Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

Я хочу высказать своему коллективу огромную благодарность…


Омарова Раушан Жусуповна

Омарова Раушан Жусуповна


Должность

заведующая отделением реанимации и анестезиологии, интенсивной терапии

Место работы

ГКП на ПХВ «Областной перинатальный центр» города Талдыкорган

8 января 2018, 11:44 | 1 496 просмотров


Сегодня наша собеседница - Раушан Жусуповна Омарова, заведующая отделением реанимации и анестезиологии, интенсивной терапии ГКП на ПХВ «Областной перинатальный центр» города Талдыкорган. Она радушно встретила нас, но заранее предупредила, что времени на разговоры у нее довольно не много. И это понятно, работа ведь не простая. Наши корреспонденты неспроста попросили Раушан Жусуповну дать интервью. Дело в том, что в 16 октября во всем мире отмечается - День анестезии (анестезиолога), и мы хотели бы посвятить этой тематики огромное внимание и раскрыть ее изнутри.

Спросите себя, что вы знаете об анестезиологах? В чем заключается суть работы этих врачей и  почему, если мы говорим об операциях, то в первую очередь вспоминаем о хирургах? Мы интересуемся: кто будет нас оперировать? Но даже не пытаемся узнать, а кто, же нас усыпит и оградит от ужасной боли, кто, же будет поддерживать нашу жизнь, которая в любой момент операции, может покинуть бесконтрольное тело, и, в конце концов, кто, же пробудит нас от бездонного, холодного сна, для того чтобы мы продолжили свою жизнь, и вернулись к своим любимым, родным людям? Все это делают анестезиологи-реаниматологи, и сегодня беседуя с Раушан Жусуповной, мы попытаемся узнать обо всех тонкостях их нелегкой, но безупречной работы, и взглянуть на  профессию анестезиологов глазами самих анестезиологов.

- Раушан Жусуповна, многие утверждают, что в любой операции 40% успеха зависит от анестезиолога. Но, тем не менее, большинство людей даже не понимают всей сути вашей работы.  Не могли бы Вы поведать читателям в общих чертах, о том кто же такие анестезиологи, и чем они занимаются?

- Анестезиологи-реаниматологи - это врачи, которые обеспечивают безопасность больного во время операции, и в ближайший послеоперационный период. Реабилитация зависит от вида используемой анестезии. В общих чертах, как только пациентка поступает в наше отделение, на нас ложиться ответственность за ее здоровье и за здоровье ее малыша. Наше реанимационное отделение работает круглосуточно. Через него  проходит 1/3 поступающих в перинатальный центр пациенток. В их число, в основном, входят те женщины, беременность которых осложнена какими-либо заболеваниями. Когда я только устроилась на работу в областной перинатальный центр, здесь в неделю проводилось 3-4 операции, а сегодня мы в день проводим по 7-8 операций. Это, учитывая все факторы, немного больше положенного. Но мы с коллегами в принципе справляемся.

- Расскажите о своем коллективе? Сколько человек в нем работают?

- Как правило, к нам, в реанимацию приходят врачи, которые либо были близки к хирургии, либо работали анестезиологами в других медицинских учреждениях. Любой анестезиолог – это человек, который тонко чувствует других людей. Поэтому опыт здесь, на ключевом месте. Для успешной операции врач-анестезиолог должен прочувствовать человека, выявить его страхи, его волнения, стать пациенту своего рода другом. Это довольно сложный момент, требующий от медицинского работника огромного чувства ответственности. Свой коллектив, я в первую очередь уважаю за это качество.  У нас в отделении работает 18 человек, и все они ответственные, исполнительные, знающие свою работу люди.  Несмотря на трудности, мои коллеги преданы своей работе. Бывают случаи, когда приходиться сутками задерживаться здесь, и не потому, что кто-то вынуждает нас. Нет! Потому что этого требует наша человечность. Тяжело оставить пациента, которого ты вел, если ему еще не совсем полегчало, даже не смотря на то, что у каждого из нас есть свои семьи, и они так же нуждаются в нашем внимании. За понимание, ответственность и слаженность, я как заведующая отделением, хотела бы высказать своему коллективу огромную благодарность.

- С какими трудностями вы сталкиваетесь в работе?

- Стрессы! Не будем скрывать данного фактора, потому что это естественно. Как и то, что не все операции проходят «гладко» и без происшествий. Организм каждого человека индивидуален и никто лучше нас и хирургов, этого не понимает. Зачастую в операционном зале случаются стрессовые ситуации, когда нужна сплоченность коллектива и быстрая реакция. И тут большое спасибо нашим медсестрам, они в буквальном смысле с полуслова, с полувзгляда понимают нас врачей. Мы ведь в масках находимся всю операцию, порой только поворачиваешься в их сторону, а они уже знают, о чем ты хотел их попросить. Это очень помогает в нашей работе.  Зачастую замечаешь, что у медсестер контакт с пациентками налаживается куда лучше, чем у врачей. И это понятное дело, ведь именно медсестра кормят, моют, находятся рядом с пациентками в те моменты, когда они не могут практически ничего делать самостоятельно. Высокомерные или горделивые люди в реанимации не работают, поверьте мне. Потому что здесь все основывается в первую очередь на человеколюбии, понимании, любви и преданности к своей профессии…

- Наблюдается ли в вашем отделении дефицит кадров?

