Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

«Действовали дерзкие черные парни»


26 февраля 2018, 11:30 | 1 148 просмотров



Нигерийские девушки едут в Россию учиться, а попадают в секс-рабство.

Нигерийские криминальные группы с нетерпением ждут чемпионата мира по футболу, чтобы перебросить в Россию рекордную партию чернокожих секс-рабынь. Вербовать, перевозить и эксплуатировать невольниц — для них прибыльный и безопасный бизнес. Ежегодно тысячи девушек привозят к нам по настоящим студенческим визам, обещая бесплатное образование и приятную жизнь в богатой северной державе. А освобождением секс-рабынь занимаются российские активисты-общественники.

Хочу быть модельером

Истории нигерийских проституток похожи одна на другую, а все вместе — на хрестоматийный сюжет из жизни: девушка приехала в столицу, чтобы учиться, но не поступила…

Синтия занималась на родине шитьем и мечтала стать модельером. Ей предложили поехать учиться в Россию — правда, не на дизайнера, а на врача. «Еще лучше», ― подумала девушка. Быть врачом престижно и прибыльно, можно помочь стареющим родителям. А там уже будет видно — где один диплом, там и другой.

Организаторы поездки потребовали пройти через ритуал вуду — ведь ехать предстоит далеко на Север, где Синтии и таким, как она, без особой защиты не обойтись. Пришлось пожертвовать прядью волос и дать клятву остерегаться чужаков, ни с кем из них не говорить о том, что происходит внутри общины на чужбине.

Самолет прилетел в Москву, девушку и ее попутчиц встретили, забрали у них документы и отвезли в квартиру на юго-западе столицы, в районе Ясенево. При этом вуз, куда она собиралась поступать, находится в Архангельске.

По приезде Синтии объяснили, что за оформление приглашения от института, покупку билета и прочие услуги ее землякам пришлось заплатить около 50 тысяч долларов США. Деньги нужно вернуть, и отрабатывать их придется, оказывая интимные услуги жителям столицы.

Попытки сопротивления были сломлены изнасилованиями, побоями и угрозами — технология подавления воли новоиспеченных рабынь отработана на сотнях девушек с наивными мечтами о будущем. Ощущение безысходности подкреплялось незнанием русского языка и отсутствием знакомых за пределами притона.

 

Так прошло почти три года. А затем начались серьезные проблемы со здоровьем: Синтии сделали хирургическую операцию, после которой она утратила возможность рожать детей и привлекательность для клиентов из-за огромного шрама. Девушку буквально выкинули на улицу, как отработанный материал, без денег и вещей. Это могло стать печальным концом ее истории, если бы не помощь российских волонтеров из движения «Альтернатива», занимающегося борьбой с рабством.

Синтию поселили в московской квартире и занялись ее легализацией. Она не первая девушка, вызволенная из сексуального рабства, но первая, кому волонтеры пытаются помочь поступить в столичный колледж, где она сможет учиться на дизайнера, как мечтала когда-то.

Нигерийская братва

Квартира в Ясенево, куда попала Синтия, — одно из десятков жилищ, арендованных нигерийскими преступными группами специально для чернокожих проституток, находящихся в их собственности.

В каждом притоне есть своя мадам — женщина, уже отдавшая свой долг соотечественникам и получившая взамен свою долю власти. Мадам получает деньги с клиентов, оставляет себе небольшую долю, остальное отдает начальству. Она должна заботиться о том, чтобы девушки не умерли с голоду и не потеряли товарного вида.

Притон Синтии расположен в той же части города, что и Российский университет дружбы народов, в общежитиях которого начинала три десятка лет назад боевой путь нигерийская братва. По словам сотрудников уголовного розыска, Москва первое время служила африканцам лишь одним из перевалочных пунктов в международном транзите героина и кокаина. Торговать здесь они начали после того, как после развала СССР университет перестали тщательно опекать спецслужбы.

 

Быстрый захват рынка произошел за счет того, что наркотики стоили у нигерийцев значительно дешевле, чем у конкурентов. К тому же эти ребята не жадничали и практиковали бесплатную раздачу товара в высших и средних учебных заведениях.

«Дерзкие черные парни действовали на стыке территорий, контролируемых чеченцами и солнцевскими. Некоторое время никому не подчинялись вообще, но в итоге стали работать под грузинской крышей. Во внутреннюю их кухню никто не лез», — вспоминает один из оперативников МУРа.

В конце 90-х наркотическому беспределу в окрестностях РУДН был положен конец. Вуз создал свой «летучий отряд», выдавивший бандитов из общежитий. Параллельно шла оперативная разработка — обыски, задержания — силами правоохранительных структур, в рядах которых появились чернокожие сотрудники. Однако победить нигерийский криминал не удалось: эти группы рассеялись по всей стране, вместо убитых и посаженных мафиози из неспокойной африканской республики прибывали свежие кадры.

