Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

Как и на чем зарабатывают рэп-площадки?


23 октября 2017, 10:18 | 1 114 просмотров



Импровизированные рэп-битвы приносят владельцам и участникам миллионы долларов прибыли

Из полуподвального помещения заброшенного завода слышна музыка. Она гремит так сильно, что наружная дверь, ведущая вглубь большой комнаты, слегка вибрирует. На улице собирается толпа, которая пришла посмотреть на импровизированную рэп-битву между двумя молодыми парнями. Дверь в подвал открывается, и толпа устремляется внутрь. Для нее этот вечер не более чем развлечение, но для тех двоих участие в битве — чуть ли не единственный шанс прославиться. Судья подкидывает монетку, после чего отдает микрофон одному из рэперов. Шоу начинается. Все это больше похоже на подпольный бойцовский клуб с нанесением особо тяжких словесных оскорблений, где гладиаторами выступают молодые мужчины до 30 лет. Богини моральных ласк тоже приветствуются, но они в меньшинстве. Такими были рэп-баттлы всего 5−10 лет назад. Сегодня это организованные структуры, которые приносят владельцам и участникам миллионы долларов прибыли. О том, как устроены баттлы (зарубежные и российские) и сколько могут заработать участники битвы, в материале «Капитал.kz». Рил ток.

Второй спорт

Пожалуй, самой известной баттл-площадкой в Северной Америке остается канадская King of the Dot Entertainment (KOTD). Основанная в 2008-м Трэвисом Флитвудом (aka Organik) KOTD выросла так быстро, что со временем аудитория баттла перестала помещаться в театр королевы Елизаветы в Торонто. Но в 2008 это больше походило на «соберушки» на углу пригородных улиц города, где 30 ребят из неблагополучных районов плюс шесть рэперов собирались вместе, чтобы выяснить, кто из них станет новым королем слова. Они – короли ночи, которые под утро разбредаются по своим скучным работам, так как рэп пока не приносит денег, но это только пока.

«Я привык к тому, что люди подходили ко мне и спрашивали, откуда я. Я отвечал, что из Канады, а они такие: «Ой, у вас там ведь одни пингвины». Благодаря баттлам сейчас все знают о Торонто. Сейчас Торонто – это Дрэйк, Бибер, Роб Форд и KOTD», – говорит Трэвис Флитвуд в материале для Noisey Vice.

Баттлы принесли KOTD не только популярность, но и деньги. Сначала в час по чайной ложке, но все же. Основной доход площадка получала за счет продажи билетов, которые тогда (да и сейчас) стоили не больше $10. Это уже потом видео с битв начали заливать в Сеть, а у YouTube появились партнерские программы, когда за каждый просмотр видео компания платит владельцу определенный (небольшой) процент. Благодаря трансляциям спортивных событий зрители получили возможность стримить и баттлы. Как правило, пользователи оплачивают примерно $30-$40 за пару дней онлайн-вещания. Деньги площадке поступают через систему Pay-per-view, которая стала популярна из-за стриминга боев ММА. Вот как дела с финансами обстоят сейчас: в среднем баттлы приносят около $40 тыс., где каждый МС хочет от трех до пяти тысяч долларов за выступление.

«Рэперы получают больше, чем хирурги. Некоторые зарабатывают по тысяче долларов за минуту. Хирурги, специализирующиеся на операциях на мозг, вынуждены тратить 8 лет своей жизни на учебу в университете и $700 тыс., чтобы только приблизиться к такой сумме», – говорит Флитвуд для Battlefix.

Помимо гонораров, соизмеримых с теми, что получают врачи, площадки дают рэперам шанс прославиться. Эминем и Баста Раймс – как раз яркий пример тех, кто сделали себе имя на подобных мероприятиях. Эминем, кстати, позже попытался запустить свою площадку под названием Total Slaughter, но более-менее крупной она так и не стала.

Как правило, крупные организаторы снимают баттлы на видео, а значит – за кадром стоят опытные оператор, дизайнер и видеоинженер. Это вам не соседский пацан, которого вы попросили прийти на битву и заснять баттл на телефон. При таком раскладе максимум, что может получить рэпер, это до 150 тыс. просмотров на YouTube, но площадка – это бренд, а значит – как минимум полмиллиона просмотров и качественная операторская работа. Кроме этого, за кадром остаются организационные расходы, которые оплачивает площадка. Например, производственная часть, аренда помещения, штат, страхование, юридический сбор, графический дизайн и маркетинг.

Баттлы ищут таланты

Наряду с западными площадками российские пока зарабатывают более скромные деньги. Точные суммы никто не разглашал, но РБК приводит такие данные: за участие в основной лиге Versus соревнующиеся получают гонорары от 100 тыс. до 750 тыс. в переводе на тенге. Денежки здесь, конечно, играют второстепенную роль. Как для KOTD, так и для российских площадок участие в баттлах позволяет рэперам заявить о себе широкой публике, а значит – сделать карьеру.

По словам Дмитрия Габонская Гадюка Егорова, все зависит от рэпера. «Кому-то баттлы могут помочь, кому-то вредят. Есть и те, на ком это мало отражается. Каждый баттл интересен по-своему. Где-то участвует известный рэпер, где-то шок-контент в виде обилия табуированных тем, где-то скандал», – говорит он.

Тем не менее нельзя с точностью сказать, что выступление на баттле гарантирует пропуск в мир больших возможностей и рэперской карьеры. Тем же западным МС нужно очень постараться, чтобы их заметили и предложили контракт. Наиболее успешным среди российских рэперов, выступающих на баттлах, остается Мирон Федоров, более известный под псевдонимом Oxxxymiron. Лысый паренек с оксфордским образованием и дипломом по средневековой английской литературе под мышкой лихо рифмует слова и уже заработал на этом примерно $1 млн, в то время как Вячеслав Машнов, известный под псевдонимами «Гнойный» или «Слава КПСС» (главный оппонент и победитель Versus в битве с Oxxxymiron), пока зарабатывает около $2 тыс. за месяц. 

Автор:
kapital.kz


Комментарии


Комментариев нет.

Контент устарел, комментирование закрыто