- Нехватка кадров - это, вообще, огромная проблема нашего здравоохранения. Насколько мне известно, по нашей специализации, особенно большой дефицит, наблюдается в городе Астане, там не достает около 200 штатных единиц анестезиологов - реаниматологов.  Лично в нашем отделении потребность всего в одном анестезиологе, но, тем не менее, эта нехватка все, же иногда ощущается…

- А что Вы можете сказать о работе молодых специалистов?

В нашем отделении работает один молодой врач, и я, как заведующая, могу сказать, что он довольно старательный и со своей работой справляется на отлично. Обучать стараемся практически. Все показываем, и досконально разъясняем, во избежание пусть даже малейших упущений.

- Какие виды анестезии применяются в отделении на сегодняшний день?

- Мы применяем два вида анестезии: регионарный и общий. В большинстве случаев стараемся использовать регионарный, так как этот вид анестезии позволяет пациентки оставаться в сознании, но при этом не чувствовать боли. Многих пациенток пугает риск того, что они будут видеть процесс операции, но это невозможно, потому что на уровне их груди устанавливается специальная ширма. При регионарной анестезии местный анестетик инъецируется вокруг группы нервов, обеспечивая при этом потерю чувствительности определенного региона тела руки, ноги или, как в нашем случае, всей нижней половины тела. Регионарная анестезия, используемая при извлечении ребенка хороша тем, что хоть и пациентка не может видеть процесс операции, она может увидеть своего ребенка и первые минуты его жизни, при этом у нее вырабатывается природный инстинкт, который необходим для естественного сокращения матки. Да и всякое беспокойство за жизнь ребенка покидает мать в тот момент, когда она видит, что он в надежных руках.  Обычно мы передаем малыша партнеру, а если такой возможности нет, то наши медсестры присмотрят за ним до того момента пока не пройдет действие анестезии. Приблизительно через два часа, ребенок уже находится возле матери.

- А в каких случаях вы используете общую анестезию?

-  В большинстве случаев при экстренных операциях. Многие пациентки при подготовке к операциям предпочитают общий наркоз, оправдывая это тем, что, мол, «уснул, проснулся и все хорошо». Но это не совсем так, именно мы и занимаемся разъяснением всех нюансов. При использовании этого вида анестезии возникает вопрос времени. То есть, после того как пациентка засыпает, и мы проводим все необходимые процедуры, у хирургов есть 3-5 минут на то, что бы приступить к операции, иначе наркоз может повлиять на малыша. А к нам зачастую поступают пациентки, которые уже переносили операцию кесарево сечения или какие-либо иные операции, и у таких женщин есть рубец, шрам, чтобы справится с ним, так же требуется дополнительное время. Поэтому при применении общего наркоза есть риск того, что он успеет подействовать и на малыша. Воздействие наркоза на ребенка, характеризуется тем, что он при извлечении, малоподвижен и не кричит в первые секунды жизни. Раньше мы 100% применяли общую анестезию, но по стандартам, установленным Министерством здравоохранения, мы начали применять регионарную анестезию. Изначально с 15%, а на сегодняшний день довели ее использование до 80%. Я считаю, это отличным результатом.

- Многие утверждают, что общий наркоз отнимает,  как минимум пять лет жизни и ухудшает память. Действительно ли это так?

- Наверняка эти доводы весьма преувеличены. Но при этом мы, анестезиологи не скрываем того факта, что общий наркоз влияет на организм женщины и период реабилитации после перенесения операции с использованием такого вида анестезии затягивается. Женщина может чувствовать раздражение и боль в горле, после выведения дыхательных трубок из трахеи, это вызывает кашель, и, следовательно, она испытывает болевые ощущения в низу живота. Есть вероятность воздействия наркоза на сердечно – сосудистую систему. Но должна сказать, что процесс реабилитации после операции с общим наркозом, зависит от индивидуальных особенностей женщины, и от качества нашей работы. Относительно ухудшения  памяти, то этот фактор действительно  был замечен психологами.

- Какие вопросы анестезиолог обязательно задает на консультации с пациенткой?

- Подготавливая пациентку к операции, мы анестезиологи-реаниматологи должны знать практически все о ней. Поэтому вопросов обычно бывает много. Думаю, перечислять их не имеет смысла. К счастью, в современной медицине для того, чтобы в работе медицинских работников не возникало упущений, созданы протокола, соответственно которым мы работаем, и в нашем случае собираем весь необходимый анамнез. Но при всем этом, как я уже говорила, любой опытный анестезиолог знает, что ему необходимо установить связь между ним и пациентом, эта связь помогает выявить некоторую недосказанность и прочувствовать, что и где может пойти не так, и заранее предупредить подобное.

- Бывают ли такие случаи, когда во время операции пациент может очнуться?