В 2000-х нигерийский криминал прославился на весь мир интернет-мошенничеством. Это были знаменитые «нигерийские письма»: адресатам предлагали помочь с переводом средств людям, которым подобные операции в Нигерии запрещены. В 2006 году принц Абакалики Нигерийский вошел в десятку богатейших вымышленных персонажей по версии журнала Forbes — его состояние составило 2,8 миллиарда долларов.

Доходы от проституции кормят многие преступные группы, но именно нигерийцы научились извлекать из этой сферы максимальную прибыль, используя своих землячек в качестве рабынь, лишенных каких-либо человеческих прав и тем более процентов от прибыли.

«В разборках с другими преступными группами они не участвуют, ничего ни с кем не делят, — отмечает оперативник. — Товар — то есть женщины — у них свой. Нигерийцы имеют достаточно средств, чтобы откупаться от полиции на местах».

Еще при разговоре о нигерийском криминале нельзя не упомянуть о «культах» — это тайные общества, появившиеся в нигерийских вузах много лет назад, как братства, в которых возрождались традиционные языческие африканские обычаи.

Как отмечено в статье сотрудника Института Африки РАН Олега Кавыкина, с 80-х годов прошлого века деятельность братств стала принимать откровенно насильственный, преступный характер, с сохранением особой секретности в отношениях их членов. «Среди видов деятельности культистов: кражи, вымогательство, торговля наркотиками и оружием. Женские «культы» начали выступать в роли банд сутенеров и проституток», ― пишет ученый.

Нигерийцы боятся культистов как огня не столько из-за сконцентрированной в их руках власти и влияния, распространяющегося далеко за пределами родины, а из-за превращение расправы над врагами в жертвоприношение. Однако на территории России эти неоязычники похоже подобными вещами не занимались, а вуду используют для заработка на доверчивых гражданах, верящих в силу колдовства.

Дань учебе

Почти все нигерийские проститутки попали в Россию по приглашениям вузов. Чаще прочих в официальных документах фигурирует Юго-Западный государственный университет, базирующийся в Курске.

Учреждение действует согласно утвержденному положению о порядке оформления и выдачи таких приглашений. Там все довольно просто и открыто: желающий поступить в вуз должен прислать необходимые документы, в том числе об образовании, заключить договор и заплатить за учебу деньги.

Никаких особенных знакомств и коррупционных связей не нужно. Неужели в канцелярии учебного заведения не обратили внимание на огромное количество абитуриентов, так и не добравшихся до университета? Впрочем, некоторые нигерийские девушки в университет все же попадают, минуя чудовищный отсев.

Хроника ЮЗГУ свидетельствует о повышенном внимании к нему со стороны посольства Нигерии. Летом 2012 года в вуз приезжал его представитель Маурис Околи с целью заключить контракт на основе межправительственного соглашения. «Я познакомился с университетом. Сделал много фотографий, чтобы показать их ребятам, которые приедут учиться в Курск, — говорил он. — Мы хотим, чтобы наши граждане обучались на инженерных специальностях. ЮЗГУ нам посоветовали иностранные студенты из других стран. Нам нравится, что лекции студентам читают на английском языке».

В 2012 году в университет поступили 30 нигерийцев, а в 2013-м — уже около сотни. На 50-летие учебного заведения, в 2014 году, преподавателей и студентов приехал поздравить консул по миграционным вопросам и образованию Мухаммад Салису Барде.

Циничные сотрудники уголовного розыска считают, что у криминальных и официальных структур Нигерии налажено взаимовыгодное сотрудничество в России. «Это похоже на жребий: одни девушки доезжают до вуза, для них землячество — опора и поддержка, а другим суждено стать проститутками, и соотечественники для них — рабовладельцы», — говорит собеседник «Ленты.ру».

«Вузы должны нести ответственность за тех, кого они пригласили. В случае с Нигерией необходимо более тщательно работать с кандидатами на получение визы. Это уже вопрос к сотрудникам российского консульства в этой африканской республике», — уверена Вера Грачева, консультант ОБСЕ (с 2004-го по 2013 года — советник Бюро спецпредставителя ОБСЕ по борьбе с торговлей людьми).

Молчание негритят

Чтобы привлечь человека к ответственности за незаконный оборот наркотиков, достаточно обнаружить запрещенное вещество в его кармане. В случае с торговлей людьми, использованием рабского труда и принуждением к занятию проституцией все намного сложнее.

Прокуратура, по словам оперативников, требует, чтобы пострадавшие девушки давали показания на своих хозяев, убедительно объяснили, почему не могли сбежать от них, и предъявили доказательства того, что их принуждали к проституции силой. Иначе как отделить реальное злодеяние от оговора? Ведь в общей массе проституток больше тех, кто выбрал такой способ заработка добровольно.

