, латинскому языку и математике. Далее он был допущен к устным испытаниям, которые опять же сдал на отлично – о чем поведал нам следующий документ – ксерокопия «Аттестата зрелости».

«Сей аттестат зрелости дан Тынышпаеву Мухамеджану вероисповедания магометанского, сыну киргиза, родившемуся в Лепсинском уезде Семиреченской области, 12 мая 1879 года, обучавшемуся десять лет в Верненской гимназии и пробывшему один год в VIII классе в том, что во внимание к постоянно отличному поведению, прилежанию и к отличным успехам в науках, педагогический совет постановил наградить его золотой медалью и выдать ему аттестат, представляющий все права высочайше утвержденного 30-го июля 1871 года устава гимназии и прогимназий. 1 июня 1900 года. г. Верный Семиреченской области».

Еще один документ… Прекрасный текст характеристики выданной на нашего земляка, а к ней приложена фотография выпускника гимназии М. Тынышпаева.

«Тынышпаев представляет собой очень нечасто встречающийся пример уравновешенности, блестящих способностей. Оказался одинаково способным к изучению математики и к изучению древней и русской литературы. Отличаясь притом любознательностью и стремлением к основательному изучению того предмета, за который берется. Тынышпаев, несомненно, делает честь учебному заведению и от него следует ожидать честной, настойчивой, энергичной деятельности в той среде, которую изберет этот выдающийся ученик».

Но вернемся к изложению поэтапного жизненного пути нашего героя.

В 1900 году Тынышпаев окончил Верненскую гимназию с золотой медалью и его выдающиеся способности открывали перед ним дорогу к образованию в высшем элитном учебном заведении России в Институте инженеров путей сообщения Императора Александра Первого. Институт славился тем, что в нем обучались дворянские отпрыски так называемых «сливок» общества и гимназических классов. Он готовил энциклопедически образованных, прогрессивно мыслящих специалистов.

Однако надо заметить, что Мухамеджан мечтал поступить на исторический факультет университета, а железнодорожным инженером он стал совершенно случайно. Группа соучеников гимназии в присутствии всего класса заявила: «Мухамеджан, тебе с золотой медалью, никогда не поступить в Петербургский институт путей сообщения!» Чтобы доказать обратное, Тынышпаев с блеском сдал вступительные экзамены и стал-таки студентом самого престижного технического вуза царской России, правда, без казенной стипендии.

Но тут ему пришел на помощь любимый Мухамеджана педагог, «просвещённый идеалист» директор гимназии М. В. Вахрушев. Он ходатайствовал перед военным губернатором Семиреченской области Г. А. Колпаковским о выделении казенной стипендии М. Тынышпаеву. «Принимая во внимание, что воспитанник Тынышпаев во всех отношениях образцовый ученик притом выдающихся способностей… своим долгом считаю просить предоставить Тынышпаеву стипендию».

Вот таким образом наш земляк поступил и обучался с 1900 по 1906 годы в Санкт-Петербургском Императорском институте инженеров путей сообщения имени Александра Первого.

В Петербурге он проживал в туркестанском общежитии, которое было организовано по предписанию генерал-губернатора Семиречья. Тынышпаев был взят на полное содержание, ему ежегодно выплачивали 420 рублей, из которых 60 рублей выдавались единовременно на покупку необходимой одежды, обуви и учебных принадлежностей.

И тем ни менее процитируем ряд документов, хранящихся в музее истории Сарканского района в ксерокопиях.

Находясь вдали от родных мест, от отчего дома, испытывая большие трудности Мухамеджан Тынышпаев написал письмо военному губернатору Семиреченской области от 30 июня 1901 года.

«Поступив по конкурсу в означенный институт, испытал в Петербурге довольно много лишений. Стипендия, назначенная Вами из земской суммы в 360 рублей, оказалась очень недостаточной, приблизительно 100 рублей плата за слушание лекций, не говоря о других непредвиденных, но необходимых расходах, словом, за вычетом всех предыдущих денег, на житие в Петербурге осталось у меня около 200 рублей, что раскладывая на 10 месяцев получаю по 20 рублей в месяц, на что просуществовать можно только благодаря займам у Мусульманского общества в Петербурге.  Отец мой человек бедный, так что я вынужден обратиться к Вам, ваше превосходительство, с покорнейшей просьбой увеличить до 30 рублей в месяц, ибо при дороговизне квартиры и стола и думать нельзя прожить на 20 рублей, давать же уроки я не могу, за неимением решительно ни одного часа свободного времени, иногда (во время экзаменов) я не могу пользоваться получасом, чтобы подышать свежим воздухом».

Получив это письмо-прошение, вице-губернатор и советник губернатора Семиреченской области обратился к Туркестанскому генерал-губернатору с рапортом, в котором указана их просьба «найти возможность увеличить М. Тынышпаеву отпускаемую стипендию из остатков от земских сумм Семиреченской области».

Ксерокопия следующего документа уведомляет ответным письмом из канцелярии Туркестанского генерал-губернатора военного губернатора Семиреченской области в том, что «ходатайство относительно увеличения стипендии главный начальник края изволил отклонить».

***

К слову, именно М. Т. Тынышпаев одним из первых ученых историков-краеведов, дал положительную оценку деятельности Г. А. Колпаковского в Семиречье и его вклад в развитие казахского народа. В одном из писем, в котором говорится о генерал-губернаторах Степного края Колпаковском и Кауфмане, Мухамеджан Тынышпаев написал: «Генералом Колпаковским открыта мужская гимназия в Верном с пансионом для киргизских (казахских –автор.) детей».

И далее… Он и в Омске открыл пансион при гимназии для киргизских детей. Под его началом в Лепсинском уезде создана комиссия по разграничению действительно необходимых для казаков земель и возвращению остальной части киргизам. Хотя после ухода Колпаковского изменения у киргизов наступили не сразу, все же правильнее время управления   краем генералов Кауфмана и Колпаковского считать отдельной эпохой (1867-1889 гг.).

Чины администрации выбирались самим генералом Колпаковским. Тогдашнее благосостояние киргизского населения объясняется главным образом подбором хорошего состава администрации.

