Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

ДВЕ СУДЬБЫ – ОДНО НЕБО


28 октября 2016, 09:18 | 697 просмотров



… Шли годы. И вот в молодой стране Советов наряду с  такими важными лозунгами  как «Все на трактор», «Все на ударную стройку»,  десятки тысяч молодых людей присоединялись к еще одному выдвинутому призыву: «Все на самолет». И тогда за штурвалы самолетов сели тысячи советских девушек.

До недавнего времени считался неоспоримым факт, что за годы Великой Отечественной войны, из двух представительниц женщин Востока, удостоивших высокого звания Героя Советского Союза, обе являются дочерями казахского народа – пулеметчица Маншук Маметова и стрелок-снайпер Алия Молдагулова. Но, в этом 2016 юбилейном для Казахстана году выпущено в свет двухтомное  уникальное издание «Герои Великой Победы - казахстанцы». И здесь  названа третья гордость нашей республики – Хиуаз Доспанова, которая также добровольно ушла на фронт, но в отличии от известных героинь  она единственная летчица-казашка Великой Отечественной войны, служившая в авиации и звание Героя получила уже после событий 1941-1945 годов,  а точнее -  к концу своей жизни.  Хиуаз Каировне Доспановой 15 мая 2012 года исполнилось бы 90 лет со дня её рождения, но, к сожалению, земной путь наша героиня завершила 20 мая 2008 года.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: Дочь Востока – штурман ночного бомбардировщика. Вспомнилось… Ноябрь 1972 года. Нас, слушателей высшей комсомольской школы, организовали на посещение музея комсомола республики, находившегося в здании Центрального Комитета ЛКСМ Казахстана. Нас доставили двумя автобусами  уже к концу рабочего дня, когда мы никак не могли помешать рабочему ритму аппарата ЦК. В помещении музея нас ждали.   Сопровождающая делегацию слушателей директор школы М.Байбакова представила  экскурсовода – Хиуаз  Каировну Доспанову, за плечами которой кроме фронтовой боевой юности – она в годы Великой Отечественной  войны была  штурманом-стрелком 558-го ночного бомбардировочного авиаполка, затем, несмотря на то, что гвардии старший лейтенант с фронта вернулась инвалидом II группы, вела активную общественную работу как партийный активист. Была избрана сначала секретарем по школам, а затем первым секретарем Центрального Комитета комсомола Казахстана. В дальнейшем избиралась депутатом Верховного Совета КазССР, выдвигалась секретарем президиума Верховного Совета республики. Работала в аппарате ЦК Компартии Казахстана, вторым секретарем Алма-Атинского горкома партии.

- Ведь так, Хиуаз  Каировна, я ничего не упустила?

- Все верно. Но не будем сейчас обо мне. Я приветствую молодую смену комсомольских работников в центральном штабе нашей молодежной организации. Отчасти вы знаете историю комсомола республики, но мы пройдемся от стенда к стенду и, увидим подлинные фотографии, документы, характеризующие и время, и людей, и дело, которому они служили верой и правдой, честью и пламенем своих сердец.

Мы слушали Хиуаз Каировну и понимали, что с нами говорит сама история нашего молодежного союза.

А в конце экскурсии и беседы, конечно, были заданы вопросы, много вопросов, в том числе те, когда нам хотелось знать про нашего экскурсовода чуточку больше, чем то, что мы услышали при первом знакомстве.

И вот что примечательно, нас тогда поразила большая скромность Хиуаз Каировны Доспановой. Её рассказ предельно короток и ясен. Было, прежде всего, подчеркнуто, что она принадлежит к тому поколению, юность и гражданское становление которого пришлось на предвоенные годы.

«А ну-ка, девушки, а ну красавицы, Пускай поет о  нас страна…»

Только что отшумели газетные новости про американца Чарльза Линдберга, который удивил мир своим первым беспосадочным перелетом через Атлантику в Европу. Успех молодой советской авиации закрепил не менее бесстрашный перелет Валерия Чкалова, Георгия Байдукова и Александра Белякова по маршруту Москва – Северный полюс – Ванкувер (США). Это было время авиационного триумфа. А тут еще к мужчинам-летчикам присоединились женщины-летчицы. Три подруги, три  Героя Советского Союза – Валентина Гризодубова, Полина Осипенко и Марина Раскова  в 1938 году на самолете «Родина» совершили  беспосадочный полет Москва – Дальний Восток. Тут уж есть чем гордиться, с кого брать пример.

