Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

ВОЗВРАЩЕНИЕ МАСТЕРА-СКАЗОЧНИКА


9 сентября 2016, 16:41 | 401 просмотр



Билибин – первый график, обратившийся к русской старине для того, чтобы учиться у неё новым приёмам и мотивам.

Н.Радлов

Коль говорить более конкретно – о живописи и, в частности, о книжной графике, искусстве оформления книги, то обязательно следует назвать имя Ивана Яковлевича Билибина (1876-1942), выдающегося русского советского художника журнала и книги.

Что такое Билибин для любителей искусства? Это знаменитая карикатура времен первой русской революции 1905 года – осел в короне. Это ставшие хрестоматийными, даже в буквальном смысле, иллюстрации к русскому эпосу – к былинам, сказкам А.С.Пушкина, к народным сказкам. Иван Билибин – один из первых художников в России профессионально подошел к оформлению книги как единому художественному организму. Признанный мастер театрального костюма, искусный шрифтовик, автор эскизов фресок и иконостаса для православного храма в Александрии и для русского храма в Праге… В его оформлении выходили самые разнообразные издания: от рекламного плаката и афиши, от книжного знака – экслибриса для частной библиотеки до капитального исследования по истории искусства, от школьного учебника, сборника современной поэзии, популярной брошюры до многотомного сочинения.

«Вид Московского Кремля. Оригинал худ. И. Билибина. Гравировал на стали П. Кидиас. Окраска выпущенной марки темно-зеленая» Это цитата из описания коллекции русских и советских знаков почтовой оплаты, хранящейся в музее фабрики Гознак, о марке, выпущенной в обращение еще в 1913 году. А если полистать филателистический каталог почтовых марок мы найдем часто повторяющееся пояснение: «Антураж и композиция худ. И. Билибина».

Нет сомнений, многим филателистам имя И. Я. Билибина знакомо как имя художника-марочника. Экспедиция заготовления государственных бумаг, где прежде печатались почтовые марки, на его творческом пути место, где во всю ширь раскрылся талант художника-графика. И не случайно своим коллегой, старшим товарищем по работе считали Билибина художники и полиграфисты, что трудились в 30-40 годы ХХ века на Гознаке. Наверное, вполне естественно, что  вышедшая  в 1969 году красочная серия из пяти разносюжетных марок, посвященная  графическим произведениям Билибина, выполнена с большой тщательностью и старанием, давно ставшая раритетом в мире почтовых эмиссий.

Иван Яковлевич Билибин родился 4 (16) августа 1876 года в деревне Тарховке, неподалеку от Петербурга, в семье военно-морского врача Якова Ивановича Билибина.

В 1888 году поступил в 1-ю Санкт-Петербургскую классическую гимназию, которую окончил с серебряной медалью в 1896 году. Юношей поступил в рисовальную школу Общества поощрения художеств, где учился три года (1895-1898). Свое художественное образование он продолжал в Мюнхене, два месяца учился в мастерской профессора Антона Ашбе.

В 1900 году Иван Билибин окончил юридический факультет Петербургского университета.

Решающее влияние на формирование творческой личности художника оказали те несколько лет (1898-1900), что Билибин занимался под руководством Ильи Репина в школе-мастерской княгини Марии Тенишевой, затем (1900-1904) под руководством того же Репина в Высшем художественном училище Академии художеств. Именно Илья Ефимович привил ему вкус к той высокой культуре рисунка, безупречной профессиональной технике, которые впоследствии стали отличительными чертами творчества Билибина.

Еще в студенческие годы И. Я. Билибин стал коллекционером: он собирал и изучал предметы крестьянского быта, содержащие элементы искусства, - обиходную утварь, одежду, вышивки, кружева, резьбу по дереву. Занимаясь живописью, посещал этнографические отделы музеев, выставок, в библиотеках знакомился с русскими старопечатными книгами XVI-XVII веков, привлекающими его высоким мастерством гравюры, с более древними рукописными книгами, украшенными изумительными по мастерству исполнения миниатюрами.

Особенно интересовал Билибина лубок – народная гравированная картинка. Ясность замысла, общепонятность образа, лаконизм и выразительность средств – эти особенности лубочной манеры оказали сильное влияние на дальнейшее творчество художника.

Живя преимущественно в Санкт-Петербурге, Билибин, после образования художественного объединения «Мир искусства», становится активным его членом.

В 1899 году Билибин случайно приезжает в деревню Егны Весьегонского уезда Тверской губернии. Здесь он впервые создаёт иллюстрации в ставшем впоследствии «билибинском» стиле к своей первой книге «Сказка о Иван-царевиче, Жар-птице и о Сером волке».

В 1902, 1903 и 1904 годах этнографический отдел Музея Александра III командировал  И. Я. Билибина  для изучения деревянной архитектуры в Вологодскую, Олонецкую и Архангельскую губернии, где он собирал образцы крестьянских вышивок, набойки, резьбу, лубочные картинки, делал многочисленные зарисовки. Архитектура Севера с её деревянными шатровыми церквами, резными крылечками, стройными колокольнями создавали вокруг него атмосферу сказочности.

Об этих поездках сам И. Я. Билибин отозвался так: «Для всякого русского исторического художника непосредственное ознакомление с Севером имеет громадное значение. Это его Рим, это – главное место его специального художественного образования». Свои собственные впечатления Билибин мог бы выразить словами поэта:

У моря видел дуб зеленый;

Под ним сидел, и кот ученый

Свои мне сказки говорил.

Кстати,  Иван Билибин запомнил и поведал миру немало сказок. Поэзия устного народного творчества ожила, засветилась яркими красками под его карандашом и кистью. И это была рука мастера.

Вот одна из лучших сказок, сложенная талантливым народом:

«Василиса собралась, положила куколку свою в карман и пошла в дремучий лес.

Идет она и дрожит. Вдруг скачет мимо неё всадник: сам белый, одет в белом, конь под ним белый и сбруя на коне белая, - на дворе стало рассветать».

Тут художник остановил сказителя. Он увидел и запечатлел в рисунке дремучий лес в предрассветных сумерках, девушку с золотистой косой и легкую тень белого всадника за хмурыми елями. Эта иллюстрация к сказке «Василиса Прекрасная» воспроизведенная на почтовой марке 1969 года достоинством четыре копейки, которая открывает билибинскую серию филателистического раритета.

Послушанием, трудом обрела своё счастье Василиса Прекрасная. Куда более воинствующим нравом наделен персонаж другой сказки – Марья Моревна – прекрасная королевна. Собрался Иван-царевич навестить  своих сестер, выданных за сокола, орла и ворона. Шел, шел он и видит – лежит в поле рать-сила побитая. Спрашивает Иван-царевич: «Коли есть тут жив человек – отзовись! Кто побил это войско великое?» Отозвался ему жив человек: «Все это войско великое побила Марья Моревна, прекрасная королевна».

На марке номиналом 10 копеек дана иллюстрация к сказке «Марья Моревна», раскрывающая заочное знакомство Ивана-царевича с будущей женой. А вот на марке номиналом 20 копеек изображен момент, когда крестьянин, отец трех дочерей, собирается на ярмарку. Две старших просят привезти по сапожкам с золотыми да серебряными подковками, зато меньшая – всего-то перышко Финиста, ясного сокола. В сказке «Финист – ясный сокол» дается обаятельный образ скромной, трудолюбивой и самоотверженной девушки, способной на подвиг во имя чистой любви.

«Финист – ясный сокол» одна из первых сказок, иллюстрированных И. Я. Билибиным. Рисунки к ней  вместе с иллюстрациями к сказкам «Иван-царевич и серый волк» и «Царевна-лягушка» в 1899 году приобрела для издания Экспедиция изготовления государственных бумаг. Этим и было положено начало длительному содружеству художника с полиграфистами.

Художественный талант Билибина ярко проявился в его иллюстрациях к русским сказкам и былинам, а также в работах над театральными постановками. С 1899 по 1902 годы он создаёт серию из шести «Сказок», изданных Экспедицией заготовления государственных бумаг, затем то же издательство выпускает сказки Пушкина с иллюстрациями Билибина. В частности, появились «Сказка о царе Салтане» (1905) и «Сказка о золотом петушке» (1910).

В иллюстрациях к «Сказке о золотом петушке» Билибин использовал мотивы не только древнерусского, но и восточного искусства, что придало рисункам, в особенности сценам с Шамаханской царицей (одна из них воспроизведена на марке ценой 6 копеек), некоторую экзотичность.

В 1905 году издана иллюстрированная Билибиным былина «Вольга», а в 1911 году - сказки Рославлева в издательстве «Общественная Польза». К тому же «сказочному» стилю с древнерусскими орнаментальными мотивами относится постановка оформленной Билибиным оперы «Золотой Петушок» в 1909 году в театре Зимина в Москве.

В духе французской мистерии представлено им «Чудо св. Теофила» (1907), воссоздающее средневековую религиозную драму; Испанией XVII века вдохновлены эскизы костюмов к драме Лопе де Вега «Овечий источник», к драме Кальдерона «Чистилище св. Патрика» - театральная постановка «Старинного Театра» в 1911 году. Шутливой карикатурой на ту же Испанию веет от водевиля Фёдора Сологуба «Честь и Месть», поставленного Билибиным в 1909 году.

Заставки, концовки, обложки и другие работы Билибина встречаются в таких журналах начала XX века, как «Мир Искусства», «Золотое Руно», в изданиях «Шиповника» и «Московского Книгоиздательства».

Будучи певцом старины, Билибин не ушел и от острых вопросов современности, хотя некоторые иллюстрированные им сказки наполнены едким социальным содержанием. Во время революции 1905 года художник создаёт революционные карикатуры. Широкую известность получили его сатирические рисунки. Вот один из них – «Так проходит мирская слава». Коронованный петух в горностаевой мантии с удивлением уставился на блюдо, где лежит вареная курица с обглоданными ножками. Непрочность самодержавия – в этом смысл рисунка.

В третьем номере журнала «Жупел» за 1905 год был помещен знаменитый билибинский  «Осел». Это своеобразный портрет. На полном серьезе выполнена пышная геральдическая рамка – щиты, мечи, копья, знамена, шлемы со страусовыми перьями, мифические грифоны. В центре этой помпезности разместился осел – туповатый, робкий, беззаботно помахивающий хвостиком. Естественно, власти сразу усмотрели в этом рисунке опасную сатиру на самодержавие. Последовали санкции. Журнал «Жупел» прекратил своё существование, а издатель был заключен в крепость.

О личной жизни художника известно, что его первая жена - Мария Яковлевна Чемберс (Чемберс-Билибина) (1874-1962). Художник, книжный график, театральный художник. Училась в Рисовальной школе Общества Поощрения художеств. С 1900 году работала как книжный график. Выставлялась с 1909 года. Сестра театрального художника, графика Владимира Чемберса (1877-1934; с 1917 года жил в Англии). Женой  Билибина  Мария Яковлевна была с 1902 по 1911 годы. Она мать его сыновей Александра (1903-1972) и Ивана (1908-1993). В 1914 году уехала с детьми в Англию; в Россию с тех пор не возвращалась.

С 1907 года Билибин преподавал класс графического искусства в школе Общества поощрения художеств, продолжая преподавание до 1917 года. Среди его учеников в школе были Георгий Нарбут, Константин Елисеев, Л. Я. Хортик, А. Розилехт (August Roosileht), Николай Кузьмин, Рене О’Коннель, К. Д. Воронец-Попова.

В 1912 году И. Я. Билибин женился вторым браком на Р. Р. О’Коннель.

Его вторая жена - Рене Рудольфовна О’Коннель - Михайловская (урожд. О’Коннель; 1891-1981). Художник по фарфору, график. Родной дед художницы - ирландский патриот Даниэль О`Коннель. Родилась в Париже, приехала в Россию около 1910 года. Училась у Билибина в Рисовальной школе Общества Поощрения художеств. После окончания школы преподавала в ней. Работала художником на Императорском фарфоровом заводе (Государственный фарфоровый завод). Их супружество продолжалось пять лет (с 1912 по 1917 гг.) В 1922-1932 годах работала на Ленинградском фарфоровом заводе им. М.В. Ломоносова. От второго брака, с Сергеем Николаевичем Михайловским (1885-1927), имела двоих детей, дочь Еву (1920-1942), которая погибла в блокаду, и сына, погибшего по пути из Ленинграда к матери в Сибирь. В середине 1930-х годах Р.Р. О’Коннель - Михайловская была репрессирована, до 1953 года находилась в ссылке. В ссылке вышла замуж в третий раз. После войны жила в Ленинграде. Работала в фарфоре.

В 1912 году группа московских и петербургских интеллигентов купила земельный участок на Южном берегу Крыма в Батилимане для постройки дач. Билибин был одним из компаньонов, другими пайщиками стали писатели Владимир Короленко, Александр Куприн, Сергей Елпатьевский, Евгений Чириков, художник Владимир Дервиз, профессора Абрам Иоффе, Владимир Вернадский, Михаил Ростовцев. По жребию Билибину достался отрезок земли у самого моря, на котором уже стоял рыбачий домик. К домику была пристроена мастерская. После этого ежегодно по окончании занятий в школе ОПХ Билибин отправлялся в Батилиман и возвращался в Петербург осенью к началу занятий.

В 1915 году Билибин участвует в учреждении Общества возрождения художественной Руси наряду со многими другими художниками своего времени.

После Февральской революции он создал эскиз с изображением двуглавого орла, который использовался в качестве временного символа Российской республики. С 1992 это изображение было положено в основу эмблемы Банка России.

В 1917 году Билибин расстается со своей второй женой Рене О’Коннель.

Когда же революция свершилась, Иван Билибин вначале ее не принял: он уехал в Крым в Батилиман, где жил до сентября 1919 года. До декабря 1919 находится в Ростове-на-Дону, затем с отступлением белой армии попал в Новороссийск. Участвовал в агитпропаганде деникинского правительства. 21 февраля 1920 года на пароходе «Саратов» Билибин отплывает из Новороссийска - эвакуировался вместе с Белой армией. Из-за наличия больных на борту пароход не высаживал людей в Константинополе или в Фамагусте на Кипре, а прибыл в Египет, где русские беженцы были помещены английскими властями в лагерь в Тель-эль-Кебире. Билибин жил в Каире и Александрии, работал над эскизами панно и фресок в византийском стиле для особняков богатых греческих купцов. Изучал египетское искусство, сначала мусульманское и коптское, затем искусство Древнего Египта.

В феврале 1923 года он женился на художнице Александре Васильевне Щекатихиной-Потоцкой, приехавшей к нему в Каир вместе с сыном Мстиславом. Третья жена - Александра Васильевна Щекатихина-Потоцкая (урожд. Щекатихина; 1892-1967, была художником по фарфору, живописцем, графиком. Родилась в Александровске (Запорожье). С 1908 года жила в Петербурге. Училась в Рисовальной школе Общества Поощрения художеств в 1908-1913 годах. С 1915 года участвовала в выставках. С 1918 года и на протяжении всей жизни (с перерывами) работала художником на Императорском фарфоровом заводе (Государственный фарфоровый завод). От первого брака с юристом Николаем Филипповичем Потоцким (1881-1920) имела сына Мстислава (1916-1998).

Летом 1924 года Билибин путешествовал с семьёй по Сирии и Палестине. В октябре 1924 году поселился в Александрии. Бывая на улочках Каира, Дамаска, Иерусалима он часами сидел у лавочек медников, наблюдая, как под чеканкой рождается виртуальный орнамент.

«Он легко знакомился, вел длинные серьезные беседы с людьми самых разных профессий и национальностей, находя с ними общий язык, - свидетельствует Мстислав Николаевич Потоцкий - кандидат биологических наук, оставивший интересные воспоминания о своем  выдающемся отчиме, - так сказать, в буквальном смысле – владея французским, немецким, английским языками, читая по-гречески Гомера и по-латыни Вергилия. Будучи в Египте, он довольно быстро выучился вполне сносно объясняться по-арабски».

В августе 1925 года Билибин с семьей переехал в Париж. Продолжал активно работать в книжном искусстве и сценографии, создал немало красочных панно для украшения частных домов и ресторанов. Его декоративная манера - узорчатая, экзотически броская - стала своеобразным эталоном «стиля рюсс», то есть «русского стиля», за рубежом, питая ностальгические воспоминания. Оформил также ряд православных храмов в Египте и Чехословакии.

В это время он готовит блистательные декорации к постановкам русских опер, художника приглашают оформить балет Стравинского «Жар-птица» в Буэнос-Айресе и ряд опер в Брно и Праге.

Даже в зарубежный период творчества художник всеми помыслами был в России. В далеком Египте, изучая фаюмские портреты, он выводил их органическую связь с древнерусским искусством, прослеживал древнюю, довизантийскую художественную традицию, продлившуюся в искусстве России. Очень характерен для его тогдашних настроений отрывок из письма И.Бродскому (1935 год): «Вместо того, чтобы отдать все свои силы другой стране, хочется их отдать своей Родине…»

С годами Билибин примиряется с советской властью. В 1935-1936 годах он участвует в оформлении советского посольства в Париже, создаёт монументальное панно «Микула Селянинович». Интересно, что Александр Куприн, Константин Коровин и другие видные деятели культуры обращались с просьбами познакомить их с советским послом во Франции именно к И.Я. Билибину. Дело доходило до курьезов. Как-то к художнику зашел бывший царский генерал и, обращаясь к Ивану Яковлевичу, совершенно серьезно попросил: «Передайте, пожалуйста, Буденному, который разбил мой полк, что в случае войны с германцами я готов поступить фельдфебелем в его армию».

С бесконечным уважением относясь к творчеству, Билибин не прощал иного к нему отношения. Это, естественно, сказывалось на его профессиональных симпатиях и антипатиях. Высоко ценя  творчество Добужинского, Петрова-Водкина, Кустодиева, Юона, Трубецкого, Рылова, он, с неодобрением относился к увлечению Николая Рериха совершенно чуждой для русской культуры философией буддизма и видел отрицательное её влияние на творчество этого художника.

В 1936 году художник  и члены его семьи на теплоходе «Ладога» возвратились на родину и поселились в Ленинграде. Билибин начал преподавать во Всероссийской Академии художеств, продолжал работать как иллюстратор и художник театра.

В воспоминаниях М. Н. Потоцкого читаем: «Особенно любил он своих учеников. В этом было что-то от художников эпохи Возрождения. Он интересовался не одними лишь их профессиональными успехами – это естественно для учителя, - а и личной жизнью, интересами, увлечениями. Сколько раз, помню, он ночами  засиживался у книжных полок, подбирая какие-то редкие, труднодоступные материалы из своей богатейшей библиотеки для очередного «студиозуса».

С 1937 по 1942 год И. Я. Билибин жил и работал в доме № 25 (кв. 46) по Гулярной улице Ленинграда (нынешняя ул. Лизы Чайкиной), о чём говорит мемориальная доска на этом доме.

И снова он возвращается к любимым сказкам: заново переработал рисунки к «Сказке о царе Салтане», дополнил их новыми сюжетами, несколько раз переиздал выполненные в Париже свои графические работы – иллюстрации к «Песне про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» М. Ю. Лермонтова и к роману «Петр Первый» А. Н. Толстого.

Сам большой труженик, он и от учеников требовал весьма изрядно. В высшей степени взыскательный к своим работам, воспитывал  то же качество и у начинающих художников. Однажды, один из них на его замечания по поводу излишней «лихости» штриха сослался на Пикассо: «почему же нам так нельзя?» Иван Яковлевич отреагировал немедленно: «Вы, молодой человек, сначала станьте таким же рисовальщиком, как Пикассо, а уж потом, если у вас на то хватит таланта и любви к искусству, можете работать, «как Пикассо». Не раньше».

… Блокадный Ленинград. Самый тяжелый период войны. В канун 1942 года, в бомбоубежище Академии художеств на торжественном собрании Иван Яковлевич Билибин выступил как оригинальный поэт. Он прочел торжественную новогоднюю оду собственного сочинения, посвященную защитникам Отечества.

Герои, сыновья Отчизны,

За вас, за наших славных,

пьем!

И пусть тевтоны правят

тризны,

За них не мы слезу прольём.

Для нас и слава и победы,

Для них – позорище и беды,

И долгий стыд, и долгий срам…

А вы, как древние герои Эллады, Рима или Трои,

К своим вернетесь очагам…

Билибин умер в блокадном Ленинграде 7 февраля 1942 года в больнице при Всероссийской Академии художеств. Последней его работой стала подготовительная иллюстрация к былине «Дюк Степанович» 1941 года. Его похоронили в братской могиле профессоров Академии художеств возле Смоленского кладбища.

Приемный сын И. Я. Билибина – кандидат биологических наук Мстислав Николаевич Потоцкий оставил интересные воспоминания о своем  выдающемся отчиме, представил ряд работ художника и малоизвестные иллюстрации к русским сказкам для первых публикаций, тем самым отметил память об этом удивительном человеке мира искусства.

Большое количество произведений Ивана Яковлевича Билибина находится в Ивангородском (Ленинградская обл.) городском музее. На обложке одной из своих книжек Билибин изобразил знаменитый пушкинский «дуб зеленый» и всех поселившихся возле него героев. Он творил, сознавая свою огромную ответственность человека и мастера, открывающего читателям Древнюю Русь с её национальными традициями, характерами и былинными персонажами. Такая обложка запросто могла бы открывать альбом эскизов и рисунков художника. Там, у сказочного лукоморья, находятся истоки его творчества. 

Автор:
Андрей БЕРЕЗИН, писатель-историк


Комментарии


Комментариев нет.

Контент устарел, комментирование закрыто