- Пробуждение во время анестезии  или  интранаркозное пробуждение  - это буквально феномен, довольно редко такое встречалось на практике. И хочу отметить, что для полного исключения подобных случаев, мы и находимся возле пациентки, всю операцию. Многие, по незнанию, считают, что анестезиолог – это человек, который надевает кислородную маску на пациента и сидит там, в операционной, ничем более не занимаясь. Довольно ошибочное мнение. Наша работа следить, в буквальном смысле, за каждым вздохом, за давлением, за пульсом и всеми тонкостями, происходящими в организме в момент операции. Если пациент ощущает боль, мы это сразу выявляем, и если он вдруг просыпается, мы это также выявим по предшествующим признакам.

- Многие врачи жалуются на недоверие со стороны пациентов? Наблюдается ли такое в вашей работе?

-   В редких случаях, но недоверие появляется. В основном это те пациентки, которые пользуются Интернетом. Вычитают там совершенно необоснованную информацию и начинают интересоваться, почему все не так, как написано в том в непонятном,  по сути, источнике. В таких случаях, я лично подхожу к таким женщинам и объясняю. Я говорю: во-первых,  в том, что она попала в наше отделение, мы не виноваты, поэтому не стоит устраивать какие-либо скандалы и истерики, лично моему коллективу. В большинстве случаев - это ее собственная вина, нужно было соблюдать предписанные правила. Это я говорю не из-за собственного мнения, это  тенденция, которая подчеркивает ответственность каждого человека за свое здоровье. Во-вторых, я объясняю им, что у каждого организма есть свои индивидуальные особенности, и информация, вычитанная на различных Интернет-ресурсах, не всегда эти особенности раскрывает. В-третьих, попросту прошу довериться, потому что мы не играть сюда приходим, мы профессионалы и знаем свою работу «от и до»! Это все мы стараемся донести в вежливой форме, потому что знаем, что пациентки нашего отделения зачастую находятся в стрессовом состоянии.

- Возникают ли проблемы с родственниками пациентов?

- Да, в нашей работе, больше недопониманий возникает с родственниками пациентов, чем лично с ними. Они приходят, стоят у дверей реанимации. Бывают случаи когда в верхней одежде, в обуви заходят в отделение и еще кричат на дежурную медсестру за то, что она их не запускает. Нашим врачам, или мне, лично приходиться отрываться от пациентов, которые по моему более нуждаются в нашем внимании, каждые полчаса выходить и разъяснять родственникам всю сложившуюся ситуацию. Мы не против, ведь понятное дело они волнуются. Но если бы они собрались вместе, чтобы выйти один раз, объяснить, и работать дальше. А то приходиться отчитываться буквально перед каждым посетителем. И попробуй не отчитайся, сразу же идут жаловаться в администрацию. Это неправильно, это эмоционально сложно, не только для медицинских работников, но и для самих пациентов. Пока они в реанимации им необходим полный покой, они должны набираться сил, а ни «гостей» встречать.

- С Вашего позволения, давайте поговорим лично о Вас как о враче с  двадцатилетнем стажем. Скажите пожалуйста, почему именно анестезиология? И что для Вас является самым ценным в профессии?

- Изначально, я хотела быть хирургом, и обучалась на хирурга и в областной перинатальный центр устроилась на работу хирургом, но в последствии так сложилось, что я стала анестезиологом... Признаться ничуть об этом не жалею. Я свою работу люблю и считаю, что именно в ней я обрела себя.

А на счет ценностей, я думаю, что взаимопонимание между медиками и пациентами, слаженность и сотрудничество в коллективе – это основа всех основ...

- Раушан Жусуповна, расскажите какая Вы вне работы? Есть ли у вас хобби?

- Довольно тяжело делать выводы о себе самой. Одно свое качество я замечаю явно. Я требовательная, и это проявляется во всем. Порой во время отпуска мои дети говорят мне: «мама, когда ты уже выйдешь на работу?». Это все произносится с такой иронией, что невольно начинаешь смеяться. Смеемся конечно, но я ничего с собой поделать не могу. Люблю порядок, точность и своевременное исполнение. Мне кажется, от этих факторов зависит многое, как в работе так и в личной жизни.

- Удается ли Вам после тяжелого рабочего дня отвлечься от мыслей о пациентах, операциях, болезнях...?

- Если честно нет. Мы ведь бывает по двое, трое суток находимся здесь. И многие из нас замечают, что придя домой, мысленно, ты все равно остаешься на работе (смеется). Это немного мешает исполнению своих семейных обязанностей. У нас ведь тоже есть мужья, жены, дети, мамы, папы и так далее. Весь мой коллектив в основном состоит из женщин, и каждая из нас понимает, что семье должна уделяться львиная доля внимания. Но к огромному сожалению, со временем нашим семьям пришлось привыкнуть к тому, что эта самая доля достается пациенткам. Благо, в семьях понимают, нашу работу. По крайней мере моя. У меня очень самостоятельные дети и понятливый муж и свекровь, которая во всем помогает. За это я им от души благодарна.

Огромное спасибо за интервью, Раушан Жусуповна. Мы искренне поздравляем Вас и ваших коллег с профессиональным праздником!

Автор: Айгерим ТУРГАНБАЕВА


Комментарии


Комментариев нет.

Контент устарел, комментирование закрыто