Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

ЛЕТОПИСЕЦ ДУШИ НАРОДНОЙ


17 октября 2016, 09:58 | 624 просмотра



Более трех веков назад на благословенную землю Жетысу пришел человек, которому суждено было стать великим певцом свободы, патриотических чувств, защитником Родины, видным государственным деятелем и прожить долгую, плодотворную в творческом плане и богатую на события жизнь. Его прославленное имя - Кабылиса, Кабан Акын (1686–1824). Он стал одним из ярких представителей национальной казахской литературы, виртуозным мастером искусства айтыса, образно говоря, звездным певцом бескрайних просторов Великой степи. Ему выпало счастье быть удостоенным сразу нескольких почетных титулов: акын-ата, батыр-ата, аулие (праведник), абыз (предсказатель).

 Родившийся в XVII веке в роду жалайыр, старшего из казахских жузов, Кабан (Кабылиса жырау), сын Асана, с юных лет заявил о себе, как талантливый акын, мастер поэтического слова. Впервые выступление его перед народом в качестве акына произошло в 15 лет, когда он рискнул состязаться с соперницей – молодой женщиной по имени Тумарша. С этого первого айтыса – песенного поединка началось его восхождение на  вершину поэтического Олимпа (см. «Айтыс», том I, стр. 173).

С годами мастерство акына совершенствовалось, обретало еще более широкие горизонты, росло число его поклонников.

«По словам старожилов, Кабан жырау был человеком крупного телосложения, отличался прозорливостью, пытливой мыслью, любовью к стихосложению, игре на домбре, других казахских национальных инструментах, - читаем у Ораза Исмаилулы. – Не раз демонстрировал свои  высокопатриотические качества как герой, как батыр на поле брани с врагами. Всегда был готов протянуть руку помощи страждущим, проявляя искреннюю заботу о земляках».

Как выдающийся общественный деятель XVIII века он еще при жизни был прозван Кабан акыном за свой гордый и крутой нрав, смелость, героизм, острый язык. Его называли святым наравне с героями и правителями народа Ескельды и Балпыком.

Ему, рожденному и выросшему на берегу Сырдарьи, вместе с Ескельды и Балпык биями, Оракты батыром, выпала честь возглавить великое переселение жалайыров из родных сырдарьинских просторов в край Семи рек, на берега Или и Каратала. Как свидетельствуют архивы, рассказы аксакалов, передававшиеся из поколения в поколение, всю свою сознательную жизнь, Кабылиса жырау  провел в ущельях горы Шаган, на склоне Лабасы.  Защищая народ, проявлял храбрость, выполнял посольские поручения, он участвовал в управлении хозяйством. Акын ата, для которого выше всего были принципы справедливости, был внимателен к окружающим. Об этом его качестве свидетельствует безвестный акын: «Если к Кабану акыну приходил кто-то печальный, он старался успокоить и развеселить его».

В течение трех веков заслуги, усилия, вложенные Кабылиса жырау в единение жалаиров, развеянных по степи джунгарской агрессией, являются темой многих народных рассказов и преданий.

Время, в котором жил и творил Кабылиса жырау, совпало с суровым периодом, который в народе был назван «Ақтабан шұбырынды» - «Годы великого бедствия».Поэтому Кабылисе жырау не раз приходилось садиться в седло боевого коня, брать в руки саблю да копьё и выступать в качестве рядового бойца против очередного набега джунгарских захватчиков.

Его готовность умереть за народ и землю, пожертвовать собой видна из рассказа правнучки поэта, Маримы Рахметкызы.

Во время войны с калмыками один из жалаирских батыров, выйдя на поединок, поторопился и проткнул соперника саблей. Это повлекло за собой споры, требования калмыков выдать молодого батыра, нарушившего сложившиеся правила поединка. Когда старейшины рода уже согласились выполнить требования противника, вперед вышел Кабан акын со следующими словами: «Этот батыр сможет еще послужить защитой для народа, вместо него я жертвую собой, отдайте меня врагам». И пошел добровольным заложником в руки врагов (из записи Ораза Исмаилулы).

