Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

Антон Афонин: «Мы — одна из немногих компаний, которая реально растет и постоянно наращивает долю»


23 ноября 2017, 13:10 | 1 088 просмотров



Какие бренды автомобилей предпочитают казахстанцы.

Более 7,5 тысяч автомобилей реализовала «Астана Моторс» по итогам одиннадцати месяцев 2017 года. При этом доля компании на рынке увеличилась до 17,5%. Лидер продаж – Toyota Camry. Вторую позицию в списке самых продаваемых автомобилей уверенно занимает Hyundai Creta. О том, каким брендам отдают предпочтение казахстанцы и в каких ценовых сегментах – в интервью «Капитал.kz» рассказал Антон Афонин, исполнительный директор компании «Астана Моторс».

- Антон Валерьевич, что сегодня происходит на казахстанском автомобильном рынке?

- Авторынок сейчас достаточно стабилен, несмотря на то, что первый квартал показал не очень высокие продажи, однако 2-3 кварталы показали стабильный рост. Мы это связываем с тем, что в целом складские запасы у дилеров и дистрибьюторов были довольно низкими в начале года, а потом импортеры пополнили свои склады свежими автомобилями. Средние продажи в этом году ежемесячно составляют уже почти 5 тыс. автомобилей, таких цифр не было уже давно. По сравнению с прошлым годом, когда в среднем продажи находились на уровне около 4 тыс. автомобилей в месяц и ниже, налицо стабилизация ситуации. У нас возникает четкое ощущение того, что дно, наконец, пройдено и сейчас идет его плавное восстановление.

- Как вы можете оценить соотношение спроса и предложения на рынке?

- Еще несколько месяцев назад был сбалансированный спрос и предложение, дилерские склады были обеспечены достаточным количеством автомобилей на любого потребителя. Однако сейчас мы видим, что у ряда брендов наблюдается снижение складских запасов, в результате чего спрос превышает предложение. В частности, это касается бренда Toyota и таких моделей как RAV4 и Camry. У Lexus также есть ряд дефицитных моделей, например NX. Но в данном случае это больше связано с политикой производителей. Они стараются формировать складские запасы так, чтобы на конец года оставалось меньше автомобилей. По Hyundai мы также видим дефицит, и чтобы удовлетворить растущий спрос, мы размещаем дополнительные заказы. В целом, мы ожидали более спокойный конец года, а он оказался более позитивным, что не может не радовать. Таким образом, сегодня можно говорить о легком превышении спроса над предложением.

- Существует ли в автобизнесе понятие «избыточности» или «недостаточности» модельного ряда?

- Каждый бренд самостоятельно определяет количество моделей. Например, Toyota представлена 9 основными моделями, а у Subaru их всего 3. Много это или мало – нет как таковых четких критериев или некоего стандарта. Мы, как правило, лимитированы возможностями производителей. И всю линейку, которая производится у них на заводах, они не повезут в Казахстан, в первую очередь из-за размеров нашего рынка. Продажи у нас не такие большие. Затраты на вывод новой модели достаточно высоки, это связано с сертификацией и управлением складом. Если сравнивать общемировую практику с РК, то здесь линейка ограничена и это абсолютно оправдано. То есть если продавать всего 2-3 машины в год, то нет никакого смысла выводить эти модели на наш рынок.

- Какие факторы влияют на формирование модельного ряда и насколько в этом процессе важны ментальность или особенность региона?

- В первую очередь – это объем продаж. Мы смотрим на то, какой спрос имеется на конкретную модель и каковы затраты по ее выводу на рынок. Раньше мы думали, что существуют специфичные региональные предпочтения, но как показала практика, их нет. В Казахстане любят большие машины одинаково как на севере и юге, так и на западе и востоке. Например, Land Cruiser Prado. И вовсе не из-за каких-то климатических условий или особенностей региона, а потому что он большой и удобный. Это скорее вопрос привычки и определенная зона комфорта, в которой хочет находиться любой человек.