«Меня  просто озарило: вот с кого надо брать пример, значит, и девчонкам можно мечтать о подвиге летчика!» - вспоминала Хиуаз Каировна.

И действительно, у неё, десятиклассницы уральской школы № 1 словно выросли за спиной крылья. Раз и навсегда она определилась со своей будущей профессией. Только летчица, только летать, о чем Хиуаз  объявила родителям, а значит, она поступает на учебу в аэроклуб. Удивительно, родители сразу поняли, дочь не фантазирует, не на волне модного тогда увлечения молодежи родилась её целеустремленная мечта. Конечно, они поддержали её в стремлении получить столь необычную профессию. Так что в предвоенном 1940-м Доспанова, круглая отличница, комсомолка и активистка, ( она и пионервожатая, и секретарь комитета комсомола школы), получила сразу два значимых документа для молодого гражданина  - аттестат зрелости об окончании средней школы и удостоверение летчика запаса. Конечно, с этими документами да отличной характеристикой, ей бы без экзаменов да в МГУ поступать, но она все сделала по- своему: подала заявление  в военно-воздушную академию имени Жуковского. В приёмной комиссии посчитали, что девушка из казахской степи, что-то путает, слишком дерзновенна её мечта. Хиуаз Доспанова получила вежливый, но твердый отказ. Была ли она обижена, разочаровалась ли, «осечка» с поступлением на учебу изменила ли её планы? На сердце была грусть, но в голове роились мысли о том, что «не сразу Москва строилась», «смелость берет города».

Домой она решила не возвращаться. Быстро с ориентировалась и поступила без экзаменационной проверки в Первый московский медицинский институт – это благодаря своему «красному» аттестату. Учебный год пролетел незаметно, летнюю экзаменационную сессию за первый курс прервала начавшаяся война с фашистской Германией. Хиуаз написала  своим родителям письмо, в котором пространно объяснила, чем займется летом 1941 года. Она  по призыву горкома комсомола  столицы трудилась на оборонных работах. Осенью, в связи с осложнившейся военной обстановкой, учеба на втором курсе просто не шла на ум. Какие лекции, какие лабораторные занятия, когда голос диктора Юрия Левитана приносят одну тревожнее другой сводку с передовой. Враг приближается к стенам древнего Кремля. У Хиуаз созрела мысль: «Я хоть начинающий, но медик. Знать, на передовой мне быть необходимо. Но почему простой санитаркой? Я ведь специалист – летчик! Учить не надо…»

Новость о том, что личный идеал Хиуаз – Герой Советского Союза Марина Михайловна Раскова (1912-1943) добивается разрешения формировать  женский авиаполк для участи в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной  войны, как нельзя, кстати, поменяла жизнь Хиуаз Доспановой. Первым долгом она прибежала в ЦК ВЛКСМ, а оттуда её направили в приёмную прямо к  М. М. Расковой.

Вот как происходила её встреча и разговор с легендарной летчицей.

- Когда же вы успели закончить аэроклуб? – спросила Раскова.

- В десятом классе.

- Но вы понимает, на что решаетесь? Речь ведь идет о настоящей войне!

- Но я ведь комсомолка! – таков был ответ Доспановой.

- А родители знают о вашем решении? – допытывалась  М.Раскова.

Ответ  Хиуаз выстроила предельно честно.

- Я их сумела убедить, когда еще поступала в аэроклуб. Прошу вас, товарищ Раскова, примите меня в ваш полк. Я не подведу.

Спустя некоторое время комиссия объявила о положительном решении  судеб добровольцев. Всех принятых прямо от ЦК ВЛКСМ строем повели в общежитие Военно-воздушной академии, сердце у Хиуаз взволновалось.

«Что там скрывать, - говорила Х. К. Доспанова, - это был миг удовлетворения и торжества ущемленного в свое время самолюбия».

Затем было Саратовское военно-летное училище, где проходила подготовка к боевым полетам. Х. Доспанова была зачислена в штурманский класс. Ускоренный курс подходил к логическому завершению и вот весной 1942 года состоялись выпускные экзамены. Летчицы сдавали дисциплины:  теория, азбука Морзе, ночной полет и бомбометание, прыжки с парашютом. Марина Раскова сама принимала некоторые дисциплины. В мае 1942 года первый в истории авиации женский полк легких бомбардировщиков для действий в ночное время был сформирован.