***

Несмотря на переживаемые трудности, Тынышпаев продолжал учебу и по словам преподавателей института, обладая блестящими способностями к изучению математики, древних языков, литературы и искусства, успешно переходил с курса на курс. Ведь и лекции в институте читали необыкновенно одаренные профессора – создатели фундаментальных курсов.

Практику Мухамеджан проходил в степях Казахстана, где в то время прокладывали железную дорогу Оренбург - Ташкент.

В 1905 году он сдал выпускные экзамены, защитил курсовой проект «Строительство Туркестано-Сибирской железной дороги» и получил диплом инженера путей сообщения с правом составления проектов и производства всякого рода строительных работ и с правом на чин коллежского секретаря при вступлении на госслужбу. Так М. Тынышпаев стал первым казахским инженером-железнодорожником.

В зрелые годы у него стало поразительно проявляться портретное сходство с отцом: такое же крепкое, стройное, с крутыми плечами выразительное телосложение, благородный, высокий лоб, ярко-черные глаза, излучавшие добро, свет и благородство души. С молоком матери он впитал мудрость и благодушие предков. Очень любил родные места, часто посещал их, чтобы насладиться красотой природы, прильнуть к источнику физических и духовных сил.

Как-то в один из отпускных приездов в Верный, решил навестить родную гимназию. Здесь увидел её, дочь известного в городе фельдшера В. Чалымбекова, проводящую благотворительную лотерею. Гульбахрам проводила её весело, остроумно, красиво. Девушка сразу понравилась Мухамеджану. То была любовь с первого взгляда. Изысканному кавалеру со светскими манерами, приобретенными в стенах учебных заведений Верного и Петербурга, в совершенстве владеющему русским языком, свободно говорящим на французском не составляло особого труда завязать знакомство. Вскоре молодые люди поженились.

Они любили друг друга той особой любовью, без которой немыслимо семейное счастье. Мухамеджан называл свою суженую не иначе как ласково: «Гуля, Гулечка» и она была предана ему и душой, и телом, всегда следовала за ним, стойко переносила тяготы быта, когда он прокладывал ветку железной дороги через знойные Каракумы. Здесь она одарила тридцатилетнего любимого мужа наследником – сыном Искандером. Затем Гульбахрам родила еще двух дочерей. Дети в семье росли в полном достатке, окруженные родительской любовью и вниманием.

В 1906 году Тынышпаев стал работать инженером на реконструкции Среднеазиатской железной дороги от Красноводска до Чарджоу, принял активное участие в возведении моста из металлоконструкций вместо старого деревянного через реку Амударью.

3 апреля 1907 он был избран в Государственную думу II созыва от коренного населения Семиреченской области. Прибыл в Санкт-Петербург 26 апреля 1907 года. Входил в Мусульманскую фракцию и Сибирскую группу. Член Аграрной комиссии. Выступал за примирение общегосударственных и казахских национальных интересов. 1 июня 1907 года председатель Совета министров России Пётр Столыпин обвинил 55 депутатов в заговоре против царской семьи. Дума была распущена указом царя Николая II от 3 июня (Третьеиюньский переворот). Тынышпаев вернулся из Санкт-Петербурга в Туркестанский край.

В 1907 году он участвовал в изыскательной экспедиции А. Голембиевского по изучению трассы будущей Туркестано-Сибирской магистрали на юге, от станции Арысь до реки Или.

С 1907 по 1910 год работал инженером особых поручений на строительстве железной дороги Ашхабад - Ташкент.

С 1911 года Мухамеджан Тынышпаев работал начальником отдела, а затем главным инженером железнодорожного строительства участка Урсатьевская - Андижан.

В 1914 году он перешёл работать на строительство южной части Семиреченской дороги (начало Турксиба), где был начальником небольшого участка железнодорожной линии, а затем главным инженером линии от Арыси до Аулие-Аты (ныне Тараз).

Летом 1916 года взяв отпуск Мухамеджан поехал в родной аул. Там его и застал царский указ от 26 июня, в котором говорилось, что «Туземцы в возрасте 19 до 43 лет привлекаются на военные работы». Среди казахов вспыхнула волна протестов, начались массовые волнения.

После февральской революции 1917 года в апреле по решению Временного правительства А. Керенского «для решения на местах всех возникающих вопросов управления краем» в Ташкенте был создан Туркестанский комитет во главе с кадетом Щепкиным. В состав комитета вошли меньшевики Елпатьевский, эсер Шкапский, а также Букейханов, Тынышпаев, как бывший член 2-ой Государственной Думы России и другие.

В июле 1917 года он, как делегат от Семиреченской области, участвовал в I Всекиргизском съезде в Оренбурге и выдвинут в число делегатов на Всероссийское учредительное собрание. В конце года был избран в Семиреченском избирательном округе по списку № 2 (блок социалистов).

Кроме этого, инженер Тынышпаев, юрист Шкапский были назначены комиссарами временного правительства Семиреченской области.

Как комиссары они делали все, чтобы защитить народ, устроить там, где он жил до 1916 года. Как хотелось Мухамеджану осчастливить свой народ, претворить демократические идеи в жизнь. Силу ему придавала наука, разум и вера. А он верил в справедливость, в превосходство добра над злом.

Трудно быть объективным, а тем более когда о герое принято говорить только хорошее, только положительно оценивать его деятельность. Пусть читатель не заподозрит нас в необъективности, мы, сообщая определенную дозу негатива, дескать, пытаемся ложкой дегтя разбавить бочку меда. Но как говорится, из песни слов не выбросишь, так и в биографии Мухамеджана Тынышпаева есть страницы помеченные черной краской.

Читаю комментарий и примечания к роману Дм. Снегина «В городе Верном», Книга первая, часть первой, Алма-Ата, Издательство «Жазушы», 1981 год.

Стр. 477. « - А что думает Временное правительство о людях, откочевавших в Китай?»

4-6 мая 1917 года в Пишпеке было проведено совещание, на котором присутствовали комиссары Временного правительства О. Шкапский, алашордынец М. Тынышпаев, председатель областного комитета алашордынцев И. Джайнаков, представитель Туркестанского комитета Временного правительства меньшевик Шендриков и другие. Совещание приняло постановление о выселении возвращавшихся из Китая казахов в пустынные и полупустынные районы Нарына и Прибалхашья.