Как Ескельды и Балпыку ему позже заслуженно было присвоено высокое звание бия, он приложил много усилий, внес огромную лепту в единение многочисленных казахских родов из всех трех жузов.

Доктор филологических наук Мырзатай Жолдасбеков приводит легенду, изображающую акына Кабана как святого, предсказывающего будущее.

Однажды прославленные батыры Жетысу - Отеген, Райымбек, Караш и Кабан собрались вместе. Райымбек и Отеген - ровесники, Караш немного младше их, старше всех оказался Кабан. Слово взял Райымбек: - «Отеген, есть поговорка: «Кто много путешествовал, тот много знает». Ты много ездил по свету, мы все уже в возрасте, ты - прославленный батыр, много видел, можешь ли ты сказать нам, что будет с нами после смерти, где мы будем похоронены?» Отеген ответил: «Говорят в народе: избегай того, кто говорит раньше старших. С нами сидит Кабан ага, который увидел этот свет раньше нас. Давайте попросим его сказать». - «Вы, молодые, друг друга подталкивали, а в итоге хотите, чтобы ответил я, - начал Кабан. - Народ изменил имя, данное мне родителями, и назвал меня Кабан. Я останусь лежать возле одного родника, среди густого камыша. Тело мое пролежит на земле, найдут его через три дня. У Отегена характер добрый, приветливый. Ты, Отеген, будешь лежать вдоль плавно текущей реки, но, в конце концов, тебя переместят в другое место. Райымбек, ты общительный. До последнего вздоха над головой твоей будут стоять шум и топот». Это предание рассказывали Кенен Азербаев и Амиркул Кулшыков. (см. «Асыл арналар», Алматы, «Жазушы», 1986).

Если это не вымысел, у нас есть все основания считать Кабана настоящим провидцем. В самом деле, могила Отегена была на берегу «плавно текущей» реки Или, но потомки переместили могилу на высокое место, чтобы она не осталась под водами Капшагайского водохранилища. Райымбек был похоронен вдоль дороги, ведущей из Алматы в Ташкент, эти места и раньше, и теперь полны шума и топота. Его потомки установили высокий памятник, который превратился в священное место, куда приходят поклониться праху великого предка. Прах же самого Кабана покоится у родника на берегу реки Или, среди густого камыша.

Кабылиса-жырау говорил всегда справедливо и открыто, не угодничал перед богачами и правителями, был честен, про таких в казахском народе сложена поговорка: «Даже волосок сумеет разделить абсолютно поровну». И тому есть один пример. Однажды в ауле, где жил акын, барымтачи угнали табун лошадей. Джигиты аула во главе с Кабаном догнали воров и когда все схватились в драке, а один из барымтачей, получив удар дубинкой, скончался. Барымтачи стали требовать выкуп, обратились к судье. Судья вызвал Кабана. На вопрос: «Почему не выплачиваете выкуп?» - Кабан ответил: «Ворам выкуп не положен. Он нашел то, за чем пришел!». Памятуя о своде законов «Жеты-Жарғы», созданный Тауке-ханом, судья не стал дальше продолжать спор.

Кабан акын в своих стихах призывал народ к вере. Из многих его стихотворных наставлений, размышлений не трудно проследить, что он достаточно хорошо знал ислам и его каноны. Что поделать, рукописи не сохранились в первоначальном виде, отдельные места были изменены, искажены или дополнены разными людьми, когда стихи передавались из уст в уста. Этим можно объяснить некоторые нестыковки в стихах. Тем не менее, во многих стихах прослеживаются глубокие мысли, философский взгляд на жизнь.