Полк воевал на Северном Кавказе, Кубани, в Крыму. Командовала легендарным полком ночных бомбардировщиков, за штурвалами которых сидели отважные женщины, старший лейтенант, а затем полковник Е.Д. Бершадская. Легкие, потому маневренные и юркие По-2, с не очень большой высоты наносили бомбовые удары по заранее разведанным целям: скоплению техники, живой силы противника. В ночное время, отбомбившись, они быстро поворачивали назад к своим, так что в большинстве случаев враг на земле не успевал даже опомниться.

Наша героиня Хиуаз Доспанова совершила более трехсот боевых вылетов. Особо память сохранила подробности самого первого боевого задания. В паре с командиром звена Катей Пискаревой, кстати, саму Хиуаз боевые подруги называли тоже Катей, такое имя казалось проще и привычнее для них. Задание было нанести бомбовый удар по скоплению противника в районе станицы Майндорф.

Конечно, перед первым боевым вылетом волновались не только сами летчицы, но и все руководство полка  пришло проводить их на задание. Уже в кабине Доспанова вспомнила, что написала заявление о приеме в партию. Но из-за напряженных подготовительных забот, отдать заявление парторгу полка Марии Рунт не успела. Теперь прямо из кабины самолета вручила парторгу четвертушку бумажного листа.

Это теперь есть люди, которые высказывают сомнение в патриотических чувствах, проявляемых советскими людьми, говорят и пишут, мол, советский патриотизм – это миф, раздутый партийно-советской пропагандой. Все это чистой воды ложь! Люди шли на подвиг не ради награды или еще какого-то поощрения, они свято верили в правое дело и со словами «За Родину!»  громили захватчиков, нисколько не думая о своём личном благополучии. В партийном личном деле летчицы Хиуаз Доспановой сохранилось то самое, подлинное её заявление с текстом: «Вылетая на первое боевое задание, прошу принять меня в ряды ВКП (б). Если не вернусь, прошу считать коммунистом. Х. Доспанова». Уместны ли еще, какие особые комментарии?!

К счастью, с первого задания они вернулись благополучно. И на следующий день разведка подтвердила: бомбы ночных летчиц попали точно в цель.

Если полистать книгу бывшего командира эскадрильи Героя Советского Союза Марины Чечневой под названием «Боевые подруги мои», увидевшей свет уже после войны, то можно обнаружить, что нашей героине посвящены пятнадцать страниц. В книге имеются вот такие строки: «Доспанова всегда безошибочно выводила свой самолет на цель и так же точно выходила на свой аэродром». Любой военный летчик скажет вам, что это ни что иное, как прямая заслуга штурмана. Кроме того, на штурмане лежит обязанность смотреть в оба, чтобы вовремя открыть огонь из пулемета по атакующим самолетам противника. А потом, коль потребует обстановка, в кабине штурмана есть штурвал, для того чтобы в экстренных случаях он мог взять управление машиной на себя.

В боях за Кавказ Доспанова была впервые ранена, после госпиталя снова вернулась в часть. Только война не бывает без потерь. Однажды ей пришлось лететь в паре с Юлей Пашковой на бомбометание по скоплению живой силы противника в станице Славянская. Полетели. Ночь выдалась светлой, неплохо видны дома. Наконец самолет завис над нужным квадратом.

«Вдруг в трубке слышу, как, всхлипывая, плачет Юля,  - рассказывает Хиуаз Каировна. – Спрашиваю: «Что случилось, ты ранена?» Юля отвечает: «здесь, в этой станице, живут мои родители, неужели они погибнут? Я остолбенела от ужаса: «Почему же ты не сказала раньше, можно же было попросить в штабе другое задание!» Юля молчит, только плачет. Что делать, приказ есть приказ. Спросила у Юли, где примерно, в какой части станицы дом её родителей. И сбросила бомбы, чтобы обойти его. Но как определить ночью, пусть даже светлой, остался Юлин дом невредимым или нет? Когда благополучно добрались до аэродрома, сразу же обратилась к командиру полка. Бершанская сменила нам задание, чтобы Юлия не участвовала в бомбежке станицы Славянской.