Стр. 507. «Дегтярев и Черкашин…»

Ярким примером революционных выступлений трудящихся накануне Октября явились лепсинские события, когда большевистски настроенные солдаты отказались выполнять приказ об отправке в армию солдат старших возрастов и лиц, признанных ранее негодными к несению воинской службы. Солдаты потребовали отправить в действующую армию местную карательную команду, укомплектованную сыновьями лепсинских кулаков и торговцев. Митинг солдат превратился в многолюдное народное собрание, вынесшее ряд политических решений, направленных на ликвидацию представителей Временного правительства и алашордынской власти. Волею народа была создана «Контрольная комиссия», фактически явившаяся исполнительным органом власти. В неё вошли и четыре бедняка казаха.

М. Тынышпаев и О. Шкапский направили против лепсинцев карательную экспедицию, которая жестоко подавила восстание. Руководители его - большевики З. Дегтярев и Ф. Черкашин 13 июля были арестованы в Уч-Арале и на обратном пути при переправе через реку Тентек зверски приколоты штыками.

Лепсинские события получили широкий отклик во многих селах и аулах уезда, куда перед этим были направлены карательные отряды Временного правительства для подавления народных волнений. Все революционные выступления в далеком Семиречье совпали с демонстрациями рабочих и солдат в Петрограде. (С. Н. Покровский. «Победа Советской власти в Семиречье», с. 87-90).

В конце ноября 1917 года М. Тынышпаев едет в Коканд и участвует в IV съезде  мусульманских войск и дехкан Туркестанского края.

На территории современных Казахстана, Узбекистана и Кыргызстана с 27 ноября 1917 года по 22 февраля 1918 года, хоть и недолго, но просуществовала государство, названное как Туркестанская автономия, в литературе известное также как Кокандская автономия.

Первым высшим должностным лицом этого государственного образования, а именно премьер-министром был избран Мухамеджан Тынышпаев, который проявил себя видным деятелем Алаш-ординского движения. Он был одним из его ярких лидеров, представляющий интересы региона Семиречья во втором созыве Государственной думы Российской империи. Но в связи с расхождением взглядов с избранным министром иностранных дел Мустафой Чокаем М. Тынышпаев покинул свой пост и уехал в Ташкент, уступив тому своё место.

Мустафа Чокай, как премьер Туркестанской автономии, участвовал в декабре 1917 года во II Общекиргизском съезде в Оренбурге, где была провозглашена Алашская (Казахская) автономия, и вошёл в состав правительства «Алаш-Орда», председателем которого стал Алихан Букейханов.

Большевики Советского Туркестана никому не позволили решать собственную судьбу. Они направили Красную армию и 20 февраля 1918 года разгромили Кокандскую автономию.

 

В 1919 году, когда Советская власть полностью установилась в Туркестане и Степном крае, М. Тынышпаев перешёл на её сторону. В 1921 году его назначили начальником Управления водного хозяйства Наркомзема Туркестанского края в Ташкенте. В 1922 году Наркомзем назначил Тынышпаева на аналогичную должность в Чимкенте.

И здесь 22 июля 1922 года личное горе постигло Мухамеджана. Он потерял свою жену Гульбахрам, мать его троих детей: Искандера, Фатанад и Дины, - которая скончалась от холеры. После похорон жены он вернулся в Ташкент.

В 1924 году М. Тынышпаева пригласили в Казахский педагогический институт, открывшийся в Ташкенте, на должность преподавателя математики и физики. (Ныне это - Казахский национальный педагогический университет имени Абая, находящийся в Алматы). Показательно, что в дар институту новый педагог преподнёс две тысячи книг по истории и технике из личного собрания. Как указывали очевидцы этого благородного жеста, каждый экземпляр книг был помечен круглым штампом – «Инж. Тынышпаев». Следует сказать, что в этом первом казахстанском институте в то время трудились такие крупные специалисты и известные деятели как Хахел Досмухамедов, Ахмет Байтурсынов, Мухтар Ауэзов и другие представители казахской интеллигенции.

В этот период М. Тынышпаев занимался сбором информации о происхождении жузов, описывал историю казахских родов, составлял таблицы к генеалогии родов с краткими описаниями жизни и смерти ханов, батыров, биев, акынов, а также выступал с лекциями на эту тему в Туркестанском отделе Русского географического общества. К этому времени ему удалось опубликовать исследования: «Коксуйский могильник и городище Кайлак», «Историческая справка о родоплеменном составе населения Ташкентского уезда», «Казахи в XVII—XVIII веке», «Победы и поражения казахов», «Материалы по истории киргиз-казахского народа». К тому же он уделял много времени общественной работе и пропаганде знаний.

В 1925 году Тынышпаеву была предложена должность главного инженера по благоустройству города Перовска (бывшая Ак-Мечеть), переименованному в Кызыл-Орду (Красная столица) в связи с переводом сюда из Оренбурга новой столицы Казахской АССР. Здесь под его руководством были возведены жилые дома и административные здания из кирпича, был спроектирован и построен канал Саркырама для обеспечения Кзыл-Орды питьевой водой.

В том же году М. Тынышпаев женился на Азизе Шалымбековой, до брака с Тынышпаевым была супругой его шурина по первому браку Садуакаса Шалымбекова, скончавшегося в один год со своей сестрой в 1923 году, вышла замуж за Мухамеджана по обычаю аменгерства. Однако этот брак не продлился долго, и Азиза с маленькой дочерью Энлик переехала в Москву.

1 марта 1926 года Мухамеджан Тынышпаев уехал в Алма-Ату и начал работать начальником дорожного отдела Семиреченской губернии - была построена автомобильная дорога с твёрдым покрытием Алма-Ата - Пишпек, проведены изыскания по строительству дороги Алма-Ата - Талды-Курган, предложен новый вариант дороги Алма-Ата - Хоргос.

В январе 1927 года по настоятельному предложению Турара Рыскулова его включили в Комитет содействия строительству Турксиба.

С 1926 по 1930 годы Мухамеджан Тынышпаев по приглашению Турара Рыскулова принимал активное участие в строительстве Турксиба. Здесь он смог применить свои инженерные знания, оптимизировав работу всего проекта Турксиб. Поэтому, не случайно его имя ныне носит Казахская академия транспорта и коммуникаций в Алматы.

