Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

Дело Мисюриной и не только. Кто ответит за врачебные ошибки


13 февраля 2018, 15:28 | 1 078 просмотров



Ежегодно в следственные органы поступают тысячи жалоб на врачей, некоторые доходят до суда. Медики получают реальные сроки за врачебные ошибки и ненадлежащее оказание помощи. В октябре 2017-го СК предложил внести в УК изменения, ужесточающие ответственность за подобные инциденты. Медработники протестуют: выходят на пикеты и подписывают петиции. РИА Новости разбиралось, на чей стороне правда.

Бешеная мать

В конце декабря 2017 года Кировский райсуд Астрахани осудил врача-психиатра местной больницы Ольгу Андронову и назначил ей два года лишения свободы за незаконную госпитализацию пациентки. Сама медик считает приговор несправедливым.

В феврале 2016-го бригада скорой помощи доставила в психиатрическую больницу женщину. По словам Андроновой, врачей вызвали дочки: они жаловались, что мать уже пять лет ведет себя неадекватно, конфликтует, угрожает, пишет заявления на дочерей в разные инстанции, в том числе и полицию. Врач-психиатр скорой помощи в присутствии полицейских и дочерей осмотрел женщину и выставил предварительный диагноз: "аффективно-бредовый синдром".

Андронова переговорила с пациенткой: та громко кричала, реплики были отрывочными, не всегда понятными. Психологические проблемы, конфликт, или женщина слышала голоса — определить в ту же минуту было сложно.

В итоге врач приняла решение о принудительной госпитализации — на основании закона о психиатрической помощи. Иначе она попала бы под уголовную ответственность за неоказание помощи.

"Проверить достоверность заявлений дочерей на тот момент как врач-психиатр я не могла. От госпитализации женщина отказалась. Все это было зафиксировано в медицинской карте. Но учитывая угрозы и агрессивное поведение, недобровольная госпитализация была необходимой мерой во избежание трагедии. Ведь речь шла о здоровье и жизни пяти малолетних детей (внуков. — Прим. ред.)", — рассказала РИА Новости Ольга Андронова.

Медик уточняет: по закону она имела право оставить пациентку на 48 часов, чтобы до конца разобраться в ситуации.

Врач скорой помощи

"За это время врачи должны собрать документацию, переговорить с родственниками, посмотреть на больную и вынести комиссионное решение — не менее трех специалистов. Если комиссия решила, что расстройства и опасности нет, пациента выписывают незамедлительно. Если же комиссия считает, что пациента необходимо оставить, она обязана направить свое заключение в суд. До решения суда пациент находится в стационаре ", — объясняет Андронова.

За все время госпитализации, утверждает медик, к пациентке не применялись меры насильственной фиксации, не вводились лекарства. Врачебная комиссия осмотрела пациентку через 10 часов после поступления, когда суточное дежурство Андроновой закончилась. Не обнаружив признаков психического расстройства, медработники ее выписали.

Прошел год, и пациентка подала на Андронову в суд. "Вероятно, она считает, что я некомпетентна и незаконно ее удерживала. Минздрав России проверял мои действия несколько раз — нарушений не выявлено. Следователь пять раз направлял постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Любой психиатр поступил бы так же — за неоказание помощи предусмотрена уголовная ответственность", — объясняет врач.

Позже Андронова узнала, что пациентка подала еще и гражданский иск на возмещение 1 миллиона рублей, но суд ей отказал, поскольку вина врача пока не доказана.

"Может, это и есть ее истинные мотивы? Все видели ее неадекватное поведение, дали показания в суде. Дочери потом сказали, что они с мамой помирились, и то, что писали в своих заявлениях, неправда. Но на момент дежурства я этого проверить не могла, да и не была обязана — действовала в соответствии с инструкцией", — говорит психиатр.

Андронова обратилась во все возможные инстанции и рассчитывает на поддержку медицинского сообщества. Сейчас она ждет решения суда по апелляционной жалобе. Заседание назначено на 1 апреля. Врач продолжает работать.

Раз ошибся — виноват

История Ольги Андроновой неоднозначна. Однако то, что возмущенных качеством медпомощи все больше, — факт. Так, по информации СК, россияне за шесть лет стали втрое чаще жаловаться на врачебные ошибки. Если в 2012 году в следственные органы поступило 2100 обращений, то в 2017-м — 6050.

По словам официального представителя СК Светланы Петренко, каждое третье обращение связано с медицинскими ошибками. Однако далеко не всякий раз возбуждаются уголовные дела и проводятся процессуальные проверки. В 2012 году было возбуждено 311 уголовных дел, в суд направлено 60. В 2017-м возбуждено 1791 дело, в суд направлено 175.

Приговоры врачам с реальным сроком лишения свободы — редкость. Первый прецедент случился в 2015 году, когда врач Воронежской ГКБ № 10 Александр Азаров получил полтора года в колонии-поселении за неоказание помощи пострадавшему в ДТП 27-летнему Александру Колесову. В результате пациент скончался.

Хирурги работают в операционной

Бригада скорой помощи 25 июля 2015 года доставила пострадавшего в больницу "Электроника". По версии СК, лечащий врач Александр Азаров не направил его на УЗИ и не выяснил, имеются ли у пациента травмы внутренних органов. Медики посчитали, что больше всего у пациента пострадала голова, поэтому определили его в нейрохирургическое отделение.

По информации местных СМИ, уже в палате Колесов жаловался матери на боли в животе, но в течение 18 часов в больнице к нему никто из медработников не приходил. Мать искала врачей, просила помочь сыну. Обращалась и к Азарову. На следующий день состояние Колесова резко ухудшилось, ему сделали операцию.

В операционной у пострадавшего нашли разрыв тонкой кишки в двух местах. Вскоре пациент скончался. Смерть наступила от тупой травмы живота, осложнившейся развитием разлитого фибринозно-гнойного перитонита.

Прокурор попросила назначить подсудимому 2,5 года лишения свободы в колонии-поселении с лишением права заниматься медицинской деятельностью сроком на 3 года. Защита врача и он сам заявили, что его вины нет, так как симптомов не было, а разрыв случился уже после смены Азарова. В итоге суд приговорил медика к 1,5 годам лишения свободы.

Приговор гематологу

Второй и, пожалуй, самый резонансный в российской медицине случай, когда врача осудили за смерть пациента, — история гематолога из Москвы Еленой Мисюриной. По информации следствия, в июле 2013 года при проведении трепанобиопсии (взятие образцов костного мозга и костной ткани. — Прим. ред.) она повредила кровеносные сосуды пациента. Через несколько дней больной скончался. 

Осложнений после проведения исследования не было, пациент самостоятельно покинул клинику, но через 12 часов поступил уже в другую больницу с подозрением на аппендицит. Там он перенес операцию и умер на четвертые сутки. Следствие считает, что Мисюрина "нарушила методику, тактику и технику выполнения" процедуры.

Врач-гематолог Елена Мисюрина в Мосгорсуде

Ключевым доказательством вины послужила экспертиза, основанная на заключении патологоанатома клиники, где была проведена операция.

22 января 2018-го суд первой инстанции приговорил Мисюрину к двум годам лишения свободы в колонии общего режима — "за оказание медицинской помощи, не отвечающей требованиям безопасности, повлекшей за собой смерть пациента". Врача арестовали в зале суда.

Дело Мисюриной вызвало широкий общественный резонанс: за нее вступились эксперты, главврачи московских клиник и ряд чиновников. В президентском Совете по правам человека призвали к пересмотру дела, правозащитники направили в Генпрокуратуру обращение в поддержку врача.

В результате прокуратура попросила отменить приговор и вернуть дело на рассмотрение, поскольку следствие, по мнению надзорного ведомства, проходило с нарушениями. В частности, вскрытие провели без наличия соответствующей лицензии, также не были разобраны действия персонала больницы, где скончался больной. 5 февраля Мосгорсуд заменил арест на подписку о невыезде. Решения по апелляции Мисюрина дожидается дома. Дата заседания пока неизвестна. 

Что такое врачебная ошибка

С юридической точки зрения понятие "врачебная ошибка" не существует. Законодательству такой термин неизвестен, поэтому юристы, как правило, его не употребляют. Он распространен преимущественно в медицинской литературе.

Равно как и нет отдельной статьи для медиков в Уголовном кодексе. Дела чаще всего возбуждаются по статьям за причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ), причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ст.118 УК РФ) и неоказание помощи (ст. 124 УК РФ).

Медицинская общественность считает, что ужесточение законодательства приведет к печальным последствиям. По мнению доцента кафедры судебной медицины и медицинского права МГМСУ им. И. А. Евдокимова Ивана Печерея, врачебная ошибка и уголовно наказуемое преступление — совсем разные вещи.

"Врач, как и любой другой человек, может ошибаться, он не робот. Другое дело — каковы причины этой ошибки. Сейчас общественность настроена резко против врачей, считается, что если медик оступился, значит, он виновен. Но в реальности большая часть ошибок зависит от других факторов. Например, неисправность оборудования, особенности диагностики заболевания, аномалии развития того или иного органа, нетипичные осложнения и иные ситуации, которые специалист не может предугадать, даже если он все делает правильно, по науке, используя все методы и исследования", — поясняет Печерей.

Такого рода ошибки, уверен он, не должны быть наказуемы. Другая проблема, на которую Печерей обращает внимание, — отношение общества к врачам. По его мнению, в настоящее время в медиках видят, в первую очередь, убийц.

"Медработники сейчас трудятся в достаточно жестких условиях, наблюдается тотальный дефицит кадров. Низкая зарплата заставляет работать на две и три ставки, на износ. Это сказывается на качестве и доступности медицинской помощи. Огромные очереди, проблемы с талонами, усталый вид врача и неспособность уделить много времени, разумеется, вызывают гнев у пациента. Но выплескивается он не на органы власти, а на простого человека в белом халате", — полагает эксперт.

Он не сомневается: недовольство гражданского сообщества спровоцировало повышенное внимание правоохранительных органов к людям в белых халатах.

"Во всем мире нет уголовной ответственности за врачебные преступления. Есть лишение права заниматься медицинской деятельностью, либо лишение страховки. Кроме того, ответственность нужно переводить из уголовной в административную. А если ужесточить ответственность, медики будут уходить из профессии", — резюмирует Печерей.


Комментарии


Комментариев нет.

Ваш комментарий:

Ваш IP адрес 50.19.34.255 будет сохранен вместе с комментарием