Весна 1943 года на Кавказе и Кубани была дождливой, облака низко висели над землей, не то что ночью, даже днем ориентироваться было сложно. Доспанова и Пашкова возвращались с задания. Вроде бы свой аэродром показался, вот и прожекторный луч  вспыхнул – сигнал для посадки.

«Хорошо помню, как Юля взяла курс на снижение, дальше ничего не помню – только какой-то удар! Когда очнулась, чувствую, что лежу среди обломков самолета. Слышу слабый голос Юли:  «Где мы?» - «Не знаю». – «Сможешь достать пистолет?» Я не смогла. Слышу, как Юля сделала выстрел, второй. Но не звука в ночи. А дальше ничего не помню, видимо, потеряла сознание».

Хиуаз очнулась в госпитале.  У неё были переломаны  руки и ноги. Спина в гипсе. Первая мысль: «А где же Юля?» Спросила, а ей в ответ: «Не волнуйся, она рядом, недалеко, а ты лежи спокойно». Уже потом, много дней спустя, узнала горькую правду: Юлю спасти не удалось. Оказывается, когда их ПО-2 шел на снижение, другой самолет столкнулся с ним. Из четырех членов двух экипажей судьба распорядилась так, что только Доспанова выжила. А повезло ей благодаря привычке – в нарушение инструкции во время полета она не прикрепилась к сидению, поэтому в момент удара её выбросило из кабины.

В книге Героя Советского Союза Раисы Ароновой «Ночные ведьмы» написано, что тогда Хиуаз в буквальном смысле слова побывала на грани жизни и смерти: «Юля Пашкова умерла на операционном столе, у Кати Доспановой тоже не было признаков жизни, и её положили в мертвецкую рядом с подругой. Потом случайно заметили, что она не покрывается мертвенной бледностью. Срочно приняли меры к её спасению, и – о чуда! – её ресницы дрогнули, она приоткрыла глаза. Несколько дней врачи боролись за её жизнь. У Кати, как будто, начиналась гангрена, встал вопрос об ампутации ног. Но главный  хирург госпиталя сказал: «Нет, не могу я лишить ног эту девочку. Они так пригодятся ей, если она сумеет выжить».

И Катя-Хиуаз Доспанова выжила. Выписавшись из тылового госпиталя, она, теперь уже гвардии лейтенант, удостоенная ордена Красной Звезды, медали «За освобождение Кавказа», возвратилась в родной полк.

Снова летала в экипаже с Ириной Себровой. Шли бои за освобождение Крыма. Они бомбили немцев за горой Митридат. Была сложность, потому что приходилось учиться летать над Черным морем в надувных плавательных куртках. Подспудно, Хиуаз преследовала боязнь другой напасти, боли в ногах осложняли ей военную жизнь. А пожаловаться нельзя – сразу направят на перекомиссию и, тогда… прощайте, полеты. Но потом она приловчилась: в ночь, когда должно было выдаваться полетное задание, не выходила из кабины, ночевала и ждала задание в самолете, а рапорт после боевого задания она также отдавала из кабины. Это было единственные послабление, которое выпросила для себя у командования.

Спустя несколько месяцев, уже после госпиталя, она специально съездила в освобожденную станицу Славянскую, там разыскала Юлиных родителей, с радостью узнала, что они живы. Вот только Юли Пашковой уже не было на этом свете.

В боях за освобождение Крыма Х. Доспанова получает звание гвардии старший лейтенант, а на её гимнастерке появляется новая награда – орден Отечественной войны  II степени. Фронтовая газета опубликовала о ней рассказ, написанный Сагингали Сеитовым, будущим видным писателем и поэтом.

А потом Хиуаз получила долгожданное письмо из Казахстана, в котором мама написала: «Я горжусь тобой, дорогая доченька!» Оказывается, политотдел полка направил матери специальное послание, в котором выразил благодарность за воспитание героической дочери. Хиуаз Каировна вспоминала, как тогда она плакала от счастья, читая то материнское письмо.

