Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

Почему алматинский бизнесмен увел 3D-печать в медицину


24 апреля 2018, 09:50 | 1 238 просмотров



Мировой рынок протезирования стоит миллиарды

 

«Новые технологии легко обеспечат успех на рынке», — поверить в эту простую идею легко. Но бизнес, построенный на такой вере, ждут серьезные испытания.

В 2014 году группа прогрессивно мыслящих предпринимателей завезла в Казахстан первое оборудование для 3D-печати. За последующие четыре года с мыслью о феноменальном успехе пришлось расстаться. Зато поиск своего места на рынке, начавшийся с производства безделушек, привел их в область производства сверхточных протезов. Здесь бизнес пересекается с высокой социальной задачей, и это предпринимателей вдохновляет.

«Мы совершили распространенную ошибку. Думали, что новые технологии, каких пока нет на рынке, сами по себе сформируют нужные бизнес-процессы. Но это не так. Сейчас мы понимаем, что бизнес-план имеет первоочередное значение», — признается Денис Погорелов, коммерческий директор компании «3D PM».

 

Напечатать череп

В офисе компании лаконичный интерьер. Вдоль панорамных окон — стеллажи с образцами 3D-печати, безмолвно свидетельствующие, что ничего невозможного нет. Здесь непринужденно соседствуют мелкие шестерни неизвестных механизмов и бюсты Лидера Нации, точные копии музейных экспонатов и фигурки фантастических животных… Но вот взгляд натыкается на копию человеческой челюсти — представить такое внутри себя я не могу и отворачиваюсь. Однако кто я такой, чтобы игнорировать прогресс?

Денис Погорелов рассказывает о самом ярком проекте в короткой истории компании. Молодой женщине удалили часть черепа. Обычно отверстие закрывают титановой пластиной. Но в этом случае врачи порекомендовали использовать биоцемент, а саму «латку», то есть протез, произвести с помощью 3D-принтера.

«Печать хирургических шаблонов — это самая удивительная из всех возможностей 3D-печати. Возможность врачебной ошибки сводится к минимуму, потому что протез мы создаем на основе материалов компьютерной томографии, — рассказывает Денис Погорелов. — Технология позволяет создать протез, который идеально, до мельчайших деталей, совпадает с местом его применения. Подгонка проводится не в операционной вручную, а на компьютере, где возможны любые виртуальные манипуляции. Сроки подготовки и проведения операции сокращаются, качество и эффективность повышаются».

 

3D-инвестиции и «выхлоп»

Мы переходим в соседний кабинет. Там установлена громада промышленного 3D-принтера. На первый взгляд — положенный на бок большой холодильник. Пора привыкать к тому, что так теперь выглядит промышленный цех, способный на выпуск чего угодно. Цена его — $150 тыс. — не отражает возможности.

«Индустрия 3D-печати в мире сейчас составляет $15−20 млрд во всех отраслях, от медицины до строительства. Наш проект начался с инвестиций в $250 тыс. Инвестор понимает, что это наукоемкий проект, который рано или поздно „выстрелит“. Бешеной прибыли компания не приносит, но расходы окупаются. К концу этого года ожидаем, что рентабельность составит 20%», — рассказывает Денис Погорелов.

 

Ставьте задачу!

В какой-то момент беседы Денис произнес фразу, которая отражает суть взаимоотношений технологии и общества: «Ставьте задачу!» За этими словами — четыре года поиска высокотехнологичной компании своего достойного места в стране, где дороги до сих пор метут вручную, а для замены водопроводных труб на полгода раскапывают дороги.

«Мы начали с того, что делали сувенирные игрушки. Была идея — делать точные копии людей. Раньше писали портреты, потом была эра фотографии, вроде пришло время 3D-моделей. Заказы поначалу были, но в целом рынок оказался не готов к новому. Много чем пришлось заниматься: создавали макеты архитектурных проектов, для одного банка воспроизводили серию механизмов купюроприемника банкомата, там около 90 мелких шестеренок, а производитель — в Мексике, — рассказывает Денис Погорелов. — Нам не хватает масштабных задач. Мы — конструкторское бюро, мы обеспечиваем поиск инженерного решения проблемы. Ставьте задачу! Пусть это будет задача в машиностроении, в нефтянке! У этой технологии большое будущее, а большинство людей у нас и не предполагают, как это использовать. 3D — это профессия будущего. На какое место в этом будущем мы можем претендовать сейчас?»

 

Смежный рынок на миллиарды

Основная деятельность компании заключается в продаже 3D-принтеров и сопутствующего оборудования, а также последующем техническом обслуживании. Параллельный поиск своего пути привел к интересному и перспективному сотрудничеству с медицинскими центрами. За последние два года компания помогла провести 17 хирургических операций. Денис Погорелов рассчитывает, что компания попадет в список предприятий, оказывающих высокотехнологичные медицинские услуги. Хирургические шаблоны ведь можно создавать удаленно, на основе данных компьютерной томографии, и таким образом сотрудничать с любой клиникой страны.

Еще один партнер — Научно-практический протезный центр Алматы. Специалисты центра предложили компании заняться производством культеприемных гильз. Гильзу важно изготавливать с учетом физиологических особенностей пациента. 3D-моделирование с этой проблемой справляется легко.

«Нельзя сказать, что такое могут себе позволить все. В России эндопротез из титана стоит от 4 тыс. евро, в Германии — от 10 тыс. до 25 тыс. евро из такого же пластика, как у нас. Наш ценовой диапазон — 1,5−2 млн тенге за весь процесс, — говорит Денис Погорелов. — Дальше мы рассчитываем развиваться именно в протезировании. Это интересное и социально важное дело, задействующее много ресурсов и компаний-партнеров. Зарубежные аналоги очень дорогие, и они не раскрывают свои технологии. Если государство поставит задачу максимально использовать 3D-печать в протезировании, мы займем свое место на этом рынке».

По оценкам Orthopaedic Market News, объем мирового рынка ортопедических медицинских изделий составлял более $30 млрд. еще несколько лет назад. Мировой рынок протезов искусственных конечностей — примерно $16 млрд (10 млн протезов).Но рынок бионических протезов можно оценить в разы выше. Например, бионическая рука в России стоит около $32 тыс. Потребности всего рынка в бионических протезах можно оценить грубо в сотни миллиардов долларов.

9f8e02059ea8f7778cbb7eedaa9.png