Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

Пхеньян обыгрывает Вашингтон: между Кореями начнутся переговоры


8 января 2018, 09:38 | 1 156 просмотров



Южная и Северная Корея наконец-то возобновили официальный диалог. Стороны договорились о том, что межправительственные переговоры пройдут 9 января на территории пограничного пункта Пханмунджом. Юг и Север должны обсудить меры по улучшению двусторонних отношений и условия участия северокорейской делегации в зимних Олимпийских играх в Пхенчхане. Сеул, по некоторым данным, уже подготовил пакет инициатив для северного соседа, включающий проведение совместных предолимпийских мероприятий. В частности, шествие с олимпийским факелом на территории Северной Кореи и совместный проход делегаций двух стран на церемонии открытия Игр. В Южной Корее очень надеются, что созданная на основе данных мероприятий атмосфера позволит интенсифицировать межкорейский диалог, тем более что он нужен и Сеулу, и Пхеньяну.

Если свою заинтересованность Южная Корея не скрывает аж с момента избрания президентом страны Мун Чже Ина (который еще в ходе предвыборной кампании выступал за диалог с КНДР), то Ким Чен Ын свою обнародовал в новогоднем обращении. Он заявил, что в 2018 году его страна произведет еще больше ядерных зарядов и ракет, добавил о наличии у него на столе ядерной кнопки, однако в то же время выразил готовность начать говорить с Югом и даже отправить свою делегацию на Олимпиаду. В последующие дни северокорейские официальные лица и пресса не раз заявляли об одобрении Пхеньяном миротворческих инициатив президента Южной Кореи Мун Чже Ина — не "американской марионетки", как они отзывались о нем раньше, а именно "президента". Как показывает история северокорейской риторики, такая смена эпитетов обычно означает реальную готовность Севера серьезно вести переговорный процесс. И в свою очередь, сам Ким уже подтвердил слова делом, сделав шаги навстречу. В частности, возобновил работу горячей линии между КНДР и Южной Кореей (которая не функционировала с февраля 2016 года). 

Соединенные Штаты, естественно, уверяют, что миролюбием Кима мир обязан лично президенту Дональду Трампу. "Несмотря на все прогнозы псевдоэкспертов, кто-то реально верит в то, что переговоры и диалог между Северной и Южной Кореями шли бы сейчас, если бы я не занял жесткую позицию в отношении КНДР, демонстрируя готовность применить против нее всю нашу мощь?" — заявляет Трамп. И как ни странно, он прав. Правда, не в том смысле, в котором ему (и Америке) хотелось бы.Агрессивная риторика Трампа напугала не столько Север, сколько Юг. Американские союзники в Южной Корее очень быстро поняли, что нынешнее обострение американо-корейских отношений не похоже на все предыдущие. Наличие у КНДР ракет, способных поразить большую часть континентальной территории Соединенных Штатов, привело к тому, что, как верно отмечает один из ведущих российских корееведов Андрей Ланьков, "впервые за несколько десятилетий мы имеем дело не с дипломатической симуляцией кризиса, а со вполне реальной, пусть и небольшой угрозой войны, инициатором которой могут стать США". А главным пострадавшим от нее будет Южная Корея, территория которой подвергнется артиллерийскому, ракетному и, весьма вероятно, ядерному удару Севера. Ущерб для Южной Кореи будет неприемлем, поэтому если для Вашингтона победой в конфликте станет ликвидация северокорейского государства в нынешнем его виде, то для Сеула единственным вариантом победы в конфликте является его предотвращение. 

Именно поэтому политика Южной Кореи в отношение Пхеньяна стала расходиться с линией США. Вопреки активистам, уверяющим, что "Сеул является марионеткой Вашингтона и делает все по указке американского обкома", в последнее время руководство Южной Кореи, обеспокоенное последствиями агрессивной линии Трампа, выступает с совсем не "марионеточными" инициативами. Сначала президент Мун идет на уступки Китаю в вопросе размещения на своей территории элементов американской ПРО. Затем Сеул официально заявляет, что ни о каком военном решении северокорейского вопроса не может быть и речи до тех пор, пока сохраняются надежды на дипломатию (и тем самым серьезно подрывает переговорную позицию Дональда Трампа).Сейчас же, как сообщают южнокорейские официальные лица, по итогам переговоров между Трампом и Мун Чже Ином лидеры "договорились развести по времени Олимпиаду и наши учения, чтобы силы США и Республики Корея могли сосредоточиться на обеспечении безопасности Игр". Судя по всему, инициатива приостановить учения тоже исходила от южнокорейского руководства — ведь и Трамп, и министр обороны США Джеймс Мэттис четко говорили о том, что военные тренировки останавливать не хотят, ибо не видят в этом смысла. Американские дипломаты не раз поясняли, что не считают переговоры между Севером и Югом настолько важными, поскольку не верят в искренность "человека-ракеты", как Трамп назвал Ким Чен Ына. 

Любопытно, что в самом Пентагоне объяснили отсрочку проведения маневров "материально-техническими проблемами", что еще раз доказывает вынужденный характер американского решения об их приостановке. 

1492652216.jpg
 © РИА Новости / Илья Питалев. На набережной Тэдонган в Пхеньяне

В итоге получается, что победил не Трамп, а Ким Чен Ын. Он смог вбить клин в американо-южнокорейские отношения, а также начать переговорный процесс на своих, социально-экономических условиях (официальная позиция США была в том, что переговоры с КНДР должны проходить только по вопросу ее полной денуклеаризации).

Впрочем, поражения своего США не признают и, по всей видимости, надлежащие выводы из нынешнего фиаско не сделают. Судя по всему, Трамп продолжит в том же духе и далее — даже видя слабость своей позиции и усиливающуюся изоляцию США в северокорейском вопросе, он не готов изменить риторику в отношении КНДР. Возможно, не столько из-за своего упрямства, сколько по внутриполитическим причинам (Трампу нужен внешний враг), а также из-за принципиального нежелания мириться с наличием "государства-изгоя", способного нанести ракетно-ядерный удар по территории США.  Именно поэтому он денонсировал прорывную инициативу госсекретаря Рекса Тиллерсона (о готовности США начать переговоры с КНДР "в любое время и на любую тему, хоть о погоде", которая возвращала бы Америке дирижерскую палочку), и продолжает сейчас меряться с Кимом мускулами (в данном случае — размерами ядерной кнопки, которая, по словам Трампа, у него больше). 

Впрочем, у Вашингтона есть своеобразный выход из этой изоляции, не требующий смены линии поведения. Есть мнение, что, с учетом вышесказанного, Соединенным Штатам выгодно будет сорвать межкорейские переговоры, дабы Юг вынужденно вернулся к силовой повестке. Недаром тот же Тиллерон говорит, что в случае провала переговорного процесса "на столе лежит силовой сценарий решения проблемы" — и тем самым намеренно провоцирует КНДР и мешает межкорейскому диалогу, который, как известно, требует тишины и вежливости.

Однако можно не сомневаться, что в Пхеньяне "читают" американскую игру и вряд ли поддадутся на провокацию. Что бы там ни говорили в Госдепе, Ким Чен Ын не сумасшедший и вовсе не желает ядерного апокалипсиса.