Он был разносторонним ученым, будучи первым казахом инженером-железнодорожником активно занимался научно-исследовательской деятельностью, направленной на изучение проблем казахской этнической истории. Его многие работы не потеряли актуальности до сих пор, спустя 100 лет.

Несмотря на то, что Тынышпаев был одним из лидеров алаш-ординского движения, он благодаря своему высокому профессионализму и в советское время занимал ряд важных хозяйственных должностей, участвовал в создании проекта Туркестанского канала.

А еще участвовал в подготовке «агентов эксплуатации дороги», по его инициативе были созданы курсы, на которых обучались 60 молодых казахов. Занимался разработкой проекта (известен как Чокпарский вариант) прокладки железнодорожной колеи через Чокпарский перевал, который позволил сэкономить 25 млн рублей и почти на год сократил срок строительства Турксиба. В 1928 году он настоял на Балхашском варианте трассы в противовес Лепсинскому, что опять же позволило сэкономить около миллиона госсредств при строительстве и сто тысяч рублей в год при эксплуатации железной дороги. По путно Мухамеджан Тынышпаев интенсивно работал над исправлением ошибки инженера-проектировщика строительства станции Алма-Ата-I.

 

 

 

К концу 20-х годов нагнетание обстановки в стране и подозрительность стали всеобщими. Начались репрессии против представителей национально-освободительного движения. В конце 1928 года по ложному обвинению были арестованы 44 человека из числа так называемых «буржуазных националистов» бывших лидеров «Алаш-Орды». В числе арестованных оказались А. Байтурсунов, М. Дулатов, М. Жумабаев, Ж. Аймаутов, Х. Габбасов…

В сентябре 1929 года начальник строительства Турксиба В. С. Шатов издал указ об образовании в составе производственного отдела Турксиба особой службы - части пути, начальником которой был назначен Мухамеджан Тынышпаев.

 

(На снимке: В штабе южного участка строительства Турксиба. Начальник проектно-изыскательных работ южного участка Мухамеджан Тынышпаев(слева) и начальник южного участка Турксиба П. Березин).

 

В апреле 1930 года М. Тынышпаев сочетался браком с Аминой Шейх-Али - племянницей своего старого друга Дауда Шейх-Али. Амина Шейх-Али сопровождала свою родственницу Магипарваз Шейх-Али (жену генерал-майора Махмуда Шейх-Али, в девичестве Алкину) в поездке из Уфы в Алма-Ату, которая в конце декабря 1929 года была предупреждена сотрудником ОГПУ о готовящемся аресте и была вынуждена покинуть Уфу.

3 августа 1930 года Мухамеджан Тынышпаев был арестован по доносу, но после долгого следствия преступных улик не было обнаружено.

При следующем аресте в сентябре-октябре 1930 года очередной группы национальной интеллигенции (около 40 человек) в составе Х. Досмухамедова, Ж. Акпаева, Ж. Кудерина и других, М. Тынышпаеву было предъявлено обвинение за события 1917 года, когда он короткое время был премьер-министром Туркестанской автономии. Пятнадцати из них, в том числе М. Тынышпаеву 20 апреля 1932 года тройка при ПП ОГПУ определила 5 лет ссылки в Центрально -Черноземную область России.

Вместе с другими интеллигентами посадили Мухамеджана в телячий вагон и повезли… В Москве дочь Фатанад встретила тюрьму на колесах, но отца не увидела, только слышала его голос. Он кричал: «Я - тут, доченька! Я-тут!» Фатанад успела передать в вагон буханку хлеба и кусок вареной говядины.

Находясь под надзором в Воронеже, М. Тынышпаев работал в техотделе Управления постройки новой железной дороги Москва - Донецк. После возвращения из ссылки в 1936 году он поехал на строительство железной дороги Кандагач - Гурьев, где он сильно простудился, заболел, после чего вернулся в Ташкент.

Опасаясь нового ареста, Тынышпаев отправил жену Амину с пятилетним сыном Давлетом к её родственникам в Уфу, где по настоянию мужа она дала сыну свою фамилию - Шейх-Али.

И все же политической приверженности советская власть Тынышпаеву не простила. Сразу же после сдачи в эксплуатацию Турксиба, 21 ноября 1937 года его подвергли аресту, обвиняя в членстве партии «Алаш Орды», объявили «врагом народа» и расстреляли.

Как и многих других представителей казахской интеллигенции в то время, подвергнувшихся репрессиям, имя Мухамеджана Тынышпаева было предано забвению на долгие годы. Его фамилия была вычеркнута из помпезного описания строительства Турксиба, а печатные работы на долгое время изъяли из библиотек, и доступ к ним был запрещен. Мало того, судьба конфискованного архива ученого, а также рукописей двух книг – «География Турксиба» и учебника по математике до сих пор остаётся не ясными.

Лишь 29 сентября 1959 года решением Верховного суда Казахской ССР Мухамеджан Тынышпаев был реабилитирован, а в феврале 1970 года -  состоялась реабилитация Прокуратурой СССР и Военным прокурором Туркестанского Военного округа.

2

Несколько подробнее расскажем о семье Тынышпаева, его близких.

Ярлык «враг народа» тяжелым бременем лег и на плечи детей М. Тынышпаева. Но они выросли достойными имени своего легендарного отца. Старший сын Искандер стал первым казахским кинооператором. Остальные – филологи, нефтяники, педагоги.

Как мы уже сказали ранее, супруга по первому браку Гүлбахрам Шалымбекова, скончалась в 1923 году от холеры.

Сын от первого брака Искандер Мухамеджанович Тынышпаев (1909, Ашхабад - 1995, Алматы) - кинооператор и кинорежиссер. Окончил ВГИК в 1933 году, после ареста отца был репрессирован и провёл 10 лет в ГУЛАГе. Член Союза кинематографистов СССР (с 1958 года), народный артист Казахстана (1994 год).

 

(На снимке: Почтовая марка Казахстана 2009 года выпуска с портретом Искандера Тынышпаева).