Многие акыны Жетысу считали Кабылису-жырау своим учителем, воспевали его мудрость, находчивость и быстроту мысли, высокое поэтическое мастерство. Эти  оценки высказывали в своих стихах, например, Акын Сара и Кенен Азербаев. А такие мощные акыны, как Суюнбай, Сарбас, Бахтыбай  поклонялись ему, по праву считая своим наставником.

Кабан акын оставил много изречений, наставлений воспитательного характера. Для кочевых казахов того времени, когда не было школ, Кабылиса жырау раскрыл многие стороны жизни, сущность и значение многих жизненных явлений. Так, в стихах «Счастье, откуда ты идешь» и «Счастье, куда ты идешь» он в форме вопросов и ответов раздумывает над содержательными и нестоящими сторонами жизни. А еще Кабан акын не уставал призывать народ к согласию и дружбе.

Кабылиса жырау являлся участником многих поэтических состязаний акынов – айтыскеров, в большинстве из них он выходил победителем. Его проникновенные, полные глубокого смысла и содержания импровизации рожденные тут же, экспромтом, поэтические строки  буквально обескураживали любого соперника. Акын в ходе айтыса демонстрировал также искусную игру на домбре.

Незаурядный поэтический дар, неиссякаемая энергия Кабылисы жырау имела немалое благотворное влияние на окружающих. Стала легендой его необычайная способность часами импровизировать не останавливаясь. В эти волнующие моменты весь окружающий поэта мир – земля и цветы, животные и горы, вся необъятная Вселенная – оживали на волшебных струнах его домбры, чудесно видоизменялись в воображении сказителя, приобретали новое звучание, новые краски, искусно вплетаясь в сложное, объёмистое эпические полотно. Его мудрые пророчества сыграли важную роль в принятии судьбоносных исторических решений. Вместе с Ескельды бием и Балпык  бием Кабылиса жырау завещал потомкам беречь и любить свою землю – а уж она сторицей воздаст за труды. Если всем объединиться, добрая воля народа способна победить злые силы стихии, противостоять природным катаклизмам – так считали эти далекие предки.

До нас дошли только два айтыса с акынами Тумаршой и Таутан, но и из них видно, что этот многоопытный жырау, как быстрый аргымак, опережал в состязаниях других акынов. Его дар особенно ярко проявился в состязании с девушкой Таутан из Сары-арки на знание загадок. Таутан славилась умением придумывать загадки, в этом была её особенность и сила. Загадки охватывали различные стороны жизни, бытия, религии, и на каждую из них представитель жетысусцев Кабан отвечал без запинки, точно на радость зрителей-болельщиков. Чем не доказательство его находчивости, ума и образованности!

К слову, об образованности, стоит отметить, что в вышедших в свет его стихотворениях «Әрқашан білгенімді салдым хатқа» («Все, что знал, я переложил на бумагу»), «Өзім терген кітаптан оқып, білдім» («Все, что знаю, я вынес из книг») встречаются слова «пишу», «написал». Судя по этому, он был грамотным человеком.

Далее айтыс между Кабылисой жырау и Таутан развивался по традиционным канонам, чередуя этапы промежуточных побед и поражений, радуя ценителей остроумия, выразительного, красочного слога.

Сакен Сейфуллин записал и обработал айтыс акынов Кабылисы и Кояна. Устное народное творчество сохранило для потомков множество прекрасных поэтических перлов, в которых Кабылиса жырау воспевает свою родину.

«О, могучие горы Шаган-тау! Вы покрыты  шапкой сияющих белоснежных ледников, вы даете силу и прохладу чистым родникам, которые питают нас и омывают. Красавица Коксу – серебряная ночью от луны, днем золотая под лучами солнца, стремительная, быстрая, зеленовато-голубая в глубине, животворная и говорливая Коксу».

В картинах родной природы непременно присутствуют также река Каратал и озеро Балхаш. Поэт благодарит Мать-Природу за её бесценные дары:  «Земля поит и кормит, исцеляет и вдохновляет. В единстве человека и природы, в бережном к ней отношении – залог благоденствия будущих поколений, залог радости и счастья».