В конце концов, её болезненное состояние стало очевидным фактом для окружающих. Командование полка учитывало, что, если самолет будет подбит, штурман Катя Доспанова, даже оставшись в живых, самостоятельно не выберется к своим. И тогда, ей было сделано предложение – перейти в штаб начальником связи полка. В новом качестве она вместе с полком громила врага на 2-м Белорусском фронте. Полк воюет в небе Варшавы, Бреслау. Победа над гитлеровским третьим рейхом застала славных летчиц недалеко от Берлина. Они едва успели съездить и посмотреть на поверженный Рейхстаг, оставить на его прокопченных стенах свои автографы, а тут пришел приказ о расформировании полка. Война для Хиуаз Доспановой и её боевых подруг закончилась. Можно возвращаться к родным очагам!

Однако проклятая война принесла нашей героини не только воинское звание, награды Родины, она, к большому её сожалению, стала инвалидом второй группы. Выходило, что о полетах в небо можно уже не мечтать. И тут она вспомнила, что, если быть до конца объективной, коль дорога в небо ей с переломанными ногами заказана, зато путь в медицину открыт.

Однако, она не вернулась в мединститут. Пригласивший её на беседу, тогдашний первый секретарь Западно-Казахстанского обкома партии Мынайдар Салин предложил коммунисту-фронтовичке Хиуаз Каировне Доспановой  попробовать силы на партийно-политической работе. Она была утверждена инструктором обкома партии. Через год училась в высшей партийной школе в Алма-Ате.

Вчерашний бесстрашный воин в новых условиях проявляла грани своего стойкого характера, привносила в партийную, а затем комсомольскую и государственную работу открытость, прямоту, принципиальность и ярко выраженную искренность. Потому за ней закрепилась характеристика как подлинного  вожака масс, пользующимся большим уважением окружающих.

В конце 50-х годов прошлого века последствия фронтовых ранений резко сказались на состоянии её здоровья. Не достигнув даже сорока лет, Хиуаз Доспанова в 1959 году вынуждена была уйти на пенсию. Но она не сидела в кресле, не придавалась горьким размышлениям. Она активно занималась общественной работой, военно-патриотическим воспитанием казахстанской молодежи.

В преддверии 60-летия Победы Указом президента РК Нурсултана Назарбаева героической летчице было присвоено высшее звание нашего государства – Халық Каhарманы. На церемонии вручения знака «Халық Каhарманы» в акимате Алматы, поблагодарив Президента за высокую награду, Х. К. Доспанова с волнением воскликнула: «Да здравствует Республика Казахстан!»

На обложке книги, написанной ветераном комсомола, КП Казахстана и Великой Отечественной войны напечатано: «Хиваз Доспанова. Под командованием Расковой. Воспоминания военного летчика». Эта скромная работа  Х. К. Доспановой, напечатанная в 1960 году в Алма-Ате – своеобразная дань военной молодости, наверное, самым лучшим годам её непростой, а потому интересной жизни. У нас так уж повелось: «Никто не забыт, ничто не забыто!»

А потом мы ведь недаром пели «Нашу биографию»:

Мне не думать об этом нельзя,

И не помнить об этом не вправе я

Это наша с тобою земля,

Это наша с тобой биография.

Хотя до сегодняшнего дня все еще живы утверждения, что пилотировать самолеты не женское дело, женщины летали и летают наравне с мужчинами. В годы войны они защищали вместе с мужьями и братьями небо Родины, проявляя чудеса мужества и героизма. В мирное время они осваивают воздушные трассы, испытывают новейшую авиатехнику, летают пилотами гражданской авиации, устанавливают рекорды на международной спортивной арене. Их имена вписаны золотыми буквами в историю более 120 рекордов мира.

Женщины на равных летают крылом в крыло с мужчинами и по праву называют себя сестрами легендарного Икара.

Автор:
Андрей Березин, писатель-краевед.


Комментарии


Сортировать по времени по рейтингу

Показаны записи 1-3 из 3.

Гость_7384, 28 октября 2016 в 14:12

Очень понравилось, но нет начала...

Гость_7384, 28 октября 2016 в 14:14

Очень интересно читать про таких замечательных людей.

Гость_1336, 31 октября 2016 в 11:00
+1

Андрей Андреевич, по вашим книгам можно представить всю нашу жизнь в Советском Союзе. О чем мечтали, как жили, чем гордились и что берегли. А главное вы рассказываете о людях, которых мы знаем, помним и хотим, чтобы их знали и наши дети, внуки. Спасибо вам за ваши книги и статьи.


Контент устарел, комментирование закрыто