Рассказывает ветеран, бывший старший научный сотрудник областного историко-краеведческого музея им. М. Тынышпаева Роза Жумабаевна Бержанова:

- Это было в июле 1993 года. С букетом роз я стояла перед дверью человека, отец которого для меня, тогда еще молодой сотрудницы музея, был чем-то недосягаемым и величественным. Долго не открывали, я уже было отчаялась и собралась уходить, как вдруг там, за дверью, послышались шаги. Передо мной стояла пожилая русская женщина.

В первый момент мне показалось, что я ошиблась адресом, переспросила: «Извините, это квартира Тынышпаевых?». Поняв моё недоумение, женщина улыбнулась и утвердительно кивнула головой. Ак состоялось мое знакомство с супругой Искандера Тынышпаева – Александрой Дмитриевной Тынышпаевой. Я вошла в просторную светлую комнату и стала ждать человека, ради которого приехала в командировку из Талдыкоргана в Алматы.

Дело в том, что незадолго до этого Талдыкорганскому историко-краеведческому музею присвоили имя Мухамеджана Тынышпаева, первого в истории страны казаха-инженера путей сообщения, автора «Истории казахского народа», жертвы сталинских репрессий. Нам стало известно, что в южной столице приживает его сын Искандер. С целью сбора документов одного из выдающихся людей Казахстана М. Тынышпаева я оказалась в квартире его сына.

 Вот я жду. Честно признаюсь, испытала тогда нешуточное волнение. Через несколько минут из соседней комнаты вышел высокий, статный мужчина в пижаме и очках. Увидев меня, предложил сесть. Я представилась и объяснила причину своего приезда. Он не удивился, как-то по-отцовски взглянул на меня и начал свой рассказ. Восхищение жизнью отца, поистине сыновья гордость пронизывали каждый эпизод его повествования. Это было настолько интересное, увлекательное воспоминание, что мы потеряли счет времени. Вначале я пыталась что-то записывать, но потом настолько увлеклась, что забросила эту идею.

Но реалии жизни вскоре опустили меня на землю. Мне же нужно было во что бы то ни стало привезти документы человека, именем которого назвали наш музей. На глаза попался портрет отца, который Искандер Мухамеджанович вытащил из комода. И тут во мне проснулся охотник. Охотник за экспонатами. А мою просьбу передать портрет музею аксакал махнул рукой в знак согласия, хотя по глазам чувствовала, как тяжело ему расставаться с частицей отца. А потом еще и еще, фотографии, журналы, документы М. Тынышпаева и самого Искандера ага перекочевали в мой дипломат. При этом, лукаво улыбаясь, приговаривал: «Бери, бери. Сене аяғанды ит жесiн». Таким образом, музеем было приобретено 104 документа.

Что касается самого Искандера, то он, еще будучи студентом электроме-

ханического факультета, на каникулах заехал в Москву. Здесь встретил Турара Рыскулова, который отправлял в Кегенский район съёмочную группу. Увидев у оператора камеру, Искандер на всю жизнь связал себя с этим в ту пору еще диковинным аппаратом. Женщины и дети в Кегене при вид камеры прятались, храбрецы-джигиты валом валили поглазеть на чудо техники, аксакалы в лисьих малахаях цокали языками. Так Искандер стал оператором, причем так же, как и его отец – первым в истории Казахстана.

         Вспомнил Искандер ага и о том, как ему всего несколько дней пришлось походить в комсомольцах: после ареста М. Тынышпаева, комсорг предложил комсомольцу отказаться от отца, Искандер просто-напросто влепил тому пощечину. А когда отец был сослан как враг народа, Искандер поехал навестить отца, за что поплатился своей свободой на 10 лет. Результат – искусственный сердечный клапан (кстати, мне даже разрешили его потрогать, хотя было страшно).

После Соловков вернулся в Алматы лысый, худой, холостой и с неблаговидной биографией. Кому был нужен такой? Осмелилась выйти замуж за такого Искандера Александра Дмитриевна, в будущем Тынышпаева. От их брака родились две замечательные дочери Марина и Алена.

Незаметно пролетели пять часов. Александра Дмитриевна напоила нас ароматным чаем. Кто мог предположить, что это была моя единственная и последняя встреча с таким замечательным человеком! Через год я наткнулась на некролог Искандеру Мухамеджановичу в одной из республиканских газет… Так не стала Искандера Тынышпаева –достойного сына достойного отца.

***

От Искандера Тынышпаева остались две дочери - Марина и Елена. Марина - сурдопедагог, жена известного казахстанского певца Алибека Днишева, Елена - журналистка одного из республиканских телеканалов.

Дина Мухамеджановна Бутина (1912-2005), дочь от первого брака М. Тынышпаева, окончила Московский институт цветных металлов, работала горным инженером в Магадане, в последние годы жила в Алма-Ате. Её супруг Айтжан Мухамеджанович Бутин (1906-2003) - видный государственный деятель Казахской ССР.

Сын Дины Мухамеджановны, Исатай Бутин, был главным врачом в Алма-Аты, ныне на пенсии, супруга Исатая, Мереке Бутина, - руководила профсоюзом медицинских работников Казахстана. Сын Исатая, Есет Бутин, юрист по образованию, возглавлял один из коммерческих банков, был руководителем Комитета пенсионных фондов Казахстана, занимается бизнесом. Имеет четверых детей, сына Арслана, и дочерей Азизу, Алсу и Алану.

Фатанад-Бану, дочь от первого брака, умерла в 1996 году, её дочери Назифы, кандидата медицинских наук, тоже уже нет в живых.

В январе 2010 года ушла из жизни дочь от второго брака Мухамеджана Тынышпаева с Азизой Шалымбековой Энлик (Енлик) Мухамеджанкызы Малыбаева.

Енлик родилась в городе Алматы в 1926 году. Трудовую деятельность начала в 1942 году на военном заводе, затем работала инспектором Ленинского райисполкома Алматы. Поступила в Московский институт иностранных языков. В сентябре 1943 года была мобилизована райкомом комсомола на службу в органах безопасности. С 1944 года являлась помощником оперуполномоченного в Управлении министерства госбезопасности Москвы и Московской области.

В 1946 году Енлик Мухамеджанкызы вернулась в Алматы и продолжала учебу в институте иностранных языков, который окончила в 1950 году. Начала педагогическую деятельность с учителя английского языка в средней школе, а затем, проработав преподавателем в Казахском политехническом институте, становится заведующей кафедрой иностранных языков данного высшего учебного заведения.