Хотя поэтическое наследие прославленного Кабылиса жырау (Кабан акына), которому поклонялись и подражали многие акыны Семиречья, недостаточно сохранилось, но все же дошедшие до нас его произведения, стали поистине золотым достоянием должным образом полезным для воспитания сегодняшнего и завтрашнего поколений казахстанцев.

Кабан (Кабылиса) жырау являлся и остается в памяти людской одним из крупнейших представителей национальной литературы, звездным певцом бескрайних просторов Великой степи. Он был народным батыром, освобождавшим казахские земли от бесконечных варварских нашествий несметных полчищ иноземных захватчиков, стремившихся во что бы то ни стало поработить гордый, свободолюбивый народ. Он был признанным общественным и государственным деятелем. Его глубокий философского склада ум, рассудительность, честность во всем, пронзительные, экспромтом рождавшиеся пламенные стихи и жыры звали людей к единению, согласию, мирному сосуществованию под единым «ту» - флагом, поднимали престиж и авторитет тогдашнего правителя казахских земель - султана Абылая. Кабылиса жырау был в числе тех, кто, усадив Абылая на священной земле Туркестана на белогривого красавца - аргымака, способствовал присвоению ему высочайшего статуса казахского хана. Он справедливо судил и решал людские споры вместе с еще одним выдающимся сыном казахского народа Толе би, часто выступал перед земляками со своими стихами - дастанами, жырами вместе с Бухар жырау, бесстрашно сражался с джунгарами в туменах Абылай хана. Был даже пленен. Чудом остался жив. До конца дней своих оставался верным своим взглядам, убеждениям, достойным сыном своего народа, земли казахской.

Кабылиса жырау никогда не уставал бывать среди людских масс, помогал в решении многих житейских проблем, призывал их к уважению друг к другу, к согласию, единению. И не только среди казахского населения, а и среди соседей - кыргызов. Не раз с его непосредственным участием мирно разрешались конфликты с соседями с берегов Иссык-Куля, когда малые ссоры, были вот-вот готовы перерасти в самую настоящую бойню.

Когда ханы первой половины XVIII века Жолбарыс, Абилмамбет, Абулхаир, и после них Абылай, привели племена жалаиров в самые плодородные края Жетысу — в окрестности рек Коксу, Каратал, Или, во многом этому способствовали трое святых: Ескельды, Балпык, Кабылиса -Кабан. Они сделали много для благоденствия народа. Кабылиса жырау, которого великий акын Суюнбай считал своим учителем, глубокими мыслями и пламенными речами поднимал дух народа, а Ескельды и Балпык становились во главе казахского войска. Справедливость троих биев поддерживала сплоченность всех жалаиров. Такие батыры, как Орак, защищали народ и землю. Именно поэтому их имена стали легендой.

На заре независимости РК в далеком теперь уже 1993 году в Коксуском районе Алматинской области широко и торжественно отмечался славный трехвековой юбилей Кабылисы  жырау. Вот что говорила Карима Рахметова, жительница аула Шымыр, проработавшая много лет учителем начальных классов: « Я правнучка известного в казахской степи батыра, акына Кабылиса жырау, который известен в народе как Кабан жырау. Имя Кабан было дано ему благодаря его силе и внешнему грозному виду.  Так назвали его молодые невестки – «женге». Жил наш акын-батыр ата в местности Сарыой  у Шаганских гор.

Мой отец Рахмат являлся внуком Кабылиса жырау от сына Ыскак. От Рахмета родились трое дочерей Марима, я – Карима и сестренка Нагима. Марима – старшая сестра уже несколько лет ушла в мир иной, родила и воспитала хороших сыновей и дочерей. Была супругой известного в Коксуском районе человека, как Жылкай Егинбаев. Я живу в Шымыре, мне далеко за семьдесят, на пенсии. Нагима живет в Алматы.