Однако люди, попадающие в рабство, как уже писала «Лента.ру», не отличаются волевыми качествами. Они просто не способны взять на себя риск и восстать против вчерашних мучителей, тем более что никаких специальных мер защиты для них в госструктурах не предусмотрено: рабов посадят в спецприемник для нарушителей миграционного законодательства и будут тягать на изнурительные допросы.

Отметим, что такое преступление, как рабовладение и принуждение человека к рабскому труду, отнесено к делам публичного обвинения, то есть в качестве повода для их расследования заявления от потерпевшего не требуется. Достаточно путем оперативной разработки доказать, что условия пребывания девушек в борделе и характер отношений с хозяевами является рабскими.

Впрочем, в некоторых случаях действия нигерийских рабовладельцев квалифицируют по другим статьям — так, видимо, проще. К примеру, летом 2014 года Приморский суд Санкт-Петербурга осудил четверых граждан этой африканской республики за похищение человека и вымогательство. Они получили от 10 до 12 лет лишения свободы.

«Указанные лица незаконно привезли на территорию России гражданку Нигерии для оказания услуг интимного характера, однако женщина отказалась этим заниматься, — сообщили в городской прокуратуре. — В ноябре 2012 года злоумышленники похитили потерпевшую и, применяя к ней физическое насилие, потребовали заплатить более одного миллиона рублей, якобы затраченных на ее доставку в Санкт-Петербург».

***

В отсутствие государственной воли одним из немногих средств спасения для секс-рабынь стал некий Кени, номер телефона которого девушки передают друг другу тайком. Этот человек считается у них супергероем — он помог уже более чем 250 соотечественницам обрести свободу, но наказанием их хозяев принципиально не занимается.

«Эти девушки могут довериться только своим. Страх перед чужими подкреплен колдовскими заклинаниями вуду, нарушение которых грозит смертью. Нам приходилось даже разыгрывать перед ними специальные сцены расколдования», — отмечает руководитель общественного проекта «Альтернатива» Олег Мельников.

Активисты этого движения за несколько лет его существования освободили более 500 человек от различных видов рабства — это были и бесправные трудяги с кирпичных заводов Дагестана и нищие-инвалиды с улиц больших городов. Борьба с нигерийским криминалом, наживающимся на секс-рабынях, для них — самое сложное дело, заниматься которым по-настоящему невозможно без помощи добровольцев из африканской диаспоры.

Все флаги в гости к нам

Во время Олимпиады 2014 года в Сочи, по данным источника «Ленты.ру», из 50 приглашений, выделенных Нигерии, по 30 въехали будущие жрицы любви. Это обстоятельство служит яркой демонстрацией связи криминала с официальными структурами нигерийского правительства.

«В Россию из Нигерии по студенческим визам приезжает около пяти тысяч девушек в год. И предложение чернокожих проституток ограничено не рынком — просто больше ввезти пока не удается, — отмечает активистка и пресс-секретарь «Альтернативы» Юлия Силуянова. — Чернокожие пользуются большим спросом у россиян, подаются как экзотический товар и приносят минимум от трех до пяти тысяч рублей с каждого клиента. Если не принять никаких мер, то в качестве болельщиц на чемпионат мира по футболу 2018 года приедет небывалое число обманутых девушек, которые затем на годы затеряются в притонах. А ведь мы еще не затронули тему ВИЧ-инфекции, с которой в Нигерии известная беда».

Кени необыкновенный

Ему много раз угрожали убийством, но Кени не унимается.

«Как-то подрезал на машине кавказец, сказал, чтобы я занимался своими делами и не лез в чужой бизнес. Меня не трогают пока. Они думают, что я работаю на ФСБ», — этот улыбчивый мужчина среднего возраста и средних же лет с лицом христианского пастыря неплохо говорит по-русски и просит его не фотографировать, но в беседе максимально откровенен.

«Нет никакого отбора. Одних девушек везут в Россию учиться, а других — в притоны, изначально и целенаправленно. Об этом знают и в вузах, и, видимо, в российском консульстве в Нигерии», — рассказывает Кени.

По его словам, настоящих абитуриентов представители учебных заведений встречают в аэропорту, они никуда не исчезают, криминал их не трогает. А тех несчастных, которым заранее определили роли секс-рабынь, перед выдачей визы даже не интервьюируют в российском консульстве.

В Нигерии столицей вербовки наложниц стал город Бенин-Сити в штате Эдо. Они со своими будущими владельцами соплеменники — представители народа бену, но отношения между ними далеко не родственные. «Девушек меняют на наркотики или еще что-то, как вещи», — объясняет нигериец.

На их родине уже более десяти лет назад появились билборды с предупреждениями об опасности угодить в рабство, но пропаганда не работает. Только в прошлом году, по словам Кени, новый губернатор Эдо объявил войну торговцам людьми. А в нынешнем — представители специального нигерийского агентства по противодействию торговле людьми NAPTIP планируют встретиться с руководством российского МВД. Есть надежда, что эта встреча принесет плоды.