Мы сейчас пытаемся объяснить одному из автомобильных брендов, в линейке которого есть большие модели, что их необходимо завезти в Казахстан. Но они говорят, что мы не можем продавать на казахстанском рынке всего 20 автомобилей в год. То есть они полагают, что спрос будет достаточно низкий, так как это недешевая модель, и она не будет продаваться десятками или сотнями. И здесь мы должны понимать, ради чего хотим завести определенный бренд или модель на рынок. Если ради имиджа, то все затраты лягут только на компанию, и мы не сможем поделить их с заводом. Ведь для того, чтобы вывести модель на рынок, нужно не только сделать сертификацию, но и разбить 2 машины на испытаниях, которые соответственно придется списать, и все это слишком затратно.

be27f14f71946be78e5c58dfa6d.jpg

- Антон Валерьевич, каким брендам отдают предпочтение казахстанцы и в каких ценовых сегментах?

- Несмотря ни на что, сейчас Toyota бренд №1. Я вижу стремление многих казахстанцев именно к этой марке, так как здесь очень высокая имиджевая составляющая, которая была заложена нашей компанией еще в 90-е, когда мы были пионерами на автомобильном рынке и первыми вывели бренд Toyota на рынок Казахстана. Следующим в нашей линейке по популярности Hyundai, а далее уже идет распределение: Subaru, BMW, Land Rover и Jaguar. У каждого бренда свой потребитель. Есть преданные клиенты и у BMW, и у Land Rover, и у Jaguar, и они вряд ли когда-нибудь пересядут на другую марку, они искренне преданы своему любимому бренду.

Если смотреть в разрезе моделей, то лидер однозначно Toyota Camry со средним чеком около 10 млн тенге. Пройдет год или два, и я уверен, что первыми по продажам будут опять Hyundai Accent и Creta, как это было в 2012-2014 годах. Мы видим, что восстанавливается спрос именно на бюджетные автомобили, соответственно их будет продаваться больше. Так было несколько лет назад, до 2014 года, когда мы в месяц могли продавать по тысяче «Акцентов» и 150 «Камри». А в 2012-2014 гг. основной прирост шел за счет дешевых моделей «В» и «С» класса. Сегмент внедорожников в те годы рос медленней, чем сегмент седанов, особенно в бюджетном классе.

- Как вы думаете, как и чем можно стимулировать население на покупку новых автомобилей?

- В рамках программы государственного льготного кредитования при поддержке БРК в 20 числах ноября мы ждем дополнительный транш от правительства в размере 8 млрд тенге, это мощная поддержка для авторынка Казахстана. Поэтому мы предполагаем, что в декабре будут очень хорошие продажи, так как многие клиенты планируют приобрести автомобиль именно по данной программе. Надеемся, что на этой неделе уже подпишут закон и постановление по освоению денежных средств.

Также у казахстанцев есть возможность сдать свое авто в утиль по программе утилизации автомобилей с пробегом. Несколько месяцев назад в Караганде открылся большой утилизационный завод. Механика его работы заключается в том, что государство дает сертификат на сумму 315 тыс. тенге за один автомобиль. Главное условие – он должен быть на ходу. С этим сертификатом любой желающий может прийти в наш автосалон и на эту стоимость получить скидку. Максимально на 1 новый автомобиль можно использовать 2 сертификата, а это уже минус почти 700 тыс. тенге от стоимости нового авто.

Кроме того, 1,5 года назад мы запустили программу Trade-In. Она позволяет легко и быстро заменить свою подержанную машину на новую прямо в автосалоне. Например, по BMW мы можем сделать скидку не 200-300 тыс. тенге при обмене, а до 1 млн тенге, потому что эта программа напрямую поддерживается заводом BMW. Мы хотим, чтобы обмен по программе Trade-In стал привычным явлением для наших клиентов, и уже сегодня мы видим очень хорошие результаты. Автомобили, реализуемые в рамках программы, представлены в каждом дилерском центре, а также на нашем официальном сайте.