Мы все помним, как известный в республике общественный деятель, ученый Мырзахмет Жолдасбеков начал изучать личность Кабылиса жырау и написал научные труды про нашего прадеда. В 2010 году благодарные потомки Кабылиса жырау воздвигли мавзолей в урочище Кокбастау Илийского района, где был похоронен Кабылиса ата. А до этого времени в 1954 году наш отец Рахмет поставил на могилу своего деда Кабан жырау памятный камень и посадил дерево.  А в 1977 году семья Жылкайдара поставили туда мраморную плиту. Много было написано о нашем прадеде. Навсегда в памяти народа его песни и стихи. Кроме этого у него был дар ясновидения и предсказателя. До наших дней сохранились эти истории. Есть реликвии, которые хранятся у потомков».

Кабылиса жырау часто говорил: «Как рыба любит жить в озере, человек не может жить  вне людей. При этом умный ведет народ вперед, к лучшей жизни, а глупый тянет к погибели. Наше будущее зависит от каждого из нас. Судьба народа – в твоих руках».

Эти мудрые изречения приобретают особую значимость в наше столь неспокойное время.

Прислушаемся к словам Ж. Есалиновой, правнучке Кабылисы жырау: «Великое дело знать историю края, вскормившего, взлелеявшего тебя, иметь представление о великих личностях, которые сотни лет назад жили здесь, творили свои бессмертные дела. Одним из них является наш славный предок Кабылиса-жырау.

Династия Кабылисы достаточно большая, я являюсь ему правнучкой. Для меня огромная радость, что Кабылисе-жырау мои дорогие земляки оказывают большие почести, в далеком уже 1993 году в Коксуском районе состоялись юбилейные торжества, посвященные его 300-летию, на которые съехались многочисленные гости из самых разных уголков нашего многонационального суверенного государства. Не остались в стороне от этого и мы с мужем. Из личных сбережений выделили на праздник четыре, а наши дети – 50 тысяч рублей. Кроме этого из своего подворья выделили скот для поминального аса. Со всеми родственниками побывали на могиле дочери Кабылисы жырау Коянкоз в Кербулакском районе, устроили там поминальный ас с участием представителя мусульманской мечети. И это тоже было нашим святым долгом. Приятно осознавать, что духу, именам наших славных предков жить в веках! Само это говорит за то, что юбилейные торжества в нашем районе, в нашем селе вылились в большой и радостный праздник для всех жителей нашего благодатного края».

В октябре 2006 года в Талдыкоргане на площади перед бывшим кинотеатром «Казахстан» установлен памятник трем мудрецам - Балпык би, Ескельды би и Каблиса жырау, получивший название «Үш ата». Скульптурная композиция настолько гармонично вписалась в ансамбль города, что уже через пару часов после торжественного открытия и официальных речей по красивым аллеям чинно прогуливались талдыкорганцы.  А ведь ровно двенадцать лет назад в неухоженном скверике был заложен камень, который напоминал горожанам о том, что здесь будет сооружен памятник трем великим биям. К его открытию в Талдыкоргане готовились долго и основательно, ведь памятник воздвигнут на народные деньги. Всего было собрано 37 млн тенге. С благоустройством территории помог акимат Алматинской области.

Событием огромного культурного и духовного значения стало открытие в 2010 году, в неописуемо красивом и живописном урочище Кокбастау, что в Талгарском районе, на берегу главной водной артерии Жетысу - полноводной Или – кумбеза, мавзолея представляющего из себя монументальный мемориальный комплекс. Здесь, в местах, где когда-то жил, творил свои бессмертные произведения славный сын казахского народа, откуда он в отрядах ополчения уходил в поход против алчных отрядов джунгар, а позже был предан земле, и состоялось торжественное открытие  величественного 15 метрового памятника-мавзолея великому казахскому поэту-импровизатору Кабылиса жырау Асанулы. Его воздвигли благодарные потомки, в честь 325 - летия со дня рождения Кабылиса жырау на горе, где покоится его прах.

В урочище Кокбастау, в праздновании трехсотдвадцатипятилетия Кабылиса жырау участие принял тогдашний аким Алматинской области Серик Умбетов. Вместе с сопровождавшими его лицами Серик Абикенович поднялся по гранитным ступеням, ведущим в усыпальницу, в скорбном молчании прикоснулся к мемориальному камню с именем поэта и общественного деятеля. У грандиозной входной арки, где несли почетный караул местные беркутчи со своими крылатыми питомцами, глава области осмотрел стилизованный символ знаний, выполненный в виде раскрытой книги. На мраморных страницах начертаны слова завещания великого предка своим потомкам, написанные Кабаном в год его девяностолетия, незадолго до его кончины – «Мрак не вечен, свет в народе моем всегда».

В честь открытия мавзолея-кумбеза состоялась обширная культурная программа с большим театрализованным представлением, подготовленным артистами областной филармонии имени Суюнбая. Своей пластикой и ритмикой оживили на сцене целый пласт эпохи, навеки оставшейся для степняков в произведениях Кабан жырау. Плач матерей, провожающих своих сыновей на борьбу с безжалостными захватчиками, перекликался с грозным призывом, брошенным Кабылисой жырау, который сулил погибель врагам и завоевателям. Он стал знаменем и боевым ураном – кличем жетысуских сарбазов, которые, не щадя живота своего, рубились на поле брани на смерть. Высокими строфами воспевались свершения жырау, который в одном ряду с другими великими сынами своей земли: Балпык би, Кабанбай батыром, Кадыргали Жалайыром просвещал свой народ, защищал слабых, боролся за справедливость.

В разные годы многогранность таланта Кабан жырау самыми высокими словами отмечали такие известные деятели культуры Казахстана, как Мухтар Ауэзов и Сакен Сейфуллин, Сабит Муканов и Рахманкул Бердыбаев, более молодые Мырзатай Жолдасбеков и Ораз Исмаилов, Сарсенби Даутов, многие другие известные казахские писатели и мастера прозы и поэтического слова. Ученая Алмагуль Канагатова в своих исследованиях проводила параллель, и находила много общего в творчестве Бухар жырау и Кабан жырау.

Ныне именем Кабылиса жырау названы поселки, улицы, школы в городах и селах Алматинской области, возведены памятники, созданы музеи, выпущены в свет множество научно-исследовательских работ, произведений художественной литературы, в СМИ опубликованы обширные статьи.

Первый Президент страны, Лидер нации Нурсултан Абишевич Назарбаев постоянно подчеркивает, что мы должны гордиться своей самобытной историей. Мы должны быть всегда верны славным героическим подвигам наших далеких предков, которые силой духа, а не только оружия, отстояли эту прекрасную землю от врагов, мы должны достойно нести эстафету старшего поколения. Сегодня без знания уроков истории, без памяти о выдающихся личностях прошлого мы не построим будущего. Это они диктуют нам не оставаться равнодушными к эгоизму, цинизму, сластолюбию, стяжательству, необузданности и корысти. Именно эти негативные черты людских характеров бичевал и высмеивал великий земляк жырау. Музеи, памятники, как и мемориал Кабылисы жырау будут незримо нести в себе искру восприятия былого и ощущения причастности к известному героическому прошлому. Параллель между прошлым и грядущим, связывающая звенья времен всегда находит сильный эмоциональный отклик в сердцах всех тех, кто был счастлив прикоснуться к глубинным ценностям духовной сокровищницы народной культуры. Относится это, конечно, и ко всему творческому наследию гения Кабылисы жырау.  В первую очередь.

Автор:
Андрей БЕРЕЗИН, писатель-историк


Комментарии


Комментариев нет.

Контент устарел, комментирование закрыто