В 1976 году прошла стажировку в Оксфордском университете (Великобритания). Заочно закончила аспирантуру. Енлик Малыбаева – автор 16 пособий и методических разработок.

После выхода на заслуженный отдых продолжала работать. За добросовестный, творческий педагогический труд была награждена нагрудным знаком «Отличник высшего образования», несколькими медалями, почетными грамотами и благодарственными письмами. 

Енлик Мухамеджанкызы Малыбаева вырастила и воспитала четверых детей. Две ее дочери живут в Америке, еще одна дочь и сын - в Алма-Ате.

Супруга по третьему браку Тынышпаева Амина Ибрагимовна - в девичестве Эмине (Амина) Ибрагимовна Шейх-Али, двоюродная племянница Дауда Махмудовича Шейх-Али (1879-1954), ученого-селекционера Алма-Атинской опытной станции, профессора.

Сын от третьего брака Давлет Мухамеджанович Шейх-Али - родился 10 февраля 1931 году был назван в честь деда Тынышпаевой Амины Ибрагимовны - Давлета-Мурзы Магомедовича Шейх-Али (1811-1880) - первого ученого-этнографа Дагестана, подполковника русской армии, наместника Управления магометанскими народами, кочующими в Ставропольской губернии. Всю жизнь прожил в Уфе: окончил школу, институт, без малого полвека работал в УФНИИ - БашНИПИнефть. За это время Давлет Шейх-Али-Тынышпаев защитил кандидатскую и докторскую, прошел путь от инженера до заведующего научным отделом института - отдел свойств пластовых флюидов. Докторская диссертация посвящена динамике свойств нефти в зависимости от времени эксплуатации месторождений. В 2005 году переехал на родину отца в Алма-Ату. В настоящее время он живёт попеременно то в Алматы, то в Уфе, то в Чикаго.

Внук Аскар Давлетович Шейх-Али, физик-металловед, проработав несколько лет в Национальной лаборатории высоких магнитных полей (США, Флорида, Таллахасси) и защитив в Канаде (университет МакГил) докторскую диссертацию, вернулся в Казахстан, ныне профессор Казахстанско-Британского технического университета в Алма-Ате. Его сын Артур, правнук Мухамеджана, с рождения носит законную фамилию - Тынышпаев, он в данный момент, живет в штате Флорида. Он иногда посещает Алматы.

Но вот сообщение казахстанской прессы конца 2004 года: проработав ряд лет в США в институте сверхпластики и защитив в Канаде докторскую, в Казахстан вернулся физик-металловед Аскар Шейх-Али - внук Мухамеджана Тынышпаева. Сейчас он - профессор Казахстанско-Британского технического университета. Следом за ним на историческую родину приехал и его отец - Давлет Шейх-Али-Тынышпаев.

Первый вопрос, который задали Аскару Шейх-Али по приезду в миграционной службе Казахстана: «А вы хорошо подумали? У нас все мечтают уехать в Америку, а вы почему-то приехали сюда». - «Я, помнится, сказал тогда, что вернулся на историческую родину. А еще я бы мог сказать, что мне здесь интересно работать как специалисту. Дело в том, что вся индустрия, связанная с металлами, переместилась в последние годы в Азию и что самое парадоксальное - студент здесь сильнее, чем в Америке, где на инженерные специальности идут в основном приезжие. Естественно, готовить национальные кадры мне гораздо интереснее, чем, допустим, для Китая или Индии. Ощущение востребованности на родине, о которой долгие годы знал только понаслышке и по публикациям в Интернете, - это очень важно».

...История этой семьи похожа на десятки других репрессированных в 30-е годы. Бабушка Аскара, мать Давлета Мухамеджановича, была второй женой Мухамеджана Тынышпаева. В Казахстан Амина Шейх-Али попала случайно: она сопровождала родственницу - Магипарфас Шейх-Али. Эта женщина, будучи одной из предводительниц мусульманского дворянского движения в Уфимской губернии и владелицей частной типографии, некогда принимала активное участие в подготовке Февральской буржуазной революции. Когда Магипарфас Султановну в конце 20-х годов по неофициальным каналам предупредили, что за ней вот-вот должны прийти, у нее не оставалось другого выхода, как бежать в Алма-Ату, где в это время работал ее сын - Дауд Шейх-Али, ученый-селекционер, занимавшийся районированием риса. Женщины приехали в Казахстан, видимо, в декабре 1929 года. По крайней мере, открытка, которую Амина отправила в Уфу своей сестре Хажар, датирована январем 30-го года.

Дауд Шейх-Али и Мухамеджан Тынышпаев знали друг друга еще со студенческих времен: они оба учились в Петербургском институте путей сообщения имени императора Александра Первого. Правда, Дауд, окончив два курса, понял, что его призвание - не железные дороги, а сельское хозяйство. Но разность интересов не помешала дружбе двух людей. И когда в Алма-Ату приехала его молодая родственница (Амине Ибрагимовне шел в ту пору 31-й год и она только что пережила развод), то Дауд Махмудович не преминул познакомить ее с овдовевшим к тому времени инженером Мухамеджаном Тынышпаевым.

 

 

 

- В начале апреля 1930 года они поженились, но семейное счастье родителей было недолгим, - свидетельствует Давлет Шейх-Али-Тынышпаев. - Отца арестовали 3 августа 1930 года, я родился в феврале следующего года уже без него. Чтобы сохранить меня, он передал из тюрьмы, чтобы мне дали фамилию матери. Когда его в 1932 году отправили в ссылку в Воронеж, мама вместе со мной тронулась вслед за ним.

После окончания ссылки Тынышпаеву не разрешили возвращаться в Алма-Ату. И в 1936 году он с семьей поехал в Ташкент, где жила его старшая дочь от первого брака Фатанад-Бану. Работу после долгих поисков смог получить на строительстве железной дороги Кандагач - Гурьев. Но вскоре снова был арестован...

В 37-м году в семье Тынышпаевых был уже солидный «стаж врагов народа», начиная с 1930 года, когда после окончания строительства Турксиба отца арестовали. Известие о рождении сына, т.е. моем рождении, как я уже говорил, отец узнал, находясь в алматинской тюрьме. Надо отметить, что в Казахстане до этого в разных областях то и дело происходили волнения, связанные с коллективизацией сельского хозяйства. Эти волнения, являлись причиной почти в каждом случае задержания отца органами ОГПУ для допроса с целью выяснения его причастности. Органы имели ввиду его политическую неблагонадежность, поскольку Мухамеджан Тынышпаев в прошлом был членом второй Государственной Думы, комиссаром временного Правительства по Семиречью, председателем Правительства Туркестанской Автономии, членом Правительства Алаш-Орды.

Так вышло, что младший сын Мухамеджана Тынышпаева всю свою сознательную жизнь прожил в Уфе: окончил школу, институт, без малого полвека работал в Уфимском НИИ нефти. За это время Давлет Шейх-Али-Тынышпаев защитил кандидатскую и докторскую, прошел путь от инженера до заведующего научным отделом института.

- Я носил фамилию матери, но никогда не скрывал, чей я сын, и «пятая графа» у меня всегда была неизменной - казах. Связь с Казахстаном у нас с мамой была потеряна на многие годы по ряду причин. После расстрела отца единственной ниточкой, связывающей с родиной, был мамин дядя, Дауд Шейх-Али, но в 44-м году он тоже переехал в Уфу.

Связь с родственниками появилась было в 65-м году, когда в Башкирии проходили Дни Казахстана, и Искандер, старший сын Тынышпаева, первый казахский кинооператор, был в составе делегации, прибывшей в дружественную республику. Он нашел Давлета по телефонному справочнику, но братья так и не стали между собой по-настоящему близкими людьми.

- Скажу откровенно, родственные отношения между потомками Мухамеджана Тынышпаева складывались непросто, - продолжал рассказ Давлет Мухамеджанович. - Я долго об этом молчал, но когда в прессе появилось сообщение о том, что в 1936-1937 годах мама якобы бросила отца и уехала в Уфу, терпению пришел конец. Это неправда! Доказательство этому - интервью моего теперь уже покойного брата Искандера журналу «Социальная защита», которое он давал в 1992 году. Там он сообщает: «Я очень мало видел отца. А мачеху мою звали Амина. Славная была женщина. Когда отца первый раз арестовали и выслали в Воронеж, она сразу поехала за ним».

Справедливости ради отмечу, что летом 1936 года была бытовая ссора между Аминой Ибрагимовной и ее падчерицей Фатанад-Бану, в доме которой мы жили в Ташкенте. Мы с мамой переселились к соседям и находились там до приезда отца, который наконец получил работу на строительстве дороги Кандагач - Гурьев. Во второй половине лета 1936 года мы все вместе выехали из Ташкента, но по дороге я подхватил какую-то инфекцию и меня сняли с поезда, чтобы положить в больницу в Казалинске. Мама сняла там квартиру, а отец продолжил путь к месту назначения. Через месяц он нас забрал, но в связи с тем, что бытовые условия на строительстве дороги были неважными, было решено, что мы с мамой пока уедем в Уфу.

...Мухамеджан Тынышпаев был дважды репрессирован. Первый раз - за события 1917 года, когда он короткое время был премьер-министром Туркестанской автономии.

- За что репрессировали второй раз, я и сам не знаю, - говорит Давлет Шейх-Али-Тынышпаев. - Чтобы узнать это, нужно искать документы в архивах Ташкента, что я и собираюсь сделать в ближайшее время. Если за первую репрессию его реабилитировали по ходатайству правительства Казахстана в 58-м году, то второй и полной реабилитации добился я сам лично в 70-м году. До этого все попытки сделать это кончались неудачей: письма из Уфы в Казахстан оставались без ответа. Очень хотел встретиться с академиком Сатпаевым, чтобы он посодействовал реабилитировать имя отца. Я готовился к этой встрече, но не успел - Каныш Имантаевич умер. Брату Искандеру, который был хорошо знаком с первым секретарем ЦК Казахстана Динмухамедом Кунаевым, вполне было бы по силам сделать это, но он почему-то никаких шагов к этому не предпринял. Лед тронулся только после случайной встречи с казахстанским ученым Ужагали Ескалиевым, который в 90-х годах приехал в командировку в Уфу. Он обратил внимание на мое отчество, а когда узнал, чей я сын, то сообщил, что недавно в Казахстане вышел сборник статей моего отца под общим названием «История казахского народа». Вскоре Ескалиев прислал мне ксерокопию этой книги, редактором которой был историк Абу Сактаганулы. Я написал ему письмо, куда вложил копию своего свидетельства о рождении. Он тут же выступил в печати со статьей «Суюнши. Нашелся второй сын Тынышпаева!» Было это в 1997 году, а в 99-м благодаря племяннице отца Нуршакен Жунускызы я впервые приехал в Казахстан.

Вплоть до ХХ съезда КПСС меня называли сыном «врага народа». Из-за этого я в свое время не смог поступить в авиационный институт, хотя был чемпионом Башкирии по авиамодельному спорту. Все остальное из того, что отец не запретил, я сделал - в 16 лет сам выбрал национальность, по своему желанию сейчас возвращаюсь в Казахстан. Решение об этом было принято давно, но я ждал, когда сын закончит научную работу в Канаде. Единственное, в чем меня могут упрекнуть - не сразу взял фамилию отца. Но, во-первых, долгое время я считал, что отец - обычный человек. Во-вторых, сам отец хотел, чтобы я носил имя и фамилию деда матери - Давлета-мырзы Шейх-Али, подполковника русской армии, который учился вместе с Лермонтовым в школе гвардейских подпрапорщиков, а затем вместе с ним служил на Кавказе. Лермонтовед Ираклий Андроников писал, что во время сбора материала к повести «Бэла» Лермонтова сопровождал Давлет-мырза, который знал язык местных жителей. От Давлета-мырзы остался очерк «Рассказ кумыка о кумыках», напечатанный в пяти номерах газеты «Кавказ» за 1846 год.

Цель, по словам Давлета Шейх-Али-Тынышпаева, он сейчас преследует одну - увековечить имя отца. Собственно, отчасти его стараниям Казахская академия транспорта и коммуникации носит имя М.Т.Тынышпаева.

- Я хочу, чтобы имя Мухамеджана Тынышпаева было в одном ряду с ближайшими его сподвижниками по национально-освободительному движению - Алиханом Букейхановым, Мустафой Чокаем и Ахметом Байтурсыновым, - говорит он.

Напоследок вопрос: как сложилась судьба остальных потомков Мухамеджана Тынышпаева, между которыми Давлет Шейх-Али-Тынышпаев стал поистине связующим звеном? Потомки у первого казахского инженера-путейца, как мы видим, многочисленные, но самый большой вклад в увековечивание его имени делала и делает дочь его младшей сестры Айсы Тынышпаевой - Нуршакен-кажи Жунускызы, президент общественного фонда имени Мухамеджана Тынышпаева, который она сама же организовала в 1998 году. Она же собрала всех родственников за одним дастарханом в 1999 году в честь приезда Давлета Шейх-Али-Тынышпаева.

Дотошный читатель наверняка спросит, почему Аскар все еще на фамилии родственников по материнской линии? Дело в том, что в научных кругах его знают именно как Шейх-Али, что очень важно для него как для ученого, но его сын - правнук Мухамеджана - Артур с рождения носит законную фамилию - Тынышпаев.

3

В двадцатые-тридцатые годы минувшего века имя Мухамеджана Тынышпаева знал лишь узкий круг лиц. Это обстоятельство было вызвано тем, что вместе с представителями казахской интеллигенции он стоял у истоков образования казахской общенациональной партии «Алаш», являлся членом Алаш-Орды – правительства возрожденной в декабре 1917 года казахской государственности – Алашской автономии, работал премьер-министром провозглашенной «Кокандской автономии.

По этим причинам, тема, связанная с историей деятельности алашордынцев, в том числе и Мухамеджана Тынышпаева, более шестидесяти лет была официально «закрытой». Несмотря на то, что Тынышпаева реабилитировали в 1970 году, возможность говорить и писать о сложной общественно-политической деятельности и богатом научном наследии этого выдающегося человека появилась только после развала СССР и обретения Казахстаном независимости.

Сегодня имя Мухамеджана Тынышпаева известно не только всему Казахстану, но и за его пределами. О жизни и деятельности этой яркой и обладающей поистине энциклопедическими знаниями личности, славного нашего земляка в последние сорок лет много написано. Сняты и показаны широкой зрительской аудитории документальные фильмы, проведены ряд научных конференций. Память о Мухамеджане Тынышпаеве увековечена в бюстах и памятниках, его образ воплощен в спектаклях, а его именем названы улицы, учебные заведения и научные учреждения.

В 1993 году Алматинскому областному историко-краеведческому музею (Талдыкорган), по-своему вносящему свою лепту в воспитание молодежи на примере жизни и деятельности ученого и общественного деятеля, было присвоено имя Мухамеджана Тынышпаева. В 2004 году в честь открытия новой экспозиции музея внучка Елена подарила документальный фильм о деде М. Тынышпаеве и отце Искандере. В 2007 году фонд музея пополнился книгой «Почитаемые люди земли казахстанской», где  в томе 14 можно ознакомиться с подробной биографией Искандера Тынышпаева. В Талдыкоргане по улице Шевченко много лет функционирует книжный магазин имени Мухамеджана Тынышпаева.

В Алматы в честь первого казаха-железнодорожника, видного государственного и общественного деятеля, историка и краеведа - М. Тынышпаева была переименована улица в Турксибском районе. В 2000 году на доме, на пересечении улиц Панфилова и Толе би, где в квартире молодожен Тынышпаев проживал с Эминой (Аминой) Ибрагимовной Шейх-Али, установлена мемориальная доска.

Имя Тынышпаева было присвоено Казахской академии транспорта и коммуникаций, перед фасадом которой 13 сентября 2000 года установили  бюст ученого.

В Центральном музее железнодорожного транспорта Казахстана первому казаху инженеру-железнодорожнику Мухамеджану Тынышпаеву посвящён отдельный раздел, где собраны многочисленные документы, фотографии, ряд публикаций в прессе, имеется лента документального фильма, снятого сыном Тынышпаева - Искандером в годы его обучения во ВГИКе.

В память о Тынышпаеве в родном селе Каргалы открыт бюст и местная средняя школа носит его имя.

В 2007 году был создан республиканский общественный Фонд им. М. Тынышпаева. В Алматинской области, на родине известного земляка, этот Фонд возглавил Болат Молдабеков. С первых дней существования Фонд занялся не только просветительской деятельностью среди населения, но и провел определенную подготовительную, организационную работу, приурочивая её к торжественному проведению празднования юбилейной даты. В честь 130-летия со дня рождения Мухамеджана Тынышпаева (2009) была выпущена юбилейная медаль. Число удостоенных этой награды не так уж велико по всему Казахстану. Среди имен награжденных есть заслуженные работники железнодорожного транспорта, руководители областей и районов, общественные деятели, музейные работники, журналисты…

16 ноября 2007 года в г. Саркане, на центральной площади, на малой родине, в торжественной обстановке открыт памятник, сооруженный по инициативе земляков и при поддержке акима Алматинской области Серика Умбетова, первому казахскому инженеру железнодорожного транспорта, историку и исследователю Мухамеджану Тынышпаеву. Бронзовое изваяние представляет собой фигуру М. Тынышпаева в полный рост, опирающимся на стол с картой строительства Турксиба и циркулем в руке. Авторами замечательного памятника, вознесшегося на высоту 6.2 метра, стали коллектив под руководством архитектора Казыбека Жарылгапова и скульптора Кайрата Суранчиева. Работая в творческом тандеме, выпускники Петербургской академии имени Репина создали более 20-ти памятников на территории Казахстана. Памятник М. Тынышпаеву в г. Саркане – один из лучших памятников, созданных этими мастерами монументального искусства.

Однажды в разговоре со своей дочерью Фатанад-Бану Мухамеджан Тынышпаев сделал признание, сказав: «Я всегда стремился заниматься честным трудом. Единственной моей целью было пробудить мой народ и повести его к светлой жизни».

Вот таким образ великого сына казахского народа казахстанцы будут помнить, хранить и чтить.

Автор:
Андрей БЕРЕЗИН, писатель-историк