- Портфель брендов «Астана Моторс» представлен практически во всех ценовых сегментах: от демократичных Hyundai и Toyota до премиальных Jaguar и Rolls-Royce. Стоит ли в обозримом будущем ожидать каких-либо изменений вашего модельного ряда?

- Мы бы с удовольствием завели в своем портфеле еще пару брендов. У нас есть определенный интерес к конкретным маркам. Но как обычно переговоры с производителями всегда достаточно длительные. В связи с чем окончательный результат будет известен лишь в 1-2 кварталах следующего года.

- Не планируете ли вы завезти бюджетные электрокары?

- К сожалению, ни у кого из производителей сейчас нет бюджетных моделей, скажем так, стоимостью менее 10 млн тенге. В декабре этого года мы начнем продажи BMW i3 примерной стоимостью 45 тыс. евро. Для сравнения: Hyundai IONIQ стоил бы в районе $35 тыс. Мы завезли эту модель в тестовом режиме, но вся проблема в том, что производитель не хочет сертифицировать ее на Россию и Казахстан. Так что пока в нашем портфеле единственная и самая бюджетная модель электрокара – это i3. И честно говоря, очень удачная модель. Рекомендую всем попробовать ее на тест-драйве.

- Антон Валерьевич, а какое у вас отношение к электромобилям?

- Меня больше беспокоит, правильная ли это технология. К примеру, Toyota ставку сделала на водород. На Токийском автосалоне в октябре этого года они представили 4 водородные модели, включая малый городской автобус. И с технической точки зрения, я считаю, что это более правильное решение. Для генерации электроэнергии нужно сжечь уголь, мазут и прочее. Соответственно возрастут нагрузки на электростанции, и по-хорошему тот же вред для экологии. Эта технология (электромобилей) не даст какого-то прорыва, просто центр генерации энергии переносится с одной точки в другую. А когда ты сжигаешь водород, на выходе получатся вода и кислород и больше никаких вредных выбросов. И вот эта технология с точки зрения логики, гораздо более соответствует меняющимся потребностям человечества. На мой взгляд, не нужны электромобили в том виде, как сейчас, а необходимо что-то более прогрессивное и революционное, типа водорода. И у меня усиливается ощущение, что японцы гораздо лучше понимают, куда необходимо развиваться. Toyota редко ошибается, и я вижу, на что они делают ставку.

091ea409233d485c7f9ba50e93e.jpg

- Сколько автомобилей и коммерческой техники было произведено автосборочным предприятием компании «Астана Моторс» в 2017 году? В каком количестве и куда она была экспортирована?

- Наше предприятие произвело 419 автомобилей коммерческой техники. В этом году мы экспортировали уже более 150 единиц на территорию Российской Федерации. Сейчас у нас стоит последняя для этого года партия в количестве 70 автомобилей. В Беларусь продали порядка 10-15 машин.

- Каковы ваши ожидания на будущий год?

- Сейчас мы договариваемся с производителями об объемах на следующий год: что именно и в каком объеме, какой модельный ряд сохраняется, а какой выводится. Это важные этапы бюджетного планирования и декабрь – самый интересный период и лучшее время для таких встреч. По экспорту в РФ на следующий год мы до конца пока не договорились. Мы глобально хотим уйти от продажи на экспорт голых шасси, скажем так, без надстроек, а продавать полноценный грузовик с полноценным кузовом, причем локального производства. Для этого мы закупили дополнительную линию по производству промтоварных и изотермических надстроек. Я думаю, в декабре мы сделаем пилотную партию и отправим ее в Россию.

- Кроме России, какие еще рынки сбыта вы рассматриваете?

- Мы уже поставляем коммерческую технику в Кыргызстан, но небольшими партиями, так как сам по себе рынок маленький. Потенциальный рынок сбыта – это Узбекистан, но пока об этом рано говорить. Возможно, когда-нибудь и туда выйдем.

