Республикалық қоғамдық-медициналық апталық газеті

«Высокие амбиции и низкий профессионализм»


6 февраля 2018, 10:50 | 1 046 просмотров



Сетевые СМИ о казахском кино

Гульнар АБИКЕЕВА – «Казахское кино: высокие амбиции и низкий профессионализм» — Трудно подводить итоги, когда нет особых достижений. Казахстанский кинематограф можно сравнить с кораблем, который находится в свободном плавании в нейтральной зоне. Он не национальный, не коммерческий, не фестивальный. Вроде престижно плыть на этом корабле, поэтому кто только на него не заскакивает – и музыканты, и кэвээнщики… Вот только профессионалов на нем остается все меньше и меньше. А главное – все время меняется команда корабля, и нет у нее ни капитана, ни даже маршрута следования. Поэтому он не плывет, а, скорее, дрейфует. То есть отечественное кино не приносит особой радости зрителям, не завоевывает призов на кинофестивалях и не несет гордо знамя казахстанской культуры.

Надо сказать, что корабль этот не маленький, и он с каждым годом набирает обороты. В 2017-м в Казахстане было снято 36 полнометражных игровых фильмов. Для сравнения: в 2010-м на экраны вышло 10 таких картин, в 2013-м – 19, в 2015-м – 21, в 2016-м – 28. Из 36 прошлогодних кинолент лишь две были сняты на киностудии «Казахфильм» – «Оралман» Сабита КУРМАНБЕКОВА и «Казахское ханство. Алмазный меч» Рустема АБДРАШОВА. Все остальные – продукция частных киностудий.

2018-02-04-film-ona-kazakhstan.jpgФильм «Она»

В коммерческом кино рейтинг определяется автоматически по кассовым сборам, поэтому список лидеров 2017 года выглядит так:

«Бизнес по-казахски» – 264 млн. тенге.

«Брат или брак» – 189 млн. тенге.

«Келинка тоже человека» – 131 млн. тенге.

«Казахское ханство. Алмазный меч» – 81 млн. тенге.

Любопытно, что при ежегодно увеличивающемся общем количестве выпускаемых фильмов наш кинематограф на международных фестивалях ежегодно представлен не более чем тремя-четырьмя картинами. Так, в 2017-м честь казахстанского кино на протяжении многих месяцев подряд отстаивал фильм «Оралман» Сабита КУРМАНБЕКОВА. Он получил «Приз за режиссуру» в Тегеране, Гран-при на «Евразии» в Астане, «Приз за лучшую мужскую роль» в Казани, «Специальный приз» в Мангейме, два приза на «Фестивалях религий» в Италии. И только осенью у нас появились другие участники международных кинофестивалей: «Грязь большого города» Наримана ТУРЕБАЕВА была показана в Коттбусе, «Света» Жанны ИСАБАЕВОЙ – в Токио, «Она» Акана САТАЕВА – в Бусане и Каире.

А что видит наша аудитория? Те фильмы, которые имеют хорошие кассовые сборы, но говорит зритель о тех картинах, которые затронули за живое. Вот и меня в этом году взволновали две, казалось бы, коммерческие картины – «Арман. Когда ангелы спят» Рашида СУЛЕЙМЕНОВА и «Неделимое» Олжаса АХМЕТОВА. Понятно, что они не будут отобраны для кинофестивалей, так как в них отсутствуют свой особый киноязык и серьезные художественные обобщения, зато просматривается очевидный социальный смысл. И это, безусловно, не может остаться незамеченным.

Завершая разговор, хочу отметить: принципиальным отличием современного казахстанского кинематографа является то, что «корабль кино» движется сам по себе, подчиняясь только воле рынка. Увы, на нем нет ярко выраженного творческого лидера. Но продюсеры коммерческого кино постоянно подбрасывают «уголь в топку корабля»: каждый месяц, за исключением летнего сезона, мы видели в прокате по три-четыре отечественных фильма. Не страшно, что они средненького качества. Согласно закону сохранения энергии, количество, в конце концов, перейдет в качество. Пусть у нас не было в прошлом году больших фестивальных побед, но несколько фильмов уверенно поднимали знамя казахстанского кино. Главное же достижение отечественного кинематографа образца 2017-го я вижу в том, что он начал обретать свой голос, резонирующий с настроениями в обществе.

«Больше половины казахстанских фильмов за 2017 год могут претендовать на «Золотую малину»» — «Золотая малина» (англ. Golden Raspberry), также «Раззи» (англ. Razzie, сокр. от англ. Razzie Award) — придуманная в 1981 году американцем Джоном Уилсоном (англ.) русск. антинаграда, отмечающая худшие актерские работы, сценарии, режиссуру, кинопесню и фильм года.

Казахстанский кинокритик Карим КАДЫРБАЕВ назвал фильмы отечественного производства, которые могли бы попасть в шорт-лист «Золотой малины» — В частности, я совсем недавно отсмотрел материалы по фильмам: «Мы из Сандыктау», «Мажоры», «Слепая любовь» «Любовь по наследству».Во всех этих фильмах присутствуют проблемы, начиная от сценария, заканчивая актерской игрой. И выделить что-то конкретное очень сложно. Если в Голливуде все-таки на звание анти-Оскараноминируют фильмы, сделанные профессионалами, то у нас это, как правило, кино, сделанноенепонятно кем, и непонятно на какие средства. Больше всего непонятно, почему съемочные группы фильмов не хотят замечать, что у них плохой сценарий и очень плохая режиссура.

Ксения ЕВДОКТМЕНКО – «Страшная тайна?» — Специалисты и общественное мнение уже вынесли вердикт: 2017 год оказался прорывным для отечественной киноиндустрии. Фильмы наши деятели снимали, несмотря на все кризисы, — что уже хорошо. Но что еще лучше, публика шла в кино, чтобы эти фильмы смотреть. Так и хочется вооружиться цифрами и сравнить, кто же какую кассу собрал. Кто из мэтров крут, кто до противности крут, а кто, увы?.. Есть, конечно, вечные ценности, но все-таки продукция киношного массмаркета измеряется исключительно зрительским голосованием в кассу.

Но вот тут как раз засада — красные дорожки есть, предпоказы есть, шумиха вокруг присутствует, а вот цифры являются коммерческой тайной, что специально прописано в договорах с компаниями-прокатчиками: особым пунктом отмечено, что сумму кассовых сборов за фильм компания может озвучивать только с согласия создателей фильма.

Немногие официально озвучили сумму сборов. Например, бесспорный лидер проката фильм “Брат или брак”, стартовавший под занавес 2017 года, по состоянию на 4 января 2018-го, по данным компании-прокатчика, собрал 454,5 миллиона тенге.

В числе раскрывших цифры создатели фильма “Оралман из Питера”, они готовы произнести вслух официальную сумму сборов — 34 миллиона тенге.

Большинство же создателей казахстанского кино предпочитают скромно молчать. Правда, существует небольшая лазейка – о популярности отечественных фильмов можно судить по данным онлайн-продаж билетов и недельных рейтингов, поскольку эти цифры находятся в открытом доступе. То есть если фильм попадает в топ-десятку, то можно увидеть сумму его сборов и за неделю, и за время проката.

Мади МАМБЕТОВ, кинокритик — Казахстанское кино — это точный срез отечественного бизнеса, и проблемы у него точно такие же, как у всего государства с учетом, непрозрачностью. До сих пор у нас нет системы, четко и точно отслеживающей ВСЕ продажи билетов в кино. Вообще, в этой сфере воруют все: продюсеры, прокат, сами киношники. Кому-то невыгодно отчитываться перед инвесторами, кому-то не хочется привлекать внимание к своим финансовым успехам, кто-то перед налоговыми службами предпочитает выглядеть работающим себе в убыток. Обратите внимание — все жалуются на то, что кино не приносит прибыли, что даже хорошие сборы не покрывают затрат, но тем не менее с каждым годом в стране снимают все больше фильмов, причем, как правило, на частные деньги… Из всего этого можно точно сказать, что кино, особенно в нашей стране, — это очень мутный бизнес. Если человек не откровенничает, значит, он лукавит…

«Мухамедиулы о приватизации «Казахфильма»: никто не хотел покупать» — Приватизация такого уникального объекта, как «Казахфильм», не повлияет на дальнейшую судьбу отечественного кино, так как в любом случае объект останется в собственности государства, сказал министр культуры и спорта Казахстана Арыстанбек МУХАМЕДИУЛЫ — Я скажу, там включено на продажу только 49% «Казахфильма», а 51% все равно остается за государством.

Он добавил, что киностудия была включена в список объектов, подлежащих приватизации, около 4-5 лет назад, однако до сих пор желающих купить акции не было — «Если за эти годы не было заинтересованных покупателей, то я только приветствую, что их нет«.

Ранее депутат мажилиса Куаныш СУЛТАНОВ попросил не включать в список приватизации киностудию «Казахфильм». Он отмечал, что новый владелец, выкупивший студию, будет проводить свою идеологию, и страна лишится отечественного кино. Депутат также выразил беспокойство, что казахстанские специалисты киноиндустрии будут вынуждены выполнять навязанный заказ.


Комментарии


Комментариев нет.

Контент устарел, комментирование закрыто