- Как у вас обстоят дела с производством автобусов междугороднего типа? Планируете ли вы расширять ассортимент?

- У нас сейчас будут две самые востребованные модели. Это Hyundai Н350 16-местный микроавтобус и полноценный 7-метровый автобус Hyundai County II поколения. У нас был большой перерыв (2 года) по поставкам скорой помощи на базе Hyundai. Сейчас мы разработали абсолютно новую модель и уже в декабре получим первые две машины, чтобы показать потенциальным заказчикам. Еще не привезя Hyundai Ambulance нового поколения, мы уже начали получать предварительные заказы. А это порядка 40 машин. Заявки поступают как от частных, так и от государственных клиник. Потенциально потребность по всей линейке будет где-то 150-200 машин в год. Полная стоимость этой версии будет известна только в декабре.

- Антон Валерьевич, изменятся ли ваши цены на автомобили, если да, то как?

- Если будет принята редакция налогового кодекса, где локальным автопроизводителям возвратят льготы по НДС, то у нас среднее снижение по ряду моделей будет от 500 тыс. до 1,2 млн тенге. Таким образом, цены станут более привлекательными на Hyundai, так как из нашей линейки собирается в Казахстане только этот бренд. Например, на Hyundai Elantra стоимость может снизиться на 400 тыс. тенге и больше, то есть почти 10%. На более дорогие модели, в частности на Hyundai Santa Fe, еe снижение возможно до 1,2 млн тенге. Это очень существенные изменения в цене, и они, естественно, положительные для клиентов. Мы не собираемся оставлять себе эту сверхприбыль, мы это все направим на рынок, чтобы казахстанцы купили как можно больше новых автомобилей.

- Какие тренды, на ваш взгляд, ожидают отечественный авторынок в 2018 году?

- Мне хочется верить, что, та тенденция, которую мы наблюдаем в последнее время, неслучайна. Рост в последние 8 месяцев – это серьезно. Он не похож на случайный всплеск на рынке, когда происходит случайный рост и потом падение. Мы надеемся, что все эти тенденции сохранятся в следующем году и объем рынка будет порядка 60 тыс. автомобилей. В этом году мы рассчитываем, что весь авторынок будет порядка 42 тыс. машин. На 2018 год мы сформируем оптимальный складской запас с тем, чтобы с начала года как можно больше автомобилей было доступно для потенциальных клиентов. Это позволит сбалансировать спрос и предложение уже с января следующего года.

- Какие наиболее значимые достижения в этот юбилейный год вы можете отметить?

- Мы – одна из немногих автомобильных компаний в Казахстане, которая реально растет и постоянно наращивает рыночную долю. В частности, в последние месяцы доля продаж составила 17,5%. Я считаю, это заслуга всей нашей команды, всех сотрудников компании. Несмотря на очень жесткие экономические удары, мы не только выдержали все испытания, но и стали гораздо сильнее.

- А что бы вы хотели сказать своим сотрудникам, клиентам и партнерам?

- Самое важное – строить отношения на доверии и искренне верить в то, что мы все вместе делаем. И этот общий дух разделяют наши сотрудники. Мы – команда единомышленников, которые реально верят в нашу стратегию и бренд «Астана Моторс». Вообще, миссия «Астана Моторс» – привнести в Казахстан что-то новое. Это не только автомобили, но и в целом культура работы и взаимоотношения с клиентами, в том числе и все те новые сервисы, которые мы массово запускаем одними из первых. Хотелось бы, чтобы мы постоянно стремились к этому самосовершенствованию. Что касается клиентов и партнеров, то я очень надеюсь и искренне верю в то, что мы до сих пор остаемся абсолютно понятными и прозрачными для них. Это очень важно, и я бы хотел, чтобы мы вместе пронесли всю прозрачность, открытость и доверие еще долгие годы.

- Спасибо за интервью! 


Комментарии


Комментариев нет.

Контент устарел